Архив рубрики: Воспоминания

МЕЧТА НАРКОМА — ОКЕАНСКИЙ ФЛОТ

 (Статья ветерана  вице-адмирала В.В.Смирнова)

image001

 

Ветеран ВМФ СССР-России, вице-адмирал Смирнов Владлен Владимирович

 

Владлен Владимирович родился  в поселке Волосово, Ленинградской области в семье действующих офицеров, участников Великой Отечественной войны. В 1967 году окончил ВВМУРЭ имени А. С. Попова, а в 1979 году — командный факультет Военно-морской Академии с отличием. С 1967 года была служба в подводных силах Северного флота, он участник десяти боевых служб на подводных лодках и двух дальних походов на надводных кораблях в акваториях Атлантического океана и Средиземного моря.

С 1973 года проходил службу в структурах Разведки Северного флота, в 1985-1990 годах — начальник Разведки флота.  В 1990-1995 годах заместитель, начальника Разведывательного управления Главного штаба ВМФ СССР и РФ. Награжден: орденами «Красной Звезды» и «За службу Родине в Вооруженных силах СССР» III степени, 15-ю медалями и именным оружием.

С 1997 года по 2001 год работал в центральном аппарате Федеральной пограничной службы РФ. С 2003 года на общественной работе в ветеранских организациях, принимает активное участие в патриотическом воспитании молодежи.

image003

Владлен Владимирович с женой Любовью Феофиловной и внучкой Полиной

В следующем 2019 году, произойдет много юбилейных мероприятий, связанных с именем известного в стране Героя Советского Союза, Адмирала Флота Советского Союза,  Кузнецова Николая Герасимовича. Встречаясь с детьми, на различных мероприятиях в ГБОУ города Москвы «Школа №1465 имени адмирала Н.Г.Кузнецова». Работая совместно с ветеранами МОО МСН, первого экипажа авианосца «Адмирал Флота Советского Союза Кузнецов» и «ВМА имени Адмирала Флота Советского Союза Н.Г.Кузнецова» по подготовке к юбилейным датам, хочется еще раз вспомнить и рассказать о флотоводце Н.Г.Кузнецове.

В данной статье с опорой на анализ доступных официальных документов, личных Николая Герасимовича Кузнецова записок и воспоминаний, а также публикаций его единомышленников и соратников, исследователей и историографов его деятельности и российского флота существуют полные основания утверждать.  Адмирал Флота Советского Союза Н. Г. Кузнецов — это не только выдающийся флотоводец Великой Отечественной войны 1941- 1945 годов. Он как государственный деятель, в ранге Наркома ВМФ СССР, один из ключевых идеологов, инициаторов и организаторов создания Океанского, атомного, ракетно-ядерного российского флота.  Об исторической роли Н.Г. Кузнецова в контексте создания Океанского, атомного, ракетно-ядерного флота во многих публикациях фрагментарно упоминается об этом, наиболее подробно в книгах и статьях известного флотского историографа контр-адмирала Г. Г. Костева.

Хочется показать изумительную масштабность этого человека, универсальную одаренность и образованность, умение заглянуть «за горизонт» сегодняшних знаний научных и технологических при выработке замысла и организации разработки первой послевоенной программы военного кораблестроения.

image005

Адмирал Флота Советского Союза Н.Г.Кузнецов (1904-1974 гг)

 

Привожу примеры в хронологическом порядке, которые дают повод для восхищения стратегической прозорливостью Н.Г. Кузнецова. Представьте себе, идет тяжелейший 1942 год, только с неимоверными усилиями и жертвами  были разгромлены немцы под Москвой. Нарком Н.Г. Кузнецов, осмыслив опыт боевого применения флотов на морских и океанских акваториях, в идущей мировой войне,  ясно понимая слабость и недостатки  устаревшего прибрежного флота СССР, дает указания Военно-морской академии провести научно-исследовательскую работу (НИР) на тему «Тенденции развития военного кораблестроения». Это подчеркивает его глубокую убежденность и веру в нашу  Победу в Великой Отечественной войне и уже заботу о будущем советского флота, способного отстаивать интересы Отчизны на морях и океанах.

Так было положено начало реализации ранее задуманного им предвоенного плана, разработать внятную государственную программу военного кораблестроения осмысленной и цельной, гарантирующей создание современного мощного флота, способного надежно обеспечивать интересы страны на морских пространствах в условиях динамично изменяющегося мира. Мотивация сделать это, как говорил в своих воспоминаниях Николай Герасимович: «…поселившееся в душе моей непреодолимое желание выполнить задуманное…».

Изучив и осмыслив опыт боевого применения авианосцев в ходе идущей войны на море флотами США и Великобритании на Атлантике и флотом Японии на Тихом океане, Николай Герасимович пришел к глубокому убеждению, что основой боевой устойчивости корабельного соединения в удаленных районах моря являются авианосцы.  Поэтому в 1943 году он дал указание управлениям Наркомата подготовить оперативно-тактическое задание (ОТЗ) на разработку проекта авианосца. Три года ушло на определение общего круга проблем и понимания того, что и как надо строить. При этом следует подчеркнуть, что это происходило, в условиях продолжающейся Отечественной войны, когда и сам Н. Г. Кузнецов, и все люди Наркомата до предела были заняты решением текущих и иных вопросов по обеспечению боевых действий флотов. Эта работа была над программой более чем служебный подвиг во имя будущего отечественного флота.  К сентябрю 1945 года проект первой послевоенной программы военного судостроения был сверстан. В докладной записке по обоснованию важности и необходимости усилить боевую мощь флота современными кораблями и подводными лодками Н.Г. Кузнецов дает объективную оценку складывающейся международной обстановки по размежеванию с союзниками по антигитлеровской коалиции, которые вынашивают тайные планы разрушения СССР, основная военная мощь этих стран сосредоточена в морском флоте и авиации. Для нейтрализации угроз с моря и воздуха требуются современный флот и противовоздушная оборона. Для убедительности и понимания числа кораблей,  необходимых для постройки приводится количественный расчет соотношения сил, где было очевидно подавляющее превосходство ВМС США и Великобритании над ВМФ СССР.

В оценке, данной адмиралом Н. Г. Кузнецовым складывающейся международной военно-политической обстановки поражает и восхищает талант стратегической дальновидности, политической смелости и гражданского мужества, с учетом того времени, официально беспрецедентно открыто и прямо заявить руководству страны о развале антигитлеровской коалиции и противостоянии нам Великобритании и США. Следует отметить, что это было заявлено Николаем Герасимовичем за шесть месяцев до речи У.Черчиллем пятого марта 1946 года в Фултон — колледже штат Миссури Соединенные штаты в присутствии президента страны Г. Трумэна, где был дан старт «холодной войне» Запад — СССР, и за три с половиной года до создания четвертого апреля 1949 года Северо — Атлантического альянса (НАТО),  ставившего своей целью разрушение СССР.

В разделе по обоснованию каждого типа кораблей, которые следует построить, Н. Г. Кузнецов подчеркивает необходимость использовать технологическую волну современного развития вооружения, технических средств, связи, навигации, акустики и средств обеспечения движения, что сможет качественно повысить боевую мощь флота в кратчайшие сроки. Эксперты уверяют, что по глубине понимания вопросов строительства,  вооружению  кораблей, по размаху деятельности и разнообразию проектов не было  равных среди морских руководителей его времени. Разработанная первая послевоенная программа военного судостроения, под руководством Н.Г. Кузнецова была грандиозным оборонным проектом и мощным интеллектуальным импульсом. Была направлена, на развитие научных и технологических цепочек производства, разных направлений  промышленности в интересах укрепления обороноспособности страны. Образно говоря, по замыслу Н.Г.Кузнецова программа сможет выполнить функцию «разгонного блока» для всех смежных с судостроением сфер промышленности, даст возможность сконцентрировать науку и производства на создание новых технологий и соответствующих им технических средств и оружия для флота.

В первой декаде сентября 1945 года Главком ВМФ Н.Г. Кузнецов, подготовленный проект  программы военного судостроения на 1946-1955 годы,  представил на рассмотрение: непосредственному начальнику И.В.Сталину, в Правительство (Совет Народных Комиссаров СССР) и Постоянную комиссию по вопросам обороны при Президиуме ЦК ВКП(б).

Как, позднее вспоминал Николай Герасимович, с программой многие были не согласны, значительные разногласия по строительству многих типов новых кораблей флота были как в ЦК партии, так и  Наркомата ВМФ с Наркоматами судостроительной промышленности, обороны и некоторыми другими ведомствами страны. Однако  И.В. Сталин,  в соответствии с сохранившимся планом проведения у него совещания, по программе строительства флота на 1946-1955 годы, программу не отверг и в стратегическом плане с ней согласился. Однако он считал, что в данный момент надо решать более важные и острые социально политические вопросы. К которым относились  такие как, восстановление разрушенной войной страны и помощь освобожденным от фашизма странам Восточной Европы, что требовало громадных ресурсов страны.

Тем не менее, на совещании И. В. Сталин показал, что он хорошо изучил вопрос программы военного судостроения и имел, по каждому типу кораблей и их количеству для каждого из флотов страны свое мнение. Так он советовал: «…число линкоров сократил бы еще, а число тяжелых крейсеров, наоборот, увеличил бы…», и дал объяснение почему.  По его мнению,   для обороны с воздуха надо строить специальные корабли и не перегружать дополнительным оружием крейсера. Когда дошли до обсуждения строительства больших и малых авианосцев, И. В. Сталин сказал: «…Подождем и с теми и с другими…». Н. Г. Кузнецов доложил суть необходимости строительства авианосцев. Сталин изложил свое видение и после короткого обсуждения, имея в виду Северный флот, сказал: «…построим две штуки малых…».

Присутствовавшие на совещании чиновники различных наркоматов, не зная мнения И. В. Сталина по вопросу программы, в качестве основного замечания выдвигали очень высокую денежную стоимость программы. Действительно, стоимость этой программы была велика, но не настолько, чтобы ее невозможно было выполнить, тем более И. В. Сталин понимал, что выделять деньги требовалось не единовременно, а течении десяти лет, поэтому и согласился с программой. Однако, чиновники услышав критику И.В. Сталина отдельных позиций программы, по своему ее истолковали и в последующее время подвергли программу военного судостроения обструкции, действуя сообща через Правительство и ЦК ВКП(б).  Нарком  на всех уровнях власти жестко и компетентно отстаивал позицию ВМФ по вопросу программы военного судостроения.  27 ноября 1945 года Постановлением Совета Народных Комиссаров СССР десятилетняя программа военного судостроения была введена в действие.

Однако, борьба чиновников с реализацией программы военного судостроения не утихала и в последующие годы. На совещании,  под руководством И. В. Сталина, при обсуждении кораблестроительных вопросов армейские руководители и части  наркоматов при И.В. Сталине робко возражали, не зная его мнения. Убедительные, обоснованные, логичные доказательства Н. Г. Кузнецова о необходимости создания мощного флота, диктуемые складывающейся военно-политической международной обстановкой, в конечном итоге с определенной корректурой одобряемые И.В.Сталиным, просто их раздражали. У некомпетентных, уязвленных  чиновников, возникшая при обсуждении программы строительства флота неприязнь к Н.Г.Кузнецову, переходили в скрытую, а у отдельных, открытую ненависть. Давление на Главкома, программу военного судостроения усиливалось.

К сожалению, его многочисленные доклады в высшие партийные и административные инстанции о необходимости иметь мощный, сбалансированный состав кораблей и подводных лодок, оснащенных техническими системами и оружием на уровне последних научных и технологических достижений, программа военного судостроения в полной мере не воспринималась, субъективно критиковалась и за спиной без согласования,  переносились сроки строительства кораблей на более позднее время по объективным и , часто надуманным, причинам.

Боевой, активный, настойчивый, прямолинейный и не идущий на компромиссы с совестью и долгом Н. Г. Кузнецов представлял неудобную фигуру для окружения И. В. Сталина, вошел в острое противоречие с их должностными интересами и позицией по вопросам дорогостоящего строительства кораблей, разрушал, многих устраивающий, сложившийся кремлевский порядок взаимоотношений. В конце января 1946 года И.В.Сталин принял решение разделить Балтийский флот на два. Главком Н.Г.Кузнецов категорически возражал, был не согласен с таким решением и заявил: «… если я не подхожу, прошу меня убрать…». И. В. Сталин ответил: «…когда нужно, уберем…». По воспоминаниям самого Николая Герасимовича «…это явилось сигналом для подготовки, последовавшей позднее, расправы со мной…». Процесс опалы Н.Г. Кузнецова был запущен.

25 февраля 1946 года,  вышел Указ Президиума Верховного Совета СССР, об упразднении Наркомата ВМФ,  (правда, был он вновь воссоздан в 1950 году в формате Министерства ВМС).  Цель  Указа, не только уменьшить роль и значимость Наркома Н.Г.Кузнецова, в решении военных и других вопросов.  Главное было, вывести его  из-под непосредственного подчинения И.В.Сталину, и переподчинить МО СССР Н.А. Булганину.

И все «закрутилось»,  весной 1946 года при очередной размолвке Н.Г.Кузнецова с, исполнявшим обязанности Наркома обороны, Н.А.Булганиным по поводу помещений для управлений ВМФ, И. В. Сталин встал на сторону позиций Кузнецова и упрекнул Н.А.Булганина. По воспоминаниям Николая Герасимовича, уже в кабинете Н.А. Булганина, он заявил:»… что «..знает, как варится кухня…», пообещав при случае все вспомнить…». Н. Г. Кузнецов, будучи глубоко порядочным человеком, не воспринял эти слова как прямую, неприкрытую угрозу. Но кремлевские чиновники хорошо знали и умели,  как  в нужный момент запустить механизм репрессии против неудобного им человека.  После этого как бы случайно, быстро нашелся в минно-торпедном управлении ВМФ капитан I ранга В.Алферов, написавший донос с фальсифицированными сведениями времен 1944 года и обвинениями на текущий момент руководства ВМФ. Истинные мотивы этого омерзительного поступка старшего офицера до сих пор не известны. Далее события развивались в ускоренном темпе.

В кратчайшие сроки была организована показательная расправа над известным всей стране Адмиралом Флота СССР, Героем Советского Союза, членом ЦК ВКП(б), депутатом Верховного Совета СССР, в назидание всем, что так будет тем более с каждым, кто будет проявлять инакомыслие и возражать линии вождя, значит и партии. В феврале 1947 года Николай Герасимович был снят с должности заместителя министра Вооруженных Сил и Главнокомандующего ВМС СССР, а в январе 1948 года предан «суду чести», постановившем ходатайствовать о снижении Н. Г. Кузнецова в воинском звании до контр-адмирала.

Только один из окружения И. В. Сталина, как говорили в кремлевских кабинетах: « Его правая рука», В. М. Молотов, случайно встретивший Н. Г. Кузнецова в коридоре Кремля, как бы выражая сочувствие случившемуся, иносказательно произнес, что «…придется на некоторое время съездить туда…». Летом 1948 года Н.Г. Кузнецов был назначен заместителем Главкома войсками Дальнего Востока Маршала Советского Союза Р.Я. Малиновского по ВМС. Николай Герасимович стойко и мужественно, с чувством собственного достоинства, перенес чудовищную расправу с унижением в должности и звании, моральное издевательство неправомерного суда, и с присущей ему энергией, инициативностью и трудолюбием взялся за исполнение обязанностей на новой должности.

Среди повседневных забот Николай Герасимович продолжал осмысление опыта боевого применения флотов во Второй мировой войне и внимательно изучал поступающие сведения о новых тенденциях в судостроении иностранных флотов, ходе строительства и боевой учебе ВМФ. Его старания, инициатива  и успехи в службе были замечены и отмечены руководством страны: 15 ноября 1950 года Николай Герасимович  был награжден орденом Красного Знамени, избран депутатом Верховного Совета РСФСР и 27 января 1951 года произведен в вице-адмиралы.

Как вспоминал Н. Г. Кузнецов: «…летом 1951 года новый очередной крутой поворот совершился…» в его жизни и служебной деятельности. В начале июня всех командующих флотами, в том числе Николая Герасимовича, вызвали в Москву на Главный военно-морской совет с участием членов Политбюро ЦК под руководством И.В. Сталина, для обсуждения о делах в ВМФ.  Когда было предоставлено слово Н.Г. Кузнецову, он выступил в своей манере прямолинейно, логично и аргументировано по всем предложениям устранения узких мест, требующих помощи лично И.В.Сталина, в том числе и по вопросам судостроения, судоремонта и гарантийных сроках ремонта новых кораблей. При этом по последнему пункту высказал мнение, что гарантийный срок отменять пока преждевременно, не испугавшись и зная, что мнение И. В. Сталина по этому вопросу противоположное. Как позже вспоминал Николай Герасимович: «…И.В.Сталин, писавший что-то на бумаге, поднял голову, но не возразил и продолжил писать…». На следующий день командующих флотами собрали в кабинете Г.М. Маленкова, где он объявил: «…что члены Политбюро обменялись мнениями и решили (видимо, дружно поддержав и согласившись с мнением И.В. Сталина) вернуть Кузнецова…».

20 июля 1951 года Н.Г. Кузнецов вступил в новую — старую для него должность Военно-морского министра СССР. По многим свидетельствам историков и очевидцев времени И.В. Сталина, он вообще ничего не забывал, осознавал свои просчеты, хотя никогда о них не говорил. И.В. Сталин не забыл, как  Н.Г. Кузнецов отчаянно бился за сбалансированный флот, теперь он был остро нужен для защиты страны, а его не построили. И.В.Сталин не забыл, что прогноз международной обстановки, данный Кузнецовым к программе военного судостроения, полностью  оправдался, что при разделе Балтийского флота позиция  Н.Г. Кузнецова оказалась, как показала практика, правильной, стойкое и предельно мужественное поведение Николая Герасимовича  после «наказания» вызывало уважение даже такого сложного человека. Не случайно, 23 июля 1952 года Н.Г. Кузнецов за день до 50-ти летия  был награжден высшим орденом государства — Орденом Ленина.

Н. Г. Кузнецов вновь был назначен руководителем флота страны, вступив в его управление тогда, когда были востребованы его широкий кругозор, государственный масштаб и эрудиция.  Его знания и практический опыт, талант флотоводца и организатора  новаций, умелого мастера согласования и налаживания взаимодействия различных структур для решения государственной задачи, вновь потребовались флоту и Отечеству.

Буквально за пять лет после окончания Великой Отечественной Войны задачи советского флота претерпели кардинальные изменения. Если ранее основной задачей флота считалась военно-политическим руководством страны, находившегося «в плену» континентального мышления, содействие сухопутным войскам на приморских флангах и соответственно флот мог оставаться сугубо прибрежным. Один Н. Г. Кузнецов предсказал и утверждал еще в 1945 году о возрастании угрозы для страны с морских направлений и бился за создание сбалансированного флота, способного нейтрализовать угрозу. Его не слушали, всячески мешали реализации принятой программы военного судостроения. Время было упущено, но многие в руководстве страны этого еще не осознавали.

4 апреля 1949 года был создан, по инициативе США, военно-политический блок НАТО (организация северо — атлантического договора) с неприкрытой враждебной направленностью к Советскому Союзу и его союзникам. Геополитический и военный суммарный расклад сил противостоящих сторон резко изменился. Основную ударную мощь НАТО составляли авиация и флот, а сухопутный компонент, силы и средства их обеспечения, находились за океаном в Америке и могли в большинстве своем поставляться в Европу в основном только морем. Поэтому,  задачей советского ВМФ,  ранее определенной  военно-политическим руководством — нарушение морских коммуникаций, содействие сухопутным войскам ушло на второй план. Такое резкое изменение основной задачи  силам флота,  требовало, внесение соответствующей корректуры в структуре флотов и судостроительной программе.

Н. Г. Кузнецов со свойственной ему энергичностью взялся за оценку количественного состава флота, его состояния, готовности и способности сил к выполнению задач по предназначению. В результате,  проведенной кропотливой и объемной работы  штабами на флотах,  Главном морском штабе в кратчайшие сроки было установлено. Из-за многочисленных корректур и сокращений объема выполнения, первой послевоенной программы военного кораблестроения привели к нарушению баланса сил, предусмотренного программой, для действий в прибрежной и океанской зонах в пользу первой. Строительство флота шло в основном по пути создания кораблей для эскадр по старым технологиям. К проектированию авианосцев Министерство судостроительной промышленности не приступало, ссылаясь на отсутствие опыта и производственных мощностей. Из планируемых по программе к постройке — 254 подводных лодок, на 1 января 1951 года было сдано флоту всего 40, то есть около 16%. Не доставало необходимого количества противолодочных и противоминных кораблей, полностью отсутствовали десантные корабли. Вспомогательный флот состоял, в основном из маломореходных, базовых плавсредств. Зенитное вооружение кораблей развивалось слабо, что снижало их боевую устойчивость в море, особенно в удаленных районах, не прикрываемых своей авиацией. Вывод был печален, флот как был, так и   остался прибрежным, решать задачи по срыву морских коммуникаций противника в удаленных районах моря без значительных потерь не мог. Необходима была срочная корректура программы военного судостроения.

23 мая 1952 года Н. Г. Кузнецов представляет в аппарат  тов. И.В. Сталина Докладную записку с предложениями по корректуре программы военного кораблестроения. В ней докладывает, что для решения поставленной задачи флоту по срыву морских коммуникаций противника в удаленных районах требуется большее количество больших подводных лодок, а для действий надводных кораблей и уменьшения потерь тех и других, требуется прикрытие с воздуха, возможное лишь при наличии в составе флота авианосцев — носителей истребительной авиации. Завершает Докладную записку следующим предложением: «…Учитывая неотложную необходимость иметь в составе военно-морских сил легкие авианосцы (авианосцы противовоздушной обороны), прошу Вашего решения теперь же начать проектирование этих кораблей, с расчетом закончить его в 1953 году и приступить к строительству их не позднее 1954 года…».

Сигнал заинтересованным Министерствам был дан, но к сожалению, как и ранее флотские вопросы не нашли должного понимания и решения в Правительстве. Чиновники  государственного уровня, совместно  сформулировали отрицательное заключение по поднятым военным флотом вопросам. Не пытаясь разобраться и понять значимость Военно-морского флота в общей системе обороны государства,  в сложившейся сложной геополитической обстановке.  1 июля 1952 года Министр судостроительной промышленности,  В.А. Малышев в своей Докладной записке, сообщает Министру обороны Н.А. Булганину о не готовности Минсудпрома приступить к проектированию и строительству авианосца. Но, «…если Правительство,  все — же считает необходимым поручить выполнить  эти работы, то Минсудпром  включит их в план опытных работ на 1953 год и выделит для этой цели необходимые средства, за счет исключения из плана другие  работы, производимые  для Военно-морского флота…». При этом язвительно напоминает: «…что при рассмотрении десятилетнего плана военного судостроения в 1945 году и позднее — предложения Военно-морского министерства о проектировании и строительстве авианосцев обсуждались в ЦК ВКП(б)  и были отклонены…». Тем не менее Н.Г. Кузнецов, со свойственной ему настойчивостью и бескомпромиссностью, с чувством высокой ответственности за результат порученного ему дела, продолжал обращаться за решением проблем флота во все ему доступные инстанции в Правительстве, ЦК ВКП(б) и лично И. В. Сталину.

В ходе всей послевоенной борьбы с правительственными и партийными чиновниками по вопросам строительства и совершенствования флота Николай Герасимович освоил еще один канал давления на них- информационно-зарубежный. Он давно заметил, что с появлением у нас в верхнем эшелоне власти закрытой информации о технических новшествах за рубежом, на некоторых совещаниях И. В. Сталин вдруг обращался к руководителю соответствующего ведомства и спрашивал: «…А как у нас по этому вопросу?». И в зависимости от сути ответа или давал указания Правительству помочь или, порой гневно, выражал свое неудовлетворение вплоть до кадрового решения. Особенно остро реагировали на это представители Президиума ЦК ВКП(б).

Н. Г. Кузнецов, через разведывательный орган ВМС, который возглавляли надежные единомышленники Михаил Александрович Воронцов (с ним Н.Г.Кузнецов прошел в одной упряжке всю войну) и Леонид Константинович Бекренев (с ним Н.Г.Кузнецов был знаком еще по работе в Испании), активизировал работу зарубежного аппарата. По научно-техническому направлению в области судостроения технического оснащения и вооружения кораблей. Добытые данные оперативно готовились с профессиональными комментариями и через Комитет информации при Совете министров докладывались заинтересованным министрам и партийным функционерам. Как показала практика, Президиум ЦК ВКП(б) будоражил профильные Министерства, готовились и детально прорабатывались предложения для доклада И. В. Сталину на утверждение. Работа кипела без всяких указаний, попасть под гнев И. В. Сталина никто не хотел. Отдельные положительные результаты в интересах флота, по данной схеме будут изложены далее.

31 июля 1952 года Н. Г. Кузнецов повторно готовит и представляет доклад И.В. Сталину, Н. А. Булганину и Г. М. Маленкову: «Об основных недостатках по оружию и технике ВМС и предложения по их устранению».

Основным противником содержания этого документа оказался опять член Президиума ЦК ВКП(б), заместитель Председателя Совета министров СССР, Министр судостроительной промышленности СССР В.А. Малышев с обличительной  запиской и обвинениями в «охаивании» самых современных кораблей СССР.  Однако, 7 августа 1952 года на заседании Президиума Совета министров СССР были рассмотрены вопросы, поставленные Н.Г.Кузнецовым в докладе от 31 июля 1952 года и принято решение: «…придавая важное значение материалам, представленным Военно-морским министром тов. Кузнецовым, поручить Бюро по военно-промышленным и военным вопросам тщательно разобраться в этих материалах и в десятидневный срок доложить заключения и предложения по каждому виду оружия и техники…».  Да, это была маленькая, но победа, как важный шаг вперед. Николай Герасимович понимал, что еще предстоит длительная и упорная борьба за каждый класс, тип корабля его вооружение и техническое оснащение. Он тщательно готовился сам к этому изнурительному процессу и настраивал к тяжелой,  но очень важной и нужной, постоянной  работе коллективы соответствующих служб министерства флота. Восхищает его трудоспособность и талант организатора, системность и логическая последовательность в работе. При всем бесконечном,  многообразии  задач и проблем,  решаемых в  текущей  жизни флота, требующих своего,  часто безотлагательного решения.  Николай Герасимович находил  время для детальной проработке многочисленных вопросов совершенствования ударной мощи и развития океанского флота. Многие из этих вопросов приходилось решать практически одновременно с незначительным интервалом по времени, исчисляемым в несколько суток.

В ходе его деятельности, сложились три основных направления, каждое из которых, в силу своей специфики, требует отдельного рассмотрения в хронологическом порядке для более глубокого понимания новизны и исторической значимости, масштабности реализуемых проектов в деле создания современного ракетно-ядерного океанского флота.  Исторический опыт, однозначно свидетельствует, что необходимой закономерностью формирования и материализации любой идеи, является обязательное наличие, в этом процессе главного вдохновителя. В данном случае им был Морской министр Н. Г. Кузнецов по принципиально важным для флота, на текущий момент времени и перспективу, направлениям по его созданию и совершенствованию.

Ракетное оружие

В первую очередь это относилось к ракетному вооружению кораблей флота. Н.Г. Кузнецов, как человек широко информированный, сразу после окончания Великой Отечественной войны  в 1945 году, узнал о попытках флота  фашистской Германии оснастить свои подводные лодки, как тогда называли, реактивным оружием.  О проведении, а в 1946 году работ в США по адаптации немецкой ракеты «Фау-1» для пуска с подводной лодки под наименованием самолет-снаряд «Loon» (по-шотландски полярная гагара). Реакция на вышеизложенную информацию в СССР: в мае 1946 года выходит Постановление Совета министров  №1017-419 об образовании Специального комитета по реактивной технике при Совете министров, который возглавил Г.М. Маленков, его заместителями стали Д.Ф. Устинов и И.Г. Зубович. По решению  Постановления были  созданы  Главные управления по реактивной технике в заинтересованных министерствах, а также специализированные научно-исследовательские институты (НИИ) и конструкторские бюро (КБ).

В октябре 1946 года Н. Г. Кузнецов в своем программном выступлении на совещании конструкторов настойчиво убеждал аудиторию в необходимости скорейшего вооружения кораблей ракетным оружием, резко повышающим боевую мощь флота и глубину воздействия по противнику. При этом он подчеркивал: «…Учтите, что вопросы проектирования кораблей тесно связаны с вопросами оружия, так как, не оружие для корабля, а корабль для оружия. Поэтому компоновка новых кораблей может идти только на основе последовательного анализа возможностей, представляемых новым оружием…». Первоначально в Военно-морском флоте  заказчиками и организаторами работ по ракетному оружию были определены Артиллерийское и  Минно-торпедное управления. Для изучения и обобщения немецкого опыта в области военно-морской техники и вооружения, по инициативе Н.Г. Кузнецова, в 1947 году была организована подкомиссия, возглавляемая вице-адмиралом Л. Г. Гончаровым. Однако работы по проектированию размещения управляемого ракетного оружия (УРО) на кораблях, проводимые с 1947 года, в НИИ и КБ Минсудпрома на базе артиллерийских крейсеров: проектов 82 типа «Сталинград», 83 ( бывший немецкий крейсер «Лютцов»), построенных легких артиллерийских крейсеров 68-к типа «Чапаев», и предлагаемом проекте  специального ракетного корабля нового типа Ф-25, шли в вялотекущем режиме, с неопределенным по срокам завершением.

Такое положение дел возмутило Н.Г. Кузнецова, вернувшегося в должность Министра военно-морского флота, и об исправлении этого он докладывает в Правительство в сентябре 1951 года и в повторном докладе в июле 1952 года. Потом, когда на совещании у И. В. Сталина разбирался вопрос относительно управляемых самолетов — снарядов, Н.Г. Кузнецов обоснованно настаивал и настоял, чтобы как можно скорее был выделен опытный образец и для флота.

Во исполнение постановления Совета министров СССР от 30 декабря 1954 года на крейсере  проекта 68- бис «Адмирал Нахимов» Черноморского флота были проведены экспериментальные испытания комплекса средств реактивного вооружения типа «Стрела». Испытания завершились 25 апреля 1956 года, дав положительные результаты. Было проведено 13 пусков, из них 9 снарядов имели прямое попадание в цель.

image007

Модернизированный артиллерийский крейсер «Дзержинский» проект 70-э

В апреле 1955 года Н.Г. Кузнецов представил в ЦК КПСС,  проект доклада о десятилетнем плане,  создания кораблей, вооруженных реактивным оружием. В дальнейшем по указанию ЦК КПСС и СМ СССР в Минсудпром дано распоряжение организовать модернизацию и переоборудование ряда проектов кораблей ВМФ под носители реактивного оружия. Один из легких артиллерийских крейсеров Черноморского флота проекта 68-бис «Дзержинский», такую модернизацию прошел, на нем в кормовой части был установлен ракетный комплекс.  Несмотря на трудности, имевшиеся в послевоенном подводном судостроении, при строительстве новых проектов больших (611) и средних (613) подводных лодок они были привлечены к проектам по  ракетизации. Ускорителем данного процесса явилась информация,  поступившая от работников посольства в 1953 году в ЦК КПСС и СМ СССР о разработке в США ракет подводных лодок «Регулус-1» для поражения наземных и морских целей.  26 января 1954 года было принято совместное Постановление ЦК КПСС и СМ СССР: «О проведении проектно-экспериментальных работ по вооружению подводных лодок баллистическими ракетами дальнего действия и разработке на базе этих работ технического проекта большой подводной лодки с реактивным вооружением» (тема «Волна»)».  Главным конструктором подводной лодки назначили Н.Н. Исанина (ЦКБ-16), а ответственным за ракетное оружие- главного конструктора ОКБ-1 С. П. Королева.

Для размещения двух таких ракет на Северном машиностроительном предприятии в городе Молотовск (Северодвинск), в условиях повышенной секретности, была модернизирована только   построенная дизельная большая подводная лодка  611 проекта «Б-67». В 1955 году, 16 сентября с борта подводной лодки в надводном положении был осуществлен первый в мире пуск баллистической ракеты с полигона в Белом море. Командир подводной лодки капитан 2 ранга Ф. И. Козлов, в последующем контр-адмирал, Герой Советского Союза, сотрудник НИИ ракетной техники. После ряда успешных испытательных пусков баллистических ракет с борта большой подводной лодки «Б-67», по ходатайству ВМФ Правительством  было принято решение о переоборудовании пяти аналогичных подводных лодок под размещение двух пусковых установок для баллистических ракет «Р-11 ФМ».

Летом 1955 года на заводе «Красное Сормово» в городе Горький (ныне Нижний Новгород) приступили к переоборудованию средней дизельной подводной лодки С-146 (командир капитан 2 ранга В. К. Коробов, в последующем адмирал, Герой Советского Союза, адмирал-инспектор ВМФ Главной инспекции МО СССР). Для установки  крылатых ракет П-5,  в уникальных транспортно-пусковых контейнерах конструктора  В.Н. Челомея, для стрельбы подводной лодки в надводном положении на дистанцию до 550 километров, испытания прошли успешно. В августе 1955 года было принято решение Правительства о начале работ по созданию новой морской ракеты с ядерной боеголовкой и дальностью стрельбы до 600 км.

Так, при непосредственном активном участии Н.Г. Кузнецова был заложен фундамент и основа для развития морских стратегических ядерных сил (МСЯС), способных, при необходимости, создать серьезную угрозу,  как Западной Европе, так и США, для сдерживания их агрессивных замыслов и действий по отношению к нашей стране и союзникам.

Ядерное оружие флота,  противоатомная защита

В 1945 году Н.Г. Кузнецов, изучив имеющиеся материалы по атомной бомбардировке США, японских мирных городов, Хиросима и Нагасаки (6 и 9 августа 1945 года). Последствий, от применения совершенно нового вида оружия и его поражающих факторов, пришел к пониманию необходимости срочной разработки методов и способов противоатомной защиты людей, техники и кораблей флота. Летом 1946 года США провели испытания ядерного оружия на атолле Бикини Маршалловы острова в Тихом океане с приглашением советских журналистов и специалистов, однако данные по поражающим факторам им не предоставили.

Н. Г. Кузнецов,  осознавая остроту и важность противоатомной защиты  кораблей, объектов и ВМБ,  в течение всего 1946 года настойчиво инициировал вопрос их  защиты от атомного оружия в многочисленных министерских и партийных кабинетах. Однако, взаимопонимания и поддержки  не получил, многим  чиновникам постичь все это в одночасье было просто не дано. Требовалось определенное время.

Для проведения работ по атомной тематике и подбора необходимых специалистов в сентябре 1949 года в  Главкомате  был создан 6-й отдел, который  в апреле 1954 года был реорганизован в 6-е Управление. При Н.Г.Кузнецове в 1954-1955 годах интенсивно формировались и развивались структуры, занимающиеся непосредственно вопросами спецоружия (с атомными боеприпасами) ВМФ. Так были созданы: Центральная исследовательская лаборатория, Научно-исследовательский институт спецоружия ВМФ, Морской научно-испытательный полигон Министерства обороны. Летом 1955 года была подготовлена для испытаний  торпеда Т-5 калибра 533 мм под стандартный торпедный аппарат с ядерным зарядом нового образца (РДС-9). Главным конструктором торпеды Т-5 был Г.И.Портнов, ядерного заряда для торпеды Ю. Б. Харитон.

Для ускорения процесса испытаний Н.Г. Кузнецову предложили его провести разово на Кольском полуострове в районе бухты Нокуевское Становище, что расположен в 130 километрах  восточнее города Мурманска. Н. Г. Кузнецов категорически отверг эту идею разового испытания, сказав: «…Одним испытанием не обойдется, а Кольскую землю нужно беречь. Ищите!». Удобный, удаленный от плотно населенных районов морской полигон был найден на архипелаге Новая Земля.

21 сентября 1955 года в бухте Черная Губа на полигоне островов Новая Земля было проведено первое советское подводное ядерное испытание посредством торпеды Т-5 с целью изучения поражающих факторов подводного ядерного взрыва на вооружение, военную технику и береговые сооружения, заранее выставленные на различные расстояния от эпицентра взрыва. Заряд был подорван на глубине 12 метров, энерговыделение составило 3,5 килотонны (в Хиросиме- 18 килотонн и в Нагасаки-21 килотонн тротила).

image009

Первый  подводный ядерный взрыв в губе Черной

 

Так активными усилиями Н. Г. Кузнецова были созданы и организованы необходимые флотские структуры в интересах как создания и испытания морского ядерного оружия, так и отработки методов и способов противоатомной защиты объектов флота.

Формирование океанского флота

В плане подготовки флота к решению главной задачи, на период войны, по срыву морских и океанских коммуникаций противника, Н.Г. Кузнецов считал, что с учетом географических особенностей Атлантического и Тихоокеанского театров войны, дислокации и соотношения сил сторон. Советскому Союзу необходимо интенсивно наращивать количественно и качественно подводные лодки, как главную ударную силу в удаленных районах моря, а также авианосцы с кораблями охранения для обеспечения боевой устойчивости подводных лодок, особенно в период их развертывания  в океан.  Эту  свою позицию Николай Герасимович стойко и последовательно отстаивал во всех властных кабинетах.

Как мы с вами уже знаем, Н. Г. Кузнецов свою работу по отстаиванию необходимости строительства авианосцев начал в тяжелейшем 1942 году, продолжил и при включении их в строительство в первую послевоенную программу военного кораблестроения на 1946-1955 годы. Отстоял у И.В.Сталина на совещании строительство двух легких авианосцев. Но, не судьба, строить авианосцы так и не приступили по ряду объективных и субъективных причин.

Пытаясь все же добиться строительства авианосцев,  были предприняты усилия Н.Г. Кузнецовым,   23 мая 1952 года в докладной записке И.В.Сталину и на ее основании через год в мае 1953 года  он утвердил ОТЗ на проектирование легкого авианосца. К сожалению, заложенные идеи в разработанные документы для проектирования и строительства авианосцев начали реализовываться только в начале  60-х и последующих годов ХХ века. На фундаменте, заложенным титаническими усилиями Н.Г. Кузнецова в составе Советского флота появились первые авианесущие корабли.

Что касается второй, составляющей океанского флота — подводных лодок, ее реализация также шла с большим трудом. Однако внешние факторы, появления новых технологий в вооружении и техническом оснащении кораблей,  постепенном осмыслении военно-политическим руководством страны, важности и перспектив  этого рода сил ВМФ. Их место  в деле обеспечения обороноспособности государства, постепенно дали серьезное ускорение подводному кораблестроению, как по количественным,  так и качественным параметрам.

Мы с вами уже знаем, что первой послевоенной программой военного кораблестроения, разработанной под руководством Н.Г. Кузнецова, планировалось построить боевые корабли по новым проектам, подготовленным с учетом опыта войны. Предусматривались к строительству большие и средние подводные лодки, которым предстояло действовать на океанских коммуникациях, блокировать морские базы противника, вести оперативную разведку. Разработку их проектов в конструкторском бюро  вели,  основываясь на практике создания предыдущих подводных лодок, но с учетом появившихся новых технологий, оружия  и технических средств. Лучшие варианты проектов представляли на утверждение Наркому ВМФ Н.Г.Кузнецову. После утверждения в штабе готовилось тактико – техническое задание (ТТЗ), которое отправлялось в ЦКБ-18 Наркомата судостроительной промышленности.

Так в январе 1946 года Н Г. Кузнецов утвердил ТТЗ подводной лодки на проект 613, его отправили в ЦКБ-18, главным конструктором назначили В.Н. Перегудова к августу основные проектные работы завершились. Новые подводные лодки должны были погружаться на глубину 120 метров. Предусматривалась впервые установка системы химической регенерации воздуха, позволяющая продлить время пребывания под водой, устройство РДП, обеспечивающее работу дизелей на перископной глубине. Лодка оснащалась радиолокатором, с помощью которого обнаруживали надводные цели, гидроакустической и шумопеленгаторной станции. Основное вооружение состояло из четырех носовых и двух кормовых 553 мм аппаратов, боезапас -12 торпед. При необходимости часть торпед могли заменить 22 минами АМД-1000. Для отражения атак авиации планировались к установке спаренные 57 мм и 25 мм артиллерийские установки, но затем от них отказались. На практике поняв, что лучшей защитой подводной лодки от авиации является срочное погружение под воду. К 1956 году артиллерию со всех лодок сняли, после чего их подводная скорость возросла.13 марта 1950 года на стапеле судостроительного завода «Красное Сормово» заложили головную  подводную лодку проекта «С-80». 2 декабря 1951 года она вступила в строй ВМФ. На последней подводной лодке,  из 215 построенных кораблей 613-го проекта «С-365»,  подняли  военно-морской флаг 30 июня 1958 года. Такого количества однотипных субмарин в мирное время никто не выпускал.

image011

Подводная лодка 613 проекта

К 1948 году окончательно утвердили проект 611 новой большой подводной лодки, главным конструктором которой был назначен С.А. Егоров. К этому времени уже основательно были изучены трофейные немецкие лодки и внесены в чертежи 611 проекта необходимые коррективы. Кроме того, ряд механизмов и устройств унифицировали с теми, что намеревались применить на создававшихся одновременно средних подводных лодках проекта 613. Большие подводные лодки 611 проекта были вооружены: шесть носовых и четыре кормовых торпедных аппарата калибра 533 мм. Общий боезапас — 22 торпеды. Вместо части торпед можно было применить 32 мины АМД-1000. Подводную лодку 611 проекта оборудовали двумя радиолокационными станциями: активная (излучающая) обнаруживала надводные цели и береговую линию, пассивная (разведывательная) фиксировала излучение чужих радаров кораблей, самолетов и береговых станций. Для вскрытия подводной обстановки были установлены гидроакустическая и шумопеленгаторная станции. Командирский и зенитный перископы располагались на вращающейся площадке. Головную подводную лодку «Б-61» заложили на стапеле Ленинградского завода «Судомех» 10 января 1951 года, а в декабре 1952 года она вступила в строй ВМФ. За четыре года до 1956 года флоту были построены и вошли в боевой состав еще 25 лодок этого проекта.

image013

Подводная лодка 611 проекта

 

Как мы уже с вами знаем, в 1953-1954 годах при активном личном участии Н. Г Кузнецова началась интенсивная ракетизация подводных лодок, на базе новых проектов 611 и 613, их переоборудовали под разрабатываемые баллистические и крылатые ракеты. Более того, Н.Г. Кузнецов, понимая перспективу ракетного вооружения, дал указание на разработку ТТЗ специализированных ракетных лодок для баллистических и крылатых ракет.

Таким образом, в начале 50-х годов прошлого века Военно-морской флот СССР под руководством Н. Г. Кузнецова, по логике дальнейшего развития вплотную подошел к созданию атомного ракетно-ядерного подводного флота.

Начало работы по созданию атомного подводного флота

Предпосылками к созданию ядерной энергетики на подводных лодках стали, проводимые исследования. Первые исследовательские работы по созданию корабельного ядерного реактора в ВМС США начались в 1939 году. Однако события Второй Мировой войны и «Манхеттенский проект» (разработка первой атомной бомбы) отодвинули внедрение атомной энергетики на подводных лодках более, чем на 15 лет. Впрочем, к концу войны в Центре корабельных исследований ВМС США была укомплектована группа офицеров и инженеров, которая в 1946 году приняла участие в строительстве атомного реактора в ядерном Центре Оак- Ридж.

В октябре 1946 года Н. Г. Кузнецов в своем программном выступлении на совещании конструкторов настаивал в необходимости проработки возможностей перехода кораблей на атомную энергетику. В том же 1946 году Нарком ВМФ Н.Г. Кузнецов в своей докладной записке И.В. Сталину докладывал о необходимости строительства кораблей и подводных лодок на атомной энергии с должными обоснованиями и пояснениями. Впервые на правительственном уровне вопрос о необходимости приступить к разработке ядерных энергетических установок для подводных лодок был рассмотрен на заседании,  Первого-Главного управления при Совмине СССР 24 марта 1947 года, что было связано с появлением  информации о возможности применения атомной энергии на американских подводных лодках. Для координации работ, связанных с атомной проблематикой постановлением Совета Народных Комиссаров от 29 августа 1945 года было образовано Первое Главное Управление (ПГУ) под председательством Б.Л. Ванникова, Наркома промышленности боеприпасов. Им дало поручение на рассмотрение вопроса  о возможностях и перспективах создания ядерных энергетических установок,  и их использования  на кораблях флота соответствующим научно-исследовательским проектным и конструкторским организациям.

В 1948 году группа специалистов под  руководством А.П. Александрова, директора Института физических проблем, рассмотрела возможность применения атомных энергетических установок для подводных лодок, определили ее ориентировочные размеры. Указанные проработки продемонстрировали И.В. Курчатову, но дальнейшего развития эти разработки не получили:  все силы атомщиков в тот период были брошены на создание атомной бомбы и председатель Специального Комитета по решению атомной проблемы Л. П. Берия запретил их проводить.  В  конце 1949 года, уже после проведенных испытаний первой атомной бомбы, И.В. Курчатов предложил Н.А. Доллежалю продолжить работы по утилизации тепла, выделяемого в  ходе цепной ядерной реакции. Это тепло можно было использовать для образования пара, который мог вращать ротор турбогенератора.

В 1950 году Министерство среднего машиностроения (так тогда именовалась атомная промышленность) поручило продолжить работы по реактору для атомной электростанции  НИИ-химмаш.  Тогда же вернулись и к рассмотрению применения атомной энергии на подводных лодках. Одновременно было принято решение о разработке действующего испытательного реактора и строительстве на разъезде №15 (станция  Обнинское)  первой  в мире атомной электростанции и таким образом подготовить базу для создания первых транспортных энергетических ядерных установок, в том числе предназначенных для подводных лодок и обучения экипажей этих атомных лодок.

В конце 1950 года сотрудники НИИ-химмаша сделали прикидки по подводной лодке и атомному реактору для нее, тогда же под руководством А.П. Александрова были подготовлены проекты по применению атомной энергии на кораблях различных типов. Вскоре после этого НИИ-химмаш предложил для использования на подводных лодках  графито-водяной реактор с твердым замедлителем и водой в роли теплоносителя.

Из воспоминаний, некоторых авторов, имеемых данных известно, что  когда на базе,  проведенных исследований в 1952 году А.П. Александров и  Н.А.Деллежаль   обратились к Н.Г. Кузнецову с предложением, поддержать их проект  о создании атомной энергетической установки для подводных лодок.  Николай Герасимович,  с проектом  согласился,  но идти  с ними на доклад к И.В.Сталину отказался.  Случай удивительный и кардинально не присущ отчаянно смелому, отважному и новаторскому характеру Н.Г. Кузнецова. Данный фрагмент истории,  безусловно,  требует дальнейшего исследования и детального анализа ситуации. Возможно Николай Герасимович, зная заранее, как это воспримет В.А.Малышев, не захотел мешать продвижению нового, смелого проекта.

Действительно А.П.Александров, И.В. Курчатов и Н.А. Доллежаль подготовили справку-доклад в Правительство о необходимости и возможности создания атомной подводной лодки. На основании этого доклада министром судостроительной промышленности, заместителем председателя Совмина СССР В.А. Малышевым были подготовлены и представлены необходимые материалы и проект Постановления на рассмотрение в Правительство.9 сентября 1952 года председатель Совета министров СССР И. В. Сталин подписал Постановление: «О проектировании и строительстве объекта 627».  Научным руководителем по созданию 1-ой атомной подводной лодки был назначен член-корреспондент АН СССР А. П. Александров, главным конструктором атомной паро-производящей установки — директор НИИ-химмаша Н.А. Доллежаль. Задание, на проектирование  и строительство,  было выдано ленинградскому СКБ-143  (известное ныне как «Малахит»). Главным конструктором проекта назначен  В.Н. Перегудов, а  руководителем  работ по головной лодке с 1953 года  был С. А. Базилевский.

Строительство 1-ой атомной лодки поручалось заводу №402 в городе Молотовск (в последующем Северное машиностроительное предприятие (СМП), г. Северодвинск) директор Е.П. Егоров. Программа создания 1-ой атомной подводной лодки была возведена в ранг национальной задачи, в режиме строжайшей секретности и постоянно контролировалась руководством страны.

Представители  Военно-Морского  флота  к разработке 1-ой атомной подводной лодки проекта 627 изначально привлечены не были, так как в Постановлении Правительства от 9 сентября 1952 года в составе исполнителей отсутствовали.  В качестве заказчика  1-ой атомной подводной лодки (АПЛ)  выступало  Первое Главное управление Совмина СССР, которое рассматривало данный проект как средство доставки ядерного оружия к берегам США. Для этого на подводную лодку  планировалась установка одной большой торпеды «Т-15» калибра 1550 мм под термоядерный заряд огромной мощности. Создание такой большой торпеды и системы управления ею представляло особо сложную проблему. По проекту длина торпеды «Т-15»  была  около 23 метров,  масса — 40 тонн,  термоядерный заряда 3,5 — 4 тонны. Основная весовая нагрузка приходилась на мощную аккумуляторную батарею,  которая должна была обеспечивать  скорость движения торпеды 29 узлов при дальности хода до 30 километров.  Уже, на этапе эскизного проекта атомохода,  его необычного вооружения,  разработчики, столкнулись с возникшими  сложностями и вынуждены были инициировать привлечение к работе  специалистов ВМФ.

Поэтому 28 июля 1953 года,  Постановлением Совета Министров СССР,  офицеры  6-го  отдела Главкомата  ВМФ были подключены к проектированию  атомной подводной лодки.  Своим распоряжением от 15 января 1954 года  Н.Г. Кузнецов  возложил, общее руководство работами по объекту 627, в том числе комплектование строящейся подводной лодки двумя экипажами и организацией их специальной подготовки (особенно офицеров электромеханической боевой части БЧ-5) на П.Ф. Фомина.  Первым инженером — механиком на создаваемую  подводную лодку с атомным реактором был назначен  Борис Петрович Акулов.  Дело со строительством продвигалось вперед, 18 октября 1954 года Минсредмаш и Минсудпром представили технический проект подводной лодки в Президиум ЦК КПСС, после чего Министерству  обороны предложили рассмотреть проект и направить заключение в Совет министров.  Министр обороны СССР того времени Н.А. Булганин поручил разобраться с этим заданием помощнику министра по военно-морским вопросам адмиралу П. Г. Котову. Тогда же был окончательно решен вопрос о допуске к проекту объект 627 руководителей и специалистов ВМФ.

Для рассмотрения проекта и подготовки заключения ВМФ, приказом Н.Г.Кузнецова образовали экспертную комиссию во главе с начальником управления Главного Штаба ВМФ вице-адмиралом А.Е. Орлом. По результатам экспертизы группы ВМФ и при непосредственном личном участии, в этой работе  Н. Г. Кузнецова проект 1-ой АПЛ был направлен на корректировку как бесперспективный. Подчеркивалось, что сама концепция такого оружия признана весьма сомнительной. Кроме того, было признано, что подводная лодка, которой для атаки нужно подойти на 40 километров  к вражескому берегу, представляет собой уязвимую цель для противолодочных сил и шансы на успех прицельного пуска торпеды близки к нулю. Инженеры отмечали техническую несостоятельность, предлагаемого подхода после стрельбы гигантской торпедой масса и центр тяжести лодки слишком сильно и резко менялся,   лодка неизбежно приобретала положительную плавучесть с очень большим, опасным дифферентом на корму. Предлагалась в техническом проекте  торпеду Т-15, заменить,  на традиционное, торпедное вооружение подводной лодки,  8 носовых 533-мм торпедных аппаратов с общим боекомплектом 20 торпед (включая 533-мм с ядерным зарядом) с системой управления стрельбой «Ленинград».

Проектом, представленным специалистами ВМФ, предусматривалась типовая подводная лодка флота, двухкорпусная с запасом плавучести не менее 30%. Прочный корпус атомохода  разделялся на  9 отсеков:1-й торпедный, 2-ой аккумуляторный и жилой, 3-й центральный пост, 4-й размещения вспомогательного оборудования  (дизель-генераторный), 5-й реакторный, 6-ой турбинный,7-ой электромеханический, 8-ой жилой и 9-й кормовой корабельных систем (рулевые приводы и другое вспомогательное оборудование). Во 2-ом отсеке оборудовалась кают-компанию для офицеров, а в 9-ом для старшин и матросов.

Отстаивать позицию Военно-морского флота по своему проекту Н.Г.Кузнецову пришлось более 4 месяцев при упорном сопротивлении Минсудпрома, которому предстояло серьезно переделывать технический проект. Упорство и настойчивость Н.Г.Кузнецова, с конкретными и рациональными предложениями по корректуре технического проекта в итоге были приняты и Постановлением Совмина СССР  от 26 марта 1955 года были утверждены.

После проведения экспертизы в СКБ-143, был назначен уполномоченный Главного управления кораблестроения ВМФ, им стал инженер-капитан 1 ранга А.Ф. Жаров, группу наблюдения ВМФ за разработкой АЭУ возглавил И.Д. Дорофеев. К проекту 627 была допущена группа специалистов ЦНИИ военного кораблестроения, которая стала подробно знакомиться с проектом корабля, просматривая практически все выпускаемые чертежи и проектные материалы. В июне 1954 года на заводе №402 в Молотовске (в настоящее время Северодвинск «Сев Маш Предприятие») начались предварительные работы по строительству первой АПЛ 627 проекта. 24 сентября 1955 года АПЛ, получившая тактический номер «К-3», была заложена и 9 августа 1957 года спущена на воду. Военно-морской флаг на новой подводной лодке был поднят 1 июля 1958 года. 4 июля 1958 года в 10 часов 03 минуты подводная лодка дала ход под атомной силовой установкой.

image015

 

Атомная подводная лодка К-3 «Ленинский комсомол»

Подводная лодка «К-3», 1962 года  «Ленинский комсомол»,  первая советская атомная подводная лодка, головная в серии. Единственная лодка проекта 627, все последующие лодки серии строились по проекту 627А. Название «Ленинский комсомол» подводная лодка унаследовала от одноименной дизельной подводной лодки «М-106» Северного флота, погибшей в одном из боевых походов в 1943 году. Водоизмещение-3050 тонн, длина-107,4 метра, ширина-7,9 метра, осадка-5,6 метра. Скорость -30 узлов. Экипаж-104 человека.

 Практически одновременно с разработкой и строительством первой АПЛ в Обнинске при Физико-энергетическом институте АН СССР создавался наземный прототип корабельной АЭУ 27ВМ.  Еще в 1949 году советское Правительство приняло решение о создании в Обнинске первой в мире атомной электростанции.

В Постановлении от 9 сентября 1952 года, по предложению ВМФ было определено, что при проведении работ по созданию первой в СССР АПЛ специалистов экипажа подводной лодки готовить в учебном центре Обнинской АЭС. В июле 1955 года строительство здания стенда было закончено и начался монтаж оборудования корабельной АЭУ. Уже 8 марта 1956 года стендовый реактор был выведен на энергетический уровень мощности.  Параллельность строительства  подводной лодки  и отработки на наземном прототипе ее АЭУ диктовались жестко заданными сроками вступления в строй первой атомной подводной лодки, программа создания которой носила ранг национальной задачи, ход выполнения контролируется Правительством и аппаратом ЦК КПСС. Общее руководство по подготовке и обучению личного состава электро — механической боевой части (Б-5) экипажа, обслуживающего АЭУ. Постановлением Правительства было возложено на академика А.П.Александрова.

В мае 1954 года началось формирование первых двух экипажей  АПЛ проекта 627. Личный состав подбирался весьма тщательно как по медицинским параметрам, так и уровню профессиональных знаний и умений, со всех флотов и в условиях повышенной секретности. Первым командиром стал капитан 2 ранга Л. Г. Осипенко  (в последствии контр-адмирал Герой Советского Союза). Старшим помощником — капитан 3 ранга Л.М.Жильцов (в последствии командир этой лодки, контр-адмирал, Герой Советского Союза),  командиром БЧ-5 инженер-капитан 3 ранга Б. П. Акулов (в последствии контр-адмирал), командир дивизиона живучести — инженер капитан-лейтенант Р.А.Тимофеев (в последствии Герой Советского Союза).

В октябре 1954 года началось обучение экипажей в Обнинске на базе первой действующей АЭС и, созданного в кратчайшие сроки, наземного стенда ЯЭУ корабля, а также при НИИ-3, НИИ-303 и СКБ-143. Часть офицеров экипажа как практикующих экспертов, эпизодически привлекали для консультаций, с представителями ГШ ВМФ, разработчиков еще на стадии этапа проекта. Это позволило качественно улучшить эргономику рабочих мест и условия обитаемости экипажа, устранить изъяны и недоработки на специально построенных деревянных макетах.

Отдавая должное, деятельности первых экипажей,  в одном из своих выступлений, академик А. П. Александров выразился так: «…не умоляя ничьих заслуг и достоинств, я все-таки должен сказать, что в культуре освоения атомной энергетики у военных моряков было и остается чему учиться…». Это касается практики освоения атомных кораблей. Но начинали экипажи подводных лодок свое трудное и нужное дело в Обнинске, где получали первый опыт обращения с атомными реакторами. В августе 1956 года обучение экипажей было окончено и они убыли в Молотовск к месту строительства АПЛ.  Признав сложившийся опыт практического обучения специалистов атомного корабля успешным и нужным, было принято решение о создании в Обнинске первого Учебного Центра подводников. Официальная дата его сформирования — 3 июля 1956 года.

Потребовалось более десятка лет напряженной, титанической работы Н.Г.Кузнецова по осмыслению и формированию основных направлений работы по созданию  советского океанского ракетно-ядерного Военно-морского флота. Это произошло именно в эру руководства ВМФ Героем Советского Союза Н.Г.Кузнецовым, благодаря его  авторитету, настойчивости и последовательности, в достижении поставленной цели.

Историческая роль Адмирала Флота Советского Союза Н. Г. Кузнецова, видного военно-морского и государственного деятеля, идеолога и инициатора создания советского Океанского ракетно-ядерного атомного флота огромна.

Ему удалось заложить надежный фундамент для дальнейшего развития и совершенствования всех составляющих отечественного океанского ракетно — ядерного флота, способного в дальнейшем уверенно решать оперативно-стратегические задачи по обеспечению военной безопасности нашей страны.

Благодаря этому в 1984 году Военно-морской флот СССР, насчитывал около 450000 человек личного состава. В его боевом составе находилось около 1900 боевых кораблей, в том числе более 360 подводных лодок (185 атомных), 300 надводных кораблей основных классов (46 крейсеров). Был освоен и успешно использовался, для применения сил Военно-морского флота новый вид боевой деятельности «Боевая служба», ежесуточно ее выполняли около 150 боевых кораблей и судов, стоящих круглосуточно на страже безопасности морских рубежей страны.

65 лет подъема флага на легком артиллерийском крейсере Северного флота «Александр Невский»

image001Крейсер «Александр Невский»:

  —  заложен,  на   заводе   «Андре Марти» —  30 мая 1950 года;

 —  заводской  № 625;

 —  спущен  на воду для достройки                 —  7 июня 1951 года;

 —  принят в боевой состав ВМФ                       —  31 декабря 1952 г.;

 —  военно-морской флаг поднят                      —  15 марта 1953 года;

    —  исключен  из боевого состава  ВМФ    —  30 мая  1989 года;

    —  военно-морской флаг спущен                       — 31 декабря 1990 г.

 15 марта 2018 года исполняется 65 лет со дня первого  подъема флага на  легком артиллерийском  крейсере типа «Свердлов» проекта 68-бис  «Александр Невский» Северного флота.  Название,  корабль получил в честь, возведенного русской православной церковью в лик Святого князя Александра Ярославовича  Невского.

Родился  князь Александр в  Переславле — Залесском  в мае 1221 года, Воспитывался  как будущий воин. Когда ему исполнилось  четыре года   отец Ярослав Всеволодович, как сказано в сохранившейся до наших дней летописи: «учинил сыновьям Федору и Александру княжеский постриг». 

В 1234 году, в тринадцати летнем возрасте, состоялся первый боевой поход  князя Александра под отцовским стягом на Дерпт, где им была одержана первая  победа.  В 1236 году, в пятнадцати летнем возрасте, Александр начал самостоятельно  княжить в Переславле – Залесском.

Летом  15 июля 1240 года, Александр получив известия о приближении отряда шведов, с  небольшой дружиной новгородцев и ладожан  выступил  навстречу, ночью внезапно напал. Шведский  отряд, возглавляемый Биргером, остановившийся для отдыха при устье реки Ижоры, на Неве был разбит, часть людей погибло, часть было взято в плен.

В 1242 году  5(18) апреля, под руководством князя Александра   произошла  битва с Ливонским Орденом, на Чудском озере. Сражение это в истории известное как Ледовое побоище  показало  его  военный талант и смелость.  За выигранное при Чудском озере сражение князь Александр Ярославович получил звание «НЕВСКИЙ». Его слова, произнесенные после сражения на Чудском озере, показанные  в фильме «Александр Невский»: «Кто с мечом к нам придет, тот от меча и погибнет»,  стали символом смелости, чести, доблести и благородства нашего русского воинства на века.

После смерти в 1263 году, Александр Ярославович Невский был похоронен на территории  Рождественского монастыря во Владимире. В 1724 году  по личному приказу Императора  России  Петра Великого, мощи Александра Невского были торжественно перезахоронены  в Александра — Невский монастырь Санкт-Петербурга.

За защиту русской земли, свои подвиги и заслуги перед Отечеством князь Александр Ярославович Невский решеньем Синода  русской православной церкви был возведен в лик Святого. В  историю нашего Отечества он вошел как избавитель Руси, как созидатель ее национальной жизни, как тот, кто приблизил ее свободу и становление как могучего великого Русского государства.

image003

Князь Александр Невский (1221-1263 гг)

Артиллерийские  крейсера проекта 68-бис стали особенными  надводными боевыми кораблями Советского  Военно-морского флота. Это начинаешь  понимать и ощущать, еще при подходе к кораблю.  Внешне это подчеркивает не высокий, несколько удлиненный корпус с размещенным на нем оружием и техническими средствами. В носовой и кормовой части   трех орудийными 152-мм  башнями главного калибра, в средней части  двух орудийными    100-мм  башнями универсального калибра и спаренными  37-мм автоматами  зенитного калибра, размещенными на площадках и палубах.

Пройдя с юта до бака по белым деревянным палубам крейсера,  войдя внутрь, услышав монотонный гул, работающих механизмов,  начинаешь ощущать каким-то внутренним чутьем его мощь, величие и надежность. Не произвольно, успокаиваешься и переходишь на неторопливый корабельный уклад  жизни. Одним из таких кораблей  стал пятый по срокам постройки и  первым, совершивший межфлотский переход с  Балтики  на Северный  флот легкий артиллерийский крейсер «Александр Невский».

История проектирования и строительства крейсеров, связана с именем И.В.Сталина, они были его слабостью, он считал их основой корабельного состава военного флота. С окончанием  Великой Отечественной войны, по его указанию  Министерства и ведомства, занятые в программе строительства  флота,   вернулись  к обсуждению довоенной  программы,   создания  Океанского флота Советского Союза. Обновленная, с учетом прошедшей войны на море,  кораблестроительная программа предусматривала строительство линкоров  «Советский Союз», тяжелых крейсеров  «Кронштадт» и новых легких артиллерийских крейсеров, проекта 68-бис. Построить  линкоры и тяжелые артиллерийские крейсера,  кораблестроительные заводы по разным причинам не смогли.

А легким артиллерийским крейсерам проекта 68-бис, построенным рекордными темпами историей было суждено стать на долгие годы основными кораблями боевого ядра ВМФ СССР. При обсуждении программы строительства,  было принято решение о строительстве  21-го крейсера, работы,  по реализации программы,  начались в 1947 году, главным конструктором проекта был назначен  А.С. Савичев.  Строительство было развернуто на четырех кораблестроительных заводах:  в Ленинграде (№189 и №194), Николаеве (№444), Молотовске (позднее Северодвинске) (№402). Такого высокого темпа ввода в строй  артиллерийских крейсеров не знала ни одна страна мира. Построенные четырнадцать кораблей проекта 68-бис: «Свердлов», «Дзержинский», «Орджоникидзе», «Жданов», «Александр Невский», «Адмирал Нахимов», «Адмирал Ушаков», «Адмирал Лазарев», «Александр Суворов», «Молотовск» («Октябрьская революция»), «Адмирал Сенявин», «Михаил Кутузов», «Дмитрий Пожарский», «Мурманск», стали  лучшими легкими артиллерийскими  крейсерами,  своего времени.

Крейсерам проекта 68-бис с их классической организацией, наличием в составе экипажа офицеров различных специальностей,  было суждено стать  «университетом» корабельной службы,  кузницей кадров. Через службу на крейсерах прошли многие будущие адмиралы, командиры соединений и оперативных объединений, а адмирал флота Громов Феликс Николаевич стал Главнокомандующим  ВМФ.

Пробыв в среднем по 30 лет в боевом составе флотов Советского Союза, и оставив за кормой более  200 тысяч  миль, экипажи крейсеров посетили с официальными визитами  70 портов  34 стран  Мира. Крейсерам этого проекта было суждено первыми приступить к новому виду боевой деятельности, выполнению задачи несения  боевой службы. Своим присутствием они  сдерживали агрессивные устремления вероятного противника в Средиземном море, в Атлантике и на Тихоокеанском театре. Экипажи при посещении дружественных стран оказывали помощь, в дипломатической деятельности, демонстрируя безупречную морскую выучку и культуру. Флаг нашего государства, увидели люди многих стран Мира   при посещении иностранных портов экипажами артиллерийских крейсеров.

Отбирался,  формировался и готовился  экипаж под руководством первого командира  капитан 1 ранга Васильев Александр Михайлович, это была трудная, ответственная задача. Александр Михайлович  был из командиров крейсеров данного проекта, первого поколения, прошедших и познавших Великую Отечественную войну. Он знал, кого надо отбирать, чему надо учить экипаж,  на что надо в первую очередь обратить внимание при достройке и государственных испытаниях крейсера.

image005

Первый командир крейсера «Александр Невский» капитан 1 ранга А.М.Васильев

Решение о  дате  подъема флага на крейсере 15 марта 1953 года, принимал командующий Северным флотом адмирал  А.Т. Чабаненко. С прибытием  крейсера на Северный флот, подготовка к торжественному  подъему  флага  стала   одним из первых и главных мероприятий для экипажа.

Воинские ритуалы, одним из которых является подъем флага на военном  корабле,   начали складываться и приобретать свои основные признаки  на флоте России  к XVI веку.  Этот торжественный  ритуал с момента  его зарождения отличался  особой  красотой,  изящностью  выполнения, что вызывало   эмоциональность, приподнятость настроения экипажа и присутствующих гостей.

image007

Военный русский корабль «Орел»

Первый  флаг в России,  был поднят  на военном русском корабле «Орел», это был флаг Московии, введенный как государственный,  отцом Петра I царем Алексеем  Михайловичем. Его  три цветные  полосы белая, синяя, красная   символизировали благородство, верность, честность, целомудренность, мужество и смелость.

 image009

 

Первым государственным деятелем России, который лично, серьезно и долгое время занимался разработкой,  внедрением корабельных  флагов  был Петр I.

В начале 1703 года, в тяжелой борьбе, за свободный выход в Балтийское море, молодого зарождающегося военного флота России родились и знаменитые Петровские требования к экипажам кораблей: «Врагов не считают – их бьют», «Флага перед неприятелем не спускать ни при каких обстоятельствах», «Драться до последнего, а в крайний момент корабль уничтожить». 

Эти  требования   создателя военного флота Российской Империи  Петра Великого, на протяжении столетий выполняли   экипажи русских кораблей.  Флаг, поднятый на корабле,  был святыней для экипажа,  под ним ходили корабли в кругосветное плавание, вели ожесточенные бои эскадры прославленных русских адмиралов. Под гордо реющим  флагом русские моряки выиграли сражения при Чесме, Синопе, Наварино, под корабельным флагом страны Советов и России военными моряками было  вписано  много славных  страниц в историю нашего Великого государства и Отечества. 

Военно-морской флаг, поднятый на легком артиллерийском крейсере «Александр Невский, носящем имя прославленного защитника земли русской святого князя Александра Невского стал  Боевым  Знаменем экипажа,   символизировал,  его готовность,  защищать   интересы Родины.

Произошел этот торжественный и волнующий всех момент,  в воскресенье  при стоянке  крейсера «Александр Невский»  в Кольском заливе, на бочке   рейда Североморска  15 марта  1953 года. Торжества на корабле с берега наблюдали жители города Североморска, совсем недавно удостоенного этого названия, строящегося ускоренными темпами. О своем Заполярном городе моряков, его особенностях, столице Северного флота,  с гордостью писал в своем стихотворении  один из его жителей.

image013

 

 

Город  Североморск 60-х  годов

 

Нависли сопки над домами круто.

Крещен штормами город и залив.

Здесь нет метро. Трамвайных нет маршрутов.

Антенные поля и корабли.

………………………………………………………….

Медленно, под звуки «Встречного марша»  флаги   подняты до места, корабельным  оркестром,  исполняется Государственный гимн Союза Советских Социалистических  Республик. Экипаж замер в строю, лица взволнованы и торжественны,  все  готовы исполнить свой воинский долг по защите и обороне рубежей Советского Союза. Северная погода  соответствовала  времени года,  и способствовала проведению торжественного мероприятия.  Температура  — 12.0 градусов, ветер 3-5 метров в секунду, видимость полная, парения не наблюдалось, внезапных изменений погоды не ожидалось.

Сегодня  с этого торжественного момента первого подъема флага на корабле, прошло  шестьдесят  пять   лет.  Нет боевого крейсера,  не все  живы,  из стоящих в этот день на торжественном построении  экипажа.  Но в памяти, оставшихся  все сохранилось,  осталось в воспоминаниях  участников этого торжественного момента,  не прошла  гордость за службу на одном из лучших кораблей ВМФ Советского Союза легком артиллерийском крейсере «Александр Невский».   Нет сомнения в том, что люди стоящие в этот день  в торжественном строю на  празднике корабля, надолго запомнили эту дату и время.

Сегодня для всех это история,  для стоящих в этот день на палубе корабля,  это частица лучших лет, прожитой жизни, которая останется  в памяти навсегда. С момента подъема флага прошло более 36 лет, крейсер с его экипажем, в разной степени готовности, гордо нес  флаг Родины. За прошедшие годы произошло много исторических событий, и изменений в жизни страны корабля и его экипажа.

В 1954  году  экипаж крейсера «Александр Невский»  впервые принимал участие в  учениях Северного флота. Во время выхода в море, при выполнении  боевых задач,  на борту крейсера присутствовали Министр Обороны  СССР  Н.А.Булганин и  ГК ВМС  Н.Г.Кузнецов.

image016

Н.А. Булганин, Н.Г.Кузнецов с экипажем крейсера «Александр Невский»

В 1962 году  экипаж крейсера «Александр Невский» принимал  на своем борту гостей во главе с первым секретарем ЦК КПСС, председателем Совета  министров СССР Н.С.Хрущевым.

image017

В 1971 году  экипаж крейсера «Александр Невский», стоя на бочке в Кольском заливе, встретил   750-ю годовщину со дня рождения, возведенного решением синода Русской православной церкви в лик Святого, князя Александра  Ярославовича Невского, его портрет хранился на корабле.

image019

 

 

 

 

 

Портрет  князя Александра Невского

В 1973 году – в последнее воскресенье июля экипаж крейсера «Александр Невский» встретил 34-ю годовщину Дня Военно-морского флота стоя флагманом в парадном строю кораблей в Кольском заливе,  на борт прибыл командующий  СФ  адмирал   Г.М. Егоров, с гостями.

image021

Встреча командующего морским  парадом   адмирала  Г.М.Егорова

В 1983 году  корабельная ударная группа, старший на борту крейсера «Александр Невский» выполнили учебную минную постановку, с оценкой   «отлично»,  в конце года боевой подготовки, крейсер был объявлен лучшим кораблем по артиллерийской подготовке на Северном флоте,  и награжден переходящим Призом  Командующего Северным флотом.

image029

Переходящий Приз  командующего СФ по артиллерийской подготовке

В 1984  году – в последнее воскресенье июля экипаж крейсера «Александр Невский» встретил 45-ю годовщину  Дня Военно-морского флота стоя на внешнем рейде Североморска как флагман в парадном строю кораблей, открывал парад и  с речью к военным морякам с борта корабля  обратился командующий  Северного флота  адмирал А.П.Михайловский.

image025

Командующий Северным  флотом и  гости   на юте крейсера «Александр Невский» 

По предложению, назначенного в апреле 1939 года Наркома ВМФ  Н.Г.Кузнецова, было принято 22 июня 1939 года Постановление СНК СССР ЦК ВКП (б) об установлении празднования ежегодно в последнее воскресенье  июля  Дня Военно-Морского флота. Впервые День Военно-морского флота в Советском Союзе, под руководством  флагмана флота 2 ранга Николая Герасимовича Кузнецова  был проведен  24 июля 1939 года.

image027

Герой Советского Союза, Адмирал Флота Советского Союза Н.Г. Кузнецов

В 1984 и 1987 годах экипаж крейсера «Александр Невский», как лучший корабль по артиллерийской подготовке Северного флота,  выполнил  артиллерийскую стрельбу на Приз ГК ВМФ, по результатам стрельбы был признан лучшим кораблем по артиллерийской подготовке ВМФ и награжден  переходящим  Призом  ГК ВМФ по тактической и артиллерийской подготовке.

В 1989 году в мае легкий артиллерийский крейсер «Александр Невский» был исключен из боевого состава кораблей Военно-морского флота, началось его  расформирование.

В 1990 году — 31 декабря, в присутствии оставшегося экипажа и пришедших ветеранов   на  легком артиллерийском крейсере «Александр Невский»   был спущен Военно-морской флаг.

Этот день   стал траурным днем для корабля и его, оставшегося экипажа. Стояла полярная ночь, этот момент в своей жизни ждали, но никто не знал, как это сделать, чтобы не обидеть, и не сделать больно, оставшимся и пришедшим, на это не радостное  мероприятие. На ют корабля пришли оставшиеся члены  экипажа, ветераны крейсера и сослуживцы. Речей не произносили, все стояли, молча, украдкой вытирая, не произвольно  выступающие слезы. Последний раз под звуки горна, флаг был спущен,  в  Военно-морском флоте России не стало  боевого корабля.  Страна лишилась еще одного своего  надежного союзника легкого артиллерийского крейсера «Александр Невский», из  второй «Надежной руки» государства и флота.

После спуска флага и ухода экипажа, на корабле не стало части его души, которая обеспечивала ему жизнь. По утрам не игралась «Побудка», не производился  «Подъем»,  сотни  пар ног перестали  бегать  по корабельным палубам и траппам, не стало слышно веселых молодых голосов и смеха. Пропали  все запахи  на корабле  и даже  на камбузной площадке. Не делались построения и приборки, перестали подаваться сигналы звонками и горном. Боевой когда-то крейсер стоял без признаков жизни, на нем не работали механизмы,  не было света, даже  живые существа корабля, с которыми с переменным успехом экипажем велась борьба, крысы начали его покидать.

Так  закончился  боевой путь корабля проекта 68-бис, пятого по сроку постройки и порядковому номеру, заложенного на Адмиралтейском судостроительном заводе «Андре Марти» Ленинграда, легкого артиллерийского крейсера «Александр Невский».  В течение 1991 года корпус крейсера  был подготовлен к буксировке и продан Индии.

Наверное,  таким как на картине, идущим по волнам и выполняющим боевые стрельбы,  останется легкий артиллерийский крейсер «Александр Невский» в памяти его экипажей  служивших  на нем в разные годы.

image031

Картина  корабельного художника крейсер «Александр Невский» в море

Не стареющим в памяти, остается и его многонациональный, большой   экипаж, за три с лишним десятилетия, прошедший через службу на своем артиллерийском крейсере. О чем не забывают и делятся своими фотографиями с товарищами.

image033

Слова В.Пикуля:   «Ни одно флотское сердце никогда не сможет забыть родной корабль», это не просто фраза из стихотворения, это позиция на всю оставшуюся жизнь, членов экипажа легкого артиллерийского крейсера «Александр Невский».  Отмечая 65-ю годовщину подъема флага на крейсере, не произвольно   возникает вопрос: «Почему за три с лишним столетия жизни, много раз, находясь в критическом состоянии,  военный флот России выживал»?  И не только выживал, но и строился, становился лучше по качеству, больше по количеству и мощнее по ударной мощи.

Есть полная уверенность в том, что и в XXI столетии,  в очередной раз наш Военно-морской флот России  выживет и возродиться, станет еще лучше.  Уверен, создавая его, Император  России Петр Великий, заложил в создаваемый  флот  не только корабельные традиции, систему подготовки,  правила корабельной службы. Он вложил  в него свою  душу, веру в его непобедимость  и силу.  Уверен  потому, что флот  боевые корабли, в первую очередь артиллерийские крейсера, продолжают помнить и любить, прошедшие на них службу люди.

Не может жить и мирно существовать Россия и ее народ без верного союзника и  надежной второй руки, ВОЕННОГО ФЛОТА! А военный флот, не может быть без преданных ему и знающих свое дело профессионалов ВОЕННЫХ МОРЯКОВ.

Жолобов Иван Александрович

image001

Мичман Жолобов Иван Александрович родился 09 ноября 1957 года в Воронежской области.

Там же провёл своё детство и окончил школу. После срочной службы в 1977-1979 г.г. в рядах Советской Армии служил мичманом на Северном флоте до 1998 года — в Видяево, Полярном, Североморске, Гремихе (Мурманск-140, г. Островной).

Неоднократно принимал непосредственное участие в испытаниях ядерного оружия на Новоземельском полигоне. Ветеран подразделений особого риска.

Во время службы на противолодочных кораблях СФ много раз бывал в боевых дальних походах. Награждён орденом Мужества, многими медалями.

В настоящее время живёт в г. Гатчина, Ленинградской области. Является Генеральным директором одного из предприятий в г. Санкт-Петербурге.

Стихи начал писать ещё во время службы. Серьёзно — уже в Гатчине. Основные темы — добро и зло, любовь и терпимость к людям, красота природы, окружающей нас мир. Ну и, конечно же, романтическая тема, навеянная морскими походами, ночными вахтами, штормами и криками чаек. Большое влияние на творчество оказало место рождения — Воронежский песенный край! Главное отличие в своей поэзии, как считает сам автор, это то, что каждая строчка в его стихах написана душой и является глотком воздуха.

ПОСВЯЩАЮ  ВЕТЕРАНАМ 

ПОДРАЗДЕЛЕНИЙ  ОСОБОГО  РИСКА.

 

Когда соприкоснётся лёд и пламень

Земля уходит из-под наших ног,

Летящий в бездну раскалённый камень

Сгибает всё в пути в бараний рог.

 

И сотни миллионов нам подобных,

И города, и реки, и леса,

Из мест красивых, милых и удобных,

Летят иль в бездну, или в небеса!

 

…Вот что пророчит нам коварный атом!

И чтобы миг такой не допустить,

Стоят, сжимая крепко автоматы,

Герои ПОРовцы, нам завещая жить!

 

Все подступы на рубежах Отчизны

Закрыты прочно ядерным щитом,

Чтобы могли с рождения до тризны,

Жить на Земле сегодня и потом!

 

Об этом говорю я всей планете!

И что сейчас могу на свете жить,

Обязан, как и все, героя этим,

Обязан говорить, дышать, любить!

 

Так воздадим же мы им Честь и Славу.

За то, что не жалея жизнь свою,

Они прошли сквозь огненную лаву

С ОСОБЫМ РИСКОМ. ГОРДО. И В СТРОЮ!

2017 г.

С остальными стихотворениями можно ознакомиться  здесь

 

Стихи Чкалова Валентина Александровича

image001

Капитан 1 ранга ЧКАЛОВ Валентин Александрович родился в городе Горьком (ныне Нижний Новгород) 2 июня 1933 года.

В 1954 году окончил Каспийское высшее военно-морское училище с золотой медалью и занесением на мраморную доску почёта училища. Для дальнейшего прохождения службы назначен на Северный флот.

Проходил службу на ЭМ «Охраняющий» (командир зенитной батареи), ЭМ « Озарённый» (командир группы управления артогнём, командир артиллерийской боевой части), ЭМ «Окрылённый» (старший помощник командира), ракетном крейсере «Вице-адмирал Дрозд» (старший помощник командира), большом противолодочном корабле 1 ранга «Адмирал Макаров» (первый командир).

В 1974 году назначен старшим преподавателем, а с 1976 года начальником кафедры «Тактики ВМФ и военной истории» Ленинградского высшего военно-морского инженерного училища имени В. И. Ленина.

Уволен в запас по возрасту в 1989 году.

Участник испытаний ядерного и термоядерного оружия в атмосфере на Новоземельском полигоне в 1958 и 1961 г.г. Ветеран подразделений особого риска.

Участник многих флотских учений, походов, визитов, деловых заходов.

Публикации: подборка стихов в сборнике «Новоземельская муза» СПБ, 2000 г.; сборник стихов «Гвозди в пустоту» СПБ, 2003 г., российский литературный портал Стихи РУ:

http://stihi.ru автор Валентин Чкалов.

Чкалов В.А. живёт в Санкт-Петербурге.

 

Приветствие новоземельцам

Я с кораблей, которые ходили
В те дальние суровые края,
Где вы трудились и служили,
Делами грандиозными руля.

И вот опять вы вместе в зале:
Моря седин, усталых глаз.
Как всё давно! Какими вы бывали!
Достоин вас — какой рассказ?

Поговорим. Нам надо поделиться:
Кто как живёт? Обходит ли беда?
Есть ли родник, чтобы воды напиться?
И кто кого покинул навсегда?

Поделимся теплом своих объятий,
Рукопожатием горячих рук.
Расскажем всё друг другу без изъятий:
В какой стране мы оказались вдруг.

И вспомним мы: Новоземелья были,
И многотрудье в давние года,
Когда на всё нам доставало силы
И отступали мрак и холода.

Друзья мои! Здоровья вам желаю
И радости для всех усталых глаз,
Чтобы декабрь для вас казался маем,
Чтобы страна не забывала вас!
5.12.2000 г. Санкт-Петербург.

Северу

 В моей душе заледенелой
Навек остался облик белых,
Чуть синеватых ледников
У тёмных скал на горизонте.
Кто сдвинул их угрюмым фронтом
Для моря зыбкого оков?

В тот край далёкий и суровый
Нас посылали снова, снова
В дозор невероятных дел,
В то время дел совсем закрытых.
Полярная — почти в зените.
Беседуй с ней про свой удел.

Жизнь – не дарила нам чудес:
Где ждали луг – наломан лес,
И каждый свой проносит крест.
Куда бы ни кидала служба,
Забыть ли с приполярьем дружбу?
Я – вечный пленник этих мест!
1999г.

Дезактивация

Я ранее не знал цену Новоземелья…
Что каждый ставил там на кон,
Туда идя без страха и сомненья?
Нас помяни далекий полигон.

Там содрогались мощные утёсы.
В полярном сумраке – раскол небес…
О, где вы «Озарённого» матросы,
Попутчики моих суровых мест?

Ты, качка, замотала нас до дури.
О, небеса! Что льёте вы на нас?
Наш командир молчит на круглом стуле:
Он знает – для балды противогаз.

О, молодость! Веселье и беспечность,
Как и везде, всегда, совсем не грех.
Нам рано мира ощущать конечность,
Кому – печаль, а нам – веселый смех.

Насосы шлангами нагонят воду.
Мы льём на палубу, надстройки и на борт.
Всё перемешано в ненастную погоду,
Которая — опять не первый сорт.

О, где вы эти старые замеры?
Открой нам химик, что от нас скрывал,
Когда плясала стрелка выше меры,
В какой и сам ты угодил завал?

Прошли года. Пришла пора похмелья…
Да, знали мы, что Север – не курорт.
О, Господи! Прости Новоземелье…
Бушуй, бушуй без нас могучий Норд!

2001г.

 

ВОСПОМИНАНИЯ капитана 1 ранга Лебедева Виктора Олеговича

image001-%d0%ba%d0%be%d0%bf%d0%b8%d1%8fПредседатель общественного Совета ВМФ  МКВВ капитан 1ранга В.О.Лебедев  

image003-%d0%ba%d0%be%d0%bf%d0%b8%d1%8fВ.О.Лебедев с женой Надеждой Васильевной

ВОЕННОЕ  ДЕТСТВО   и  УЧЕБА

У каждого подходит время,  когда начинаешь мысленно оглядываться в прошлое и вспоминать, у меня такое время пришло. Родился я 11 марта 1932 года в городе Омске, как и большинство моих сверстников, родившихся до   Великой Отечественной войны,  рано начал трудовую деятельность. В неполные 12 лет  был принят на работу электромонтером в береговую мастерскую Нижне — Иртышского речного пароходства в городе Омске (приказ начальника пароходства от 12 января 1944 года   №13-л)  одновременно продолжал учебу в 5 классе.

image005-%d0%ba%d0%be%d0%bf%d0%b8%d1%8f

Город Омск

Город  Омск — один из крупнейших городов Сибири, административный центр Омской области, расположен на слиянии рек Иртыш и Омь, основан в 1716 году. Удостоен почётного звания «Город трудовой славы», является крупным промышленным центром с предприятиями разных отраслей, включая оборонную и авиакосмическую промышленность.

image007-%d0%ba%d0%be%d0%bf%d0%b8%d1%8f

Река Иртыш

Река  Иртыш, проходящая по территории России,   является левым, главным притоком  реки Обь, длина  составляет 4248 километров, что превышает длину самой Оби.  Иртыш вместе с Обью является  самым  протяжённым  водотоком страны, второй по протяжённости в Азии и шестой в мире.  

Однако экзамены за 5 класс сдавать мне  не пришлось, так как с бригадой ремонтников был направлен в командировку. Отправили нас на грузовой машине в апреле месяце 1944 года на Север по берегу реки Иртыш для ремонта пароходов, которые зазимовали в различных населенных пунктах (пристанях) из-за ледостава. Навигация 1943 года продолжалась до последнего дня, пока лед не позволил дальнейшее продвижение судов,  и пароходы не смогли вернуться в порт приписки для зимовки и ремонта.

Поскольку, за прошедшее с момента поступления на работу время должную квалификацию приобрести не удалось, учиться ремонту судовой электроаппаратуры и сетей приходилось  на практике под руководством старших товарищей.  Обстановка требовала  и зачастую приходилось работать  под напряжением, но суда были отремонтированы и подготовлены к навигации своевременно. Так, переезжая, с группой ремонтников,  от пункта к пункту, где зимовали суда,  добрались до порта Тара, где нас застал весенний ледоход, освободивший реки ото льда.

После возвращения из командировки в город Омск, получив достаточный по тем временам практический опыт,  в береговой мастерской речного порта выполнял уже более сложные работы вплоть до перемотки и ремонта электродвигателей. Мастерская находилась на берегу Иртыша. Взрослых рабочих практически не было, и мы трудились вдвоем с моим одногодком, а бригадир приходил для контроля периодически. Рядом было военное училище, К нам часто заходили погреться у буржуйки курсанты из состава наряда, патрулировавшего вокруг территории училища. Поскольку в наряд заступал целый взвод, в том числе и на камбуз, у патруля всегда была картошка. Они пекли её на буржуйке, а нам давали подержать в руках свои винтовки.

Особой процедурой было получение на складе спирта для промывки  электрических двигателей, генераторов   и другого оборудования. Однажды, зная,  что спирт является желанным напитком для большинства мужиков, мы решили его попробовать. По дороги из склада налили в крышку пару глотков и решили закусить снегом. Больше глотка сделать не удалось, но  и этого было достаточно, чтобы  надолго   отбить желание  употреблять эту жидкость не по назначению. За хорошую работу на предприятии более 6 месяцев в годы войны был награжден медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне».

Из-за командировки 5-й класс школы оказался незаконченным, пришлось вновь повторить учебу по программе этого класса, но уже в Омской школе  юнг, в которую был зачислен приказом начальника пароходства от    10 октября 1944 года.  Школа  была открыта в начале 1944 года в Нижне -Иртышском пароходстве, куда зачисляли в первую очередь сирот и бездомных. Обучение в школе юнг зимою проводилось по программе общеобразовательной школы с добавлением специальных предметов, а в период навигации юнги направлялись на суда пароходства на штатные должности.

Навигацию 1945 года мне пришлось работать маслёнщиком на колесном  пароходе «Омич», который выполнял функции обеспечения других судов различными видами довольствия вплоть до кинофильмов. В машинном отделении вахту несли кочегар и масленщик. «Омич» был колесным пароходом, шатуны от паровой машины работали непосредственно на гребной вал, на котором находились колёса с деревянными плицами (как на пароходе из кинофильма «Волга-Волга»).

image009-%d0%ba%d0%be%d0%bf%d0%b8%d1%8f

Колесный пароход на переходе

В мои обязанности  масленщика входило продавливать вручную масленки с солидолом на вращающихся кривошипах и других работающих механизмах, обслуживать всё вспомогательное оборудование и системы. Работы было много,  и за вахту уставал,  в ответственных случаях в машинном отделении находился старший механик. Но очень часто при его отсутствии на ходу с мостика поступали команды об изменении режима работы машины.  В этих случаях к  пульту  управления вставал  масленщик и выполнял команды. Как,  умудрялись делать всё это мы, мальчишки 13-14 лет  сейчас представляется с трудом. Но пароходы плавали и аварий по нашей вине не бывало. Кочегаром на моей вахте была учительница из Ленинграда, эвакуированная в Сибирь – взрослых мужчин в тылу осталось мало.

Помниться, для чистки парового котла зашли в устье небольшой речки,  пароход подошел к берегу, пришвартовался к причалу. Трубки котла чистили, залезая   внутрь  через верхнюю горловину,  и через нижние лючки, которые закрывались заглушками со скобой. И вот одну из скоб мы с напарником из другой вахты выбросили нечаянно через иллюминатор вместе со шлаком. Чистку котла закончили, а котел пускать нельзя –  лючок  открытый. Капитан и механик установили причину,  и пришлось виновникам нырять за борт, разгребать кучу шлака и искать пропажу. А вода в Иртыше осенью уже не теплая. Через пару часов скобу нашли и отогревались, поднимая пар в котле.

Следующую навигацию был штурвальным на большом пассажирском пароходе «Яков Свердлов». Рейсы  от Омска до Салехарда проходили через Тобольск, Тару, Ханты-Мансийск и другие в те времена,  мало чем  известные города и населенные пункты. Уголь был большим дефицитом и когда он кончался пароход приставал к берегу для заготовки дров.

image011-%d0%ba%d0%be%d0%bf%d0%b8%d1%8f

Колесный пароход «Яков Свердлов»

Товаро-пассажирский пароход «Яков Свердлов», номер по списку МПС — 156.
Длина — 71,2метра,  ширина — 7,92метра, с обносами -16,15 метра, высота борта -2,66 метра  осадка – от 0,71 до 1,6 метра.  Дедвейт — 352 тонны. Пассажировместимость:    1 класс — 23 человек, 2 класс — 25 человек, 3 класс — 482 человека. Экипаж — 30 человек. Корпус клепанный. Паровая машина Сompaund наклонная с холодильником, мощность — 500 л.с. Котел – «Кобло паровой оборотный». Для  работы машины  используются  дрова около   2,0  куб.м. в час.

 Тайга по берегам  Иртыша и Оби стояла непроходимая, сосны и кедры вековые. На заготовку выходила вся команда и пассажиры. Мы еще умудрялись  выкроить время для сбора кедровых шишек, полюбоваться на нашу неповторимую тайгу. Продолжение рейса сопровождалось щелканьем  ароматных  кедровых орешков, в том числе и на вахте. До сих пор вспоминаются вахты у штурвала в светлые северные  ночи, когда пароход идет вдоль небывалых по красоте  берегов Иртыша и Оби или выходит на необозримые просторы Обской губы.

image013-%d0%ba%d0%be%d0%bf%d0%b8%d1%8f

Обская губа

Обская губа  это  самый крупный залив Карского моря, расположен между полуостровами Гыданский и Ямал. В восточной части залива от него ответвляется Тазовская губа, в которую впадает река Таз. Длина залива более 800 километров, ширина от 30 до 80 километров, глубина до 25 метров.

 Жили все юнги, а нас было 7 человек, в одной каюте, стояли вахту наравне   со взрослыми по 4 часа через восемь. Норма питания у нас была рабочая,   кормили  нормально. До сих пор помнятся обеды, когда наступало время,  повар готовила  и ставила нам на стол  огромную сковороду,  готовой  жареной  картошки.  Все дружно начинали её есть  ложками с края сковороды, и важно было не пропустить момент последнего гребка от оставшегося центра. Время было военное, денег не платили, да и магазинов где, можно было купить продукты, рядом не было.  По окончании школы юнг следующим этапом моей трудовой деятельности была работа токарем на заводе измерительных приборов в городе Краснодаре, куда переехала наша семья.

image015-%d0%ba%d0%be%d0%bf%d0%b8%d1%8f

Город Краснодар

Город Краснодар   расположен на юге России,  лежит  на правом берегу реки Кубань, на расстоянии от 120 до 150 километров к востоку от Чёрного и Азовского морей, и   более 1300 километрах  к  юго-западу от Москвы.

После трехмесячного обучения мне был присвоен рабочий разряд, закреплен станок ДИП-200 в механическом цехе и поручена работа по изготовлению различных деталей для электроизмерительных и радиоприборов.  Завод выполнял большой оборонный заказ,  и требования к качеству изготавливаемых деталей были очень высокими. Завод, располагался на окраине города,  и при трехсменной работе приходилось добираться на работу в ночную смену (и домой с вечерней) пешком, так как трамвай в это время часто уже  не ходил. Дорога проходила через парк и окраину  города,  и шли мы под звуки транслируемых уличными  репродукторами ночных радиопрограмм.

Работая, одновременно учился в 9 классе общеобразовательной вечерней школы. При этом посещал уроки, когда работал в дневную и ночную смены, а при работе в вечернюю смену неделя уроков пропускалась. Шел 1948 год, третий послевоенный год, это считалось обычным явлением,  никто не предлагал изменить режим работы, чтобы была возможность учиться все время. Ещё хватало времени для общественной работы, так как меня избрали комсоргом механического цеха.

Осенью 1949 года я узнал о дополнительном наборе на подготовительные курсы  в  Калининграде   и через военкомат был направлен для сдачи экзаменов для поступления на третий курс. Подготовительные курсы были открыты  во  «Втором  Балтийском»  военно-морском  училище.

image017-%d0%ba%d0%be%d0%bf%d0%b8%d1%8f

Территория   «Второго   Балтийского» военно-морского  училища

Военно-морское училище было открыто  четвертого августа 1948 года Постановлением Народных комиссаров, на земле поверженной Германии.  Оно было образовано на базе Бакинского военно-морского подготовительного училища, переведенного в 1947 году в Калининград. Территория, занятая училищем осталась прежняя, это было четырех этажное здание, построенное немцами в 1937 году под полицейские казармы, к которому было присоединено несколько размещенных рядом строений.

image019-%d0%ba%d0%be%d0%bf%d0%b8%d1%8f

Контр-адмирал А.М. Филиппов, Начальник «Второго Балтийского  военно-морского  училища»

Это был последний выпускной курс подготовительного училища, так как после него наборы  уже не проводилось, а подготовительные училища расформировывались. Мы, дополнительный набор, начали учебу вместе с воспитанниками, которые уже проучились в «подготе» два года, но никакой годовщины или неуставных взаимоотношений у нас не было, отношения складывались товарищеские,  чему во многом способствовали наши воспитатели и преподаватели.

image021-%d0%ba%d0%be%d0%bf%d0%b8%d1%8f

Восстановленный Кафедральный собор

Город Калининград  вовремя  войны   был сильно разрушен, большинство зданий не уцелело, а некоторые кварталы превращены в руины из битого кирпича и стекла. Особенно привлекали нас развалины замка прусских королей и других исторических мест. Ходили мы и в собор, где был похоронен великий немецкий философ Кант.

Датой основания Калининграда (Кёнигсберга) считается 1255 год, когда рыцарями Тевтонского ордена на месте саженного прусского селения Твайсте, в устье реки Преголя был заложен замок, который постепенно расширился, укрепился  и превратился в мощную крепость. На протяжении всей своей истории крепость, а затем город Кёнигсберг был источником войн с восточными соседями. В конце  Великой Отечественной войны 9 апреля 1945 года город Кёнигсберг был взят штурмом советскими войсками. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 7 апреля 1946 года Кёнигсберг стал областным центром, созданной области,  включенной в состав РСФСР, а 4 июля 1946 года был переименован в Калининград.

Современный  город Калининграда

Строительство новых жилых кварталов и зданий, велось, как и на всех территориях, разрушенных войной, очень быстрыми темпами. Уже через три года после войны был открыт знаменитый зоопарк, все кварталы города связали трамвайные линии. Работали водопровод и канализация.

Здание   училища  было восстановлено одним из первых, приспособлено для учебного процесса  и проживания. В жилых кубриках  и учебных классах сохранились полы   из дубовых досок. Каждую субботу мы скоблили их осколками разбитого стекла и доводили до предельной белизны.

За учебой и освоением особенностей  военной службы год пролетел быстро,  наступило время выпускных экзаменов за десятый класс. Как сейчас помню выбранную тему сочинения: «Образ Сталина в советской литературе».  Эпиграфом взял слова поэта Суркова: «Мы так Вам верили, родной товарищ Сталин, как, может быть, не верили себе». И это было не притворство, а истинные чувства абсолютного большинства моих товарищей. С экзаменами мне повезло, получил по всем предметам пятерки (кроме письменного русского) и был выпущен из училища первым по списку с серебреной медалью и правом выбора  Военно-морского училища для дальнейшего обучения. Учитывая имеющийся стаж работы, выбрал Высшее военно-морское ордена Ленина инженерное училище имени Ф.Э.Дзержинского в Ленинграде, дизельный факультет.

image025-%d0%ba%d0%be%d0%bf%d0%b8%d1%8f

Здание Адмиралтейства

Высшее военно-морское инженерное ордена Ленина училище имени Ф. Э. Дзержинского, начиналось с  Училища  корабельной архитектуры, созданного,   31  августа 1778 года при правлении  Императора Павла I. Его повелением в Санкт-Петербурге и Херсоне были основаны первые в мире военно-морские инженерные учебные заведения — Училища корабельной архитектуры. Долгое время, созданное училище располагалось в здании  Адмиралтейства  Санкт-Петербурга.

До момента создания, на базе Училища архитектуры,  после революции  Высшего военно-морского училища прошло достаточное количество лет, и произошло много изменений. При очередном изменении  16 мая 1939 года, военное училище было отнесено к разряду  высших учебных заведений  1-й категории, и переименовано в  Высшее военно-морское инженерное училище имени Ф. Э. Дзержинского. Награжденное 10 июня 1939 года,  орденом Ленина, училище   стало называться  Высшим  военно-морским  инженерным,   училищем  имени Ф. Э. Дзержинского.  Когда возросла потребность в специалистах-инженерах для кораблей,  25 апреля 1953 года,   паросиловой факультет был  переведен,  в  ВВМИУ города Пушкин, а дизельный факультет  в   ВВМИУ город  Севастополь.

Курсантские годы — это особый, незабываемый период  жизни. Мы жили в атмосфере  города, каждая улица и дом которого были для нас легендой и историей страны.  За 4 года мы прошли все музеи (только в Эрмитаже был организован цикл из 40 бесплатных лекций), ходили в театры, гуляли по паркам, проспектам и улицам. И всегда нашим маяком был шпиль ставшего родным Адмиралтейства. За эти годы сложился и спаялся дружный коллектив товарищей-однокашников, многие из которых стали родными и близкими на всю жизнь.

Для нас курсантов Ленинград (Санкт-Петербург) был не просто город, а  флотский город, построенный основателем  флота России Петром I, здесь он  начинал свои первые шаги по созданию военного флота, «прорубившего» окно в Европу.

image027-%d0%ba%d0%be%d0%bf%d0%b8%d1%8f

Дворцовая площадь Ленинграда 

Днем образования города считается День Святой Троицы, 16 мая  1703 года, день закладки и начала строительства на острове Заячий крепости, положившей начало новой столицы России — Санкт-Петербургу. Строительство города требовало людей различных профессий и специальностей, в 1710-1711 годах Указом Петра I предписывается  выслать на житиё,  к  месту  строительства,  лучших людей, как купеческих,  так и из крестьян, а более из мастеровых разных художников, плотников, столяров, кузнецов, каменщиков с женами и детьми, было много трудностей, но город был построен.

image027-%d0%ba%d0%be%d0%bf%d0%b8%d1%8f

Петропавловская крепость 

Учили нас и воспитывали офицеры, прошедшие школу войны. Начальник факультета Якубенко А.Н., офицеры Федосеев ПИ., Андрюк Б.Д., Мягков Л.В., преподаватели Колычев Н.И., Бологов В.С., Проклятиков П.Н.,Русаков В.Н. и другие. Они стремились не только заложить в каждом из нас  фундаментальные знания каждый по своей дисциплине, но и делились богатым жизненным опытом, воспитывали в духе патриотизма и преданности флоту.

Все шло хорошо, мы курсанты привыкли к размеренной жизни в училище, и вдруг как гром среди ясного неба стало  для нас решение о переводе дизельного факультета,  в том числе нашего четвертого курса,  в новое училище, которое было открыто  в городе Севастополе в бухте Голландия.  Военно-Морскому Флоту,  в состав которого ежегодно входили десятки боевых надводных кораблей и подводных лодок, нужны были квалифицированные инженер механики для этих кораблей.

image031-%d0%ba%d0%be%d0%bf%d0%b8%d1%8f

Севастопольское Высшее военно-морское инженерное училище подводного плавания

Севастопольское, «Высшее военно-морское инженерное училище подводного плавания»  было  создано в 1951 году. Основанием для его образования   стал   приказ Морского Министра  Адмирала Флота Советского Союза Н.Г. Кузнецова. Военное  училище, разместилось  в бывшем здании Морского кадетского корпуса,  основанном еще  в   1916 году. Начальником училища,  был назначен инженер-контр-адмирал М. В. Королёв.  В 1952 году,   в училище было образовано  два факультета,  30 апреля 1953 года из  Высшего военно-морского инженерного училища имени Ф. Э. Дзержинского был переведён наш дизельный факультет. 11 октября 1953 года, командующий Черноморским флотом,  адмирал С. Г. Горшков вручил училищу Знамя части.

Севастопольское Высшее военно-морское инженерное училище подводного плавания было создано для подготовки  специалистов подводных лодок, с перспективой подготовки инженер механиков для атомных подводных лодок.  Наш курс после завершения пятого года учебы, преддипломной практики на судостроительных заводах и  подводных лодках ВМФ, после успешной  защиты дипломов, стал первым выпуском училища. За год пребывания в городе  Русской славы Севастополе, ознакомились с его героическим прошлым.

image033-%d0%ba%d0%be%d0%bf%d0%b8%d1%8f

Отряд кораблей  впервые  входит в Севастопольскую бухту 1783 год.

Город был заложен в 1783  году 3 июня,  на берегу Севастопольской бухты, в   1784 году он получил название  Севастополь, что в переводе с греческого означает «величественный город». В строительстве Корабельной стороны города Севастополя принимали участие и матросы из экипажа корабля «Святой Павел», которым командовал капитан 1 ранга Ф.Ф. Ушаков.

image035-%d0%ba%d0%be%d0%bf%d0%b8%d1%8f

 

 

Севастополь внутренний рейд зарисовка 1860 года

ОФИЦЕРСКАЯ СЛУЖБА

Моя  служба Отечеству офицером началась в 1956 году на Северном флоте в должности главного инженера судоремонтной мастерской № 1227 вспомогательного флота, расположенной в поселке  Дровяное на берегу Кольского залива.

image037-%d0%ba%d0%be%d0%bf%d0%b8%d1%8f

Школа поселка Дровяное

Дровяное  это бывшее урочище, которое посещали жители Колы, чтобы запастись  дровами.  В 1897 году,  в  поселке Дровяном появился лесозавод, а в 1915 году была построена и начала работать школа, она стала в это время первой школой  Мурманской области.

Пришлось привыкать не только к новой должности, людям,  но и осваивать новые климатические условия. С детства привык к судам и воде внимательно присматривался к находящемуся рядом Кольскому заливу, сравнивал его с нашими сибирскими реками.

 image039-%d0%ba%d0%be%d0%bf%d0%b8%d1%8f

Вход  в Кольский залив

Кольский залив – один из заливов Баренцева моря, находящийся  у северного берега Кольского полуострова. Вдается в материк в южном направлении на   31 милю. Ширина у входа между северной оконечностью острова Торос и мысом Летинский 2,5 мили,   глубины до 300 метров, берега высокие скалистые со скудной северной растительностью. Своими изгибами Кольский залив делится на три колена северное, среднее, южное   изрезанные множеством мелких  заливов  и бухт. В залив впадает множество рек, в том числе полноводных, как Кола и Тулома. На восточном берегу залива, расположены крупные не замерзающие порты Мурманск, столица северного края   и  Североморск, являющийся штабом Северного флота, на западном  берегу  не далеко от входа расположен город Полярный.

Служба на Северном флоте продолжалась десять лет и хорошо запомнилась. Много приходилось выполнять аварийных, срочных и восстановительных работ для обеспечения внеплановых выхода кораблей и судов на боевую службу. Особенность службы на судоремонтном предприятии  заключается в том, что позволяет находиться в курсе многих событий, происходящих на флоте. Так,   ночью  27 января 1961 года,  мне тогда уже начальнику мастерской,  позвонил домой начальник аварийно-спасательной службы  Северного флота.   Управление    флота  так же находились в Дровяном,  и попросил срочно изготовить,  из стального троса большого диаметра буксировочный бугель (брагу) для спасательного судна, направлявшегося на поиск подводной лодки.  Вызванные на работу такелажники, выполнили эту работу в кротчайшие сроки на борту судна. Позже выяснилось, что спасатели выходили на поиск пропавшей подводной лодки «С-80». На этой лодке, переоборудованной под комплекс крылатых ракет, при отработке задач боевой подготовки погиб мой одноклассник командир БЧ-5 Геннадий Жук.

Спустя много лет, когда нашли и подняли «С-80», в результате расследования было установлено, что лодка проводила зарядку в режиме РДП. Волна, как предполагается, захлестывала  шахту и на верхней крышке люка, намерз лёд. Пробив зарядку, лодка пошла на глубину, а крышка при этом плотно не закрылась. Волна хлынула в отсек,  и хотя моряки пытались предотвратить её дальнейшее поступление, у них это не получилось. Лодка затонула, и никто из членов экипажа не остался в живых. Позже,  при встрече,  мой однокашник Евгений Кобцев  (впоследствии начальник технического управления Черноморского флота, контр-адмирал), а тогда командир БЧ-5 подводной лодки,   рассказал, что его поменяли  местами службы на подводных лодках (по просьбе Гены Жука).  В 2002 году Е.Кобцев был на братской могиле экипажа «С- 80» в  губе  «Оленья»  и сказал: «Меня постоянно преследует мысль, что если бы я не ушел с этой лодки, они были бы живы».

За годы службы на Северном  флоте, постепенно привык к новым условиям жизни и службы, погоде и природе нашего Севера.

Больше всего нравилось лето севера и  прекрасные ни с чем, ни сравнимые, полярные белые ночи. Светло, солнце греет, а все же чувствуешь, что это не день такая  прозрачность, будто не воздух кругом,  время остановилось и застыло  в безмолвии впечатление такое, что  попал в сказку и если бы, не доносившийся детский радостный, веселый смех иллюзия сохранялась бы долго.  В ясный полярный день в загородных парках на цветущем лугу или у небольшого кустарника  можно встретить чуть ли не все цвета красок, но больше всего ярко-желтых, голубых, синих, сиреневых и ослепительно  белых. Покачивают яркими головками лесная герань, купальница, золотарник, луговик и еще много других цветов и  высоких травянистых  растений.

image041-%d0%ba%d0%be%d0%bf%d0%b8%d1%8f

 Даже за короткое лето на севере появляются такие яркие, красивые цветы

Богата северная тундра ягодами и грибами, первые грибы появляются обычно  в начале июля, но настоящий грибной сезон начинается  во второй половине  ав­густа. В урожайные годы грибов бывает не просто много, а очень много. Собранные, в большом количестве  грибы долго перебирали, мыли, варили, жарили, мариновали, салили. Длинной, полярной зимой, хлебосольные северяне    приглашали  друг  друга в гости, и угощали  своими  домашними грибными деликатесами.

image043-%d0%ba%d0%be%d0%bf%d0%b8%d1%8f

Грибы богатство нашего Заполярья

То же надо сказать и о ягодах. Когда они поспевают на севере, ходить становиться опасно, буквально шагнуть нельзя, чтобы на них не наступить. Первой поспевает болотная ягода морошка. Она хоть и рас­тет на болоте, а по вкусу никакой лесной ягоде не уступит. Первая морошка сочная, ароматная,  на вкус приятная, обильна витаминами и кругом обилие. Вслед за ней со­зревают вороника, брусника, черника. Наступает раздолье для любителей ягод, их собирают семьями и не только руками, но и еще придуманными так, называемыми «комбайнами», много портят и потом надо долго перебирать, но желанье собрать, как можно больше побеждает, и набирают ягод много. С приходом  домой еще долго в полярный день приводят собранные ягоды в порядок.

image045-%d0%ba%d0%be%d0%bf%d0%b8%d1%8f

Морошка это северный деликатес

А служба продолжалась мы,  судоремонтники всегда  узнавали одними из первых об авариях кораблей и судов, все делали  для устранения их последствий, а так же о подготовке кораблей и судов к предстоящим походам, учениям, посещениям иностранных государств и выполнению других заданий командования.

В 1961 году был  назначен  начальником отдела одного из управлений  Северного флота. Это была совершенно иная сфера служебной деятельности, которая позволяла не только использовать уже имеющийся опыт работы, но и  изучить структуру и  организацию флота.

image047-%d0%ba%d0%be%d0%bf%d0%b8%d1%8f

Ускоренно строящийся город Североморск

 Приезжая по делам службы в штаб Северного флота наблюдал,  как  постепенно строился и хорошел город Североморск.   Наиболее интенсивно шло строительство города под руководством командующего флотом адмирала  А.Т.Чабаненко, командовавшего Северным флотом более 10 лет с 1952 по 1962 год. В  столице Северного флота были  построены Дом офицеров флота, первый на Кольском Заполярье широкоформатный кинотеатр, современный плавательный бассейн, военная поликлиника, городская больница и парк. К началу 60-х годов Североморск,  становиться  визитной карточкой флота. Рейд и причалы  стали пополняться  новыми кораблями, после постройки в городе Ленинграде на Судостроительном заводе №194 им. Андре Марти, занял свое место в Кольском заливе легкий артиллерийский крейсер «Александр Невский».

image049-%d0%ba%d0%be%d0%bf%d0%b8%d1%8f

Крейсер «Александр Невский» на бочке в Кольском заливе

 

Постепенно познакомился с историей Северного флота, в первую очередь со строительством и ремонтом.

    Строить корабли для флота на северном театре начинали еще в Петровские времена, первый военный корабль «Святой апостол Павел» здесь был заложен в       1693 году Петром I. 25 мая 2014 года приказом ГК ВМФ России годом образования Северного флота определен 1733 год, годовым праздником определена дата 1 июня.  Попыток,  формирования корабельных сил на севере России, а потом и Советского Союза было несколько. Практически,   впервые это было осуществлено только 19 июля            1916 года, когда  приказом по Морскому министерству России было объявлено о сформировании флотилии Северного Ледовитого океана.  К середине  1917 года,  Россия на севере  имела военную флотилию, в которую входило — 94  боевых корабля и вспомогательных судна.

 Свершившаяся революция и гражданская война состояния корабельного состава флота на севере не улучшило, он утерял практически все свои корабли, разрушилась его инфраструктура. С изгнанием интервентов и белогвардейцев,  с северных земель, в начале марта 1920 года, для защиты своих морских и прибрежных  территорий молодая Советская республика  начала  формировать  Беломорскую флотилию.        В апреле  флотилия  была переименована,  в Морские силы Северного моря, но через два года в мае 1922 года, созданные силы   были расформированы, ввиду отсутствия денег на их содержание.

С обострением международной обстановки, начавшийся  грабеж и разбой  на северных территориях, не прекращающиеся попытки высадки людей иностранных государств на неохраняемое побережье,  не законный отлов рыбы, отстрел животных   требовали создания морских сил для защиты. Поэтому теперь уже военным флотом Советского   Союза, в соответствии с приказом Народного комиссара обороны СССР от 15 апреля 1933 года на север приходит два отряда кораблей с Балтийского флота.

Из пришедших кораблей 1 июня 1933 года была сформирована Северная военная флотилия первый командующий флагман флота 2 ранга З.А. Закупнев. С приходом кораблей было  начато строительство главной базы в Екатерининской гавани, получившей название Полярное. С момента создания флотилии она начала пополняться кораблями и людьми, расширился круг решаемых ею задач,  поэтому в соответствии с приказом Народного комиссара обороны от 11 мая 1937 года флотилия реорганизуется в Северный флот.

В 1964 году приказом Главнокомандующего ВМФ назначен на должность начальника производственного отдела 35 судоремонтного завода  ВМФ в поселок Роста Мурманской области.

image051-%d0%ba%d0%be%d0%bf%d0%b8%d1%8f

Судоремонтный 35-й  завод ВМФ

35 СРЗ  был основан знаменитым полярником Иваном Дмитриевичем Папаниным, вступил в строй в 1938 году.  С началом Великой Отечественной войны 1941-1945 годов его роль возросла и  в 1943 году он передается  Военно-Морскому Флоту. Постепенно завод стал базовым судоремонтным предприятием Северного флота, оснащен самым современным оборудованием, в том числе уникальными станками,  современной вычислительной техникой. На заводе разрабатывались и внедрялись новые технологии, позволяющие принимать в ремонт все типы современных надводных кораблей и подводных лодок. Работа на таком предприятии под руководством опытных руководителей была лучшей школой производства и экономики.

 К середине 60-х годов,  коллектив  35-го судоремонтного завода в полной мере  освоил ремонт подводных лодок проектов 613, 641,  611, 629, 629А,  надводных кораблей различных  проектов. На заводе  заканчивалось  строительство плавучих контрольно-дозиметрических станций водоизмещением до 2 тысяч тонн для обеспечения атомного судоремонта, завершалось  восстановление подводной лодки «С-350» проекта 633 (заказ 4001), выполнял многие другие уникальные работы.

image053-%d0%ba%d0%be%d0%bf%d0%b8%d1%8f

Коллектив производственного отдела  35-го  завода

В период освоения флотом нового вида боевой деятельности, несения боевой службы в Атлантике и Средиземном море,  возросла потребность  в судоремонте, объемы стали  настолько большими, что  часто завод не мог принять от технического управления флота даже небольшой дополнительный заказ, так как не хватало производственных мощностей и рабочих. Ремонтируемые корабли стояли у причалов в три — четыре корпуса и это осложняло проведение на них ремонтных работ и организацию испытаний.

Несколько слов только о заказе 4001. Во время  взрыва на подводной лодке  «Б-37» в 1962 году в городе  Полярном.

image055-%d0%ba%d0%be%d0%bf%d0%b8%d1%8f

Город Полярный

 

На  этой подводной лодке служил командиром  боевой части пять   (БЧ-5)  мой однокашник  Генрих  Якубенко.  Он    чудом,  остался в живых, т.к. в  момент взрыва по служебным делам находился на 10 судоремонтном  заводе. Получила повреждение стоявшая рядом у причала подводная лодка проекта 633 «С–350». Командованием Военно-Морского Флота было доложено руководству страны, что в результате катастрофы погибла одна подводная лодка, а вторая получила повреждения. Фактически у этой подводной лодки были разрушены три носовых отсека. По решению Министра обороны СССР подводная лодка была поставлена для восстановительного ремонта на 35-й Судоремонтный  завод. Заводом  были изготовлены при участии заводов Минсудпрома, оборудованы всеми механизмами и системами, а затем пристыкованы  в сухом доке, к оставшейся части подводной лодки три первых отсека. Мне  довелось принимать участие на завершающем этапе этой уникальной работы по восстановлению половины корпуса подводной лодки.

image057-%d0%ba%d0%be%d0%bf%d0%b8%d1%8f

Подводная лодка 641 проекта «Б-37»

После трех лет службы на заводе, в 1967  году приказом Министра обороны СССР назначен старшим офицером,  а в 1968 году – начальником отдела  Главного управления судоремонтных заводов Военно-Морского Флота СССР. Произошел очередной мой переезд по служебной необходимости, дальше от кораблей и действующего Северного флота, но дел и ответственности прибавилось, рас ширился круг обязанностей, количество командировок и их география.

Это был период небывалого в истории нашей страны,  технического перевооружения  корабельного состава Военно-Морского Флота. В его состав ежегодно вступали десятки новых дизельных подводных лодок, разных проектов, в том числе оснащенных баллистическими ракетами. Со стапелей судостроительных заводов, сходили атомные подводные лодки первого и второго поколения, вступали  в строй надводные корабли  новых проектов, в том числе тяжелый ракетный  атомный крейсер, авианесущий  тяжелый  крейсер с авиацией на борту.

image059-%d0%ba%d0%be%d0%bf%d0%b8%d1%8f

 

 

 

 

Тяжелый атомный ракетный крейсер проекта 1144

image061-%d0%ba%d0%be%d0%bf%d0%b8%d1%8f

 

Тяжелый авианесущий крейсер проекта 1143 «Киев»

Перед судостроительной промышленностью страны и судоремонтными предприятиями Военно-Морского Флота стояла задача по созданию соответствующей новому техническому уровню кораблей и вооружения судоремонтной базы.

image063

Ракетный подводный крейсер стратегического назначения

Для решения этой задачи выделялись значительные бюджетные средства, а для координации ведения работ и решения конкретных проблем в сжатые сроки ЦК КПСС и Правительством СССР принимались соответствующие Постановления и организовывался контроль их исполнения.

Чтобы, до конца представить темпы развития и создания судоремонтной базы Военно-морского флота в эти годы,  можно   привести следующие сравнения.  Если полезные производственные площади на начало 9 пятилетки (1971 год) принять за  100 процентов, то через 5 лет (1976 год) они возросли до 150 процентов,  к 1978 году  уже до 173 процентов, а в 1980 году составляли 216 процентов. Вместе с ростом производственных площадей росло количество современного технологического оборудования, энерговооруженность производства, вводились в эксплуатацию новые судоподъемные средства. Именно в эти годы для 30 и 82 Судоремонтных заводов были заказаны и построены в Японии и Швеции за счет валютных средств уникальные большие плавучие доки грузоподъемностью по 80 000 тонн. Таких плавучих доков  не имела ни одна морская держава мира.

image065

Плавучий док «ПД-50» Северного флота

В 1968 году было принято специальное постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР «О мерах развития судоремонтной базы для ремонта кораблей ВМФ».  Во исполнение этого постановления за счет централизованных капитальных вложений были построены на Тихоокеанском флоте    30-й  Судоремонтный завод в бухте Чажма,  блоки цехов площадью в десятки тысяч квадратных метров на 49-м  и 179-м   заводах.  На  Северном флоте – на 10-м  и 35-м   Судоремонтных заводах. Одновременно на флотах ускоренно строилось большое количество объектов жилого и культурно-бытового назначения.

В 1973 году ЦК КПСС и Совет Министров СССР вновь рассмотрели положение с организацией судоремонта в Военно-Морском Флоте. Было  принято  новое постановление, в котором особое внимание уделялось подготовке производства  к  освоению ремонта новых атомных подводных лодок и надводных кораблей новых проектов. Повысились требования к качеству ремонта атомных подводных лодок, увеличился объем выполняемых в период ремонта модернизационных работ и в значительной степени возросли требования к снижению шумности  кораблей, в первую очередь атомных подводных лодок.

В 1975 году вышло постановление ЦК КПСС и СМ СССР № 302-104 «О повышении ресурса надежности перспективных атомных подводных лодок и крупных надводных кораблей» (приказ Министра обороны СССР 1975 года № 0051). В соответствии с этим постановлением на заводах были созданы новые производства и внедрены новые технологические процессы.  Работа по подготовке указанных  постановлений проводилась под руководством Главнокомандующего Военно-морским флотом,  Адмирала флота Советского Союза Сергея Георгиевича Горшкова.  Непосредственно в ГУСРЗ ВМФ под руководством начальников управления вице — адмирала  Караганова Леонида Ивановича (1954-1970 годы) и Геворкова Александра Месроповича (1970-1986 годы) с привлечением начальников и специалистов всех отделов главного управления.

Мне, как начальнику отдела, поручалось подготовка и согласование с заинтересованными министерствами и ведомствами вопросов, касающихся круга ведения отдела. Работа над каждым постановлением начиналась с проработки и согласования вопросов с заинтересованными службами и управления Военно-Морского Флота и Минобороны и Центральным финансовым управлением. В ЦФУ особенно тщательно   рассматривали предложения о  развитии производства и увеличения численности персонала, по организационно-штатным вопросам мы находили поддержку в Главном организационно-мобилизационном управлении Генерального штаба, где вопросы Военно-Морского Флота вел отдел, возглавляемый контр-адмиралом Ямщиковым  Николаем Ивановичем, который неоднократно бывал на заводах и хорошо знал специфику их деятельности.

Согласно существовавшему порядку, ВМФ  должен  был согласовать свои  предложения с заинтересованными министерствами и ведомствами и, в частности, с Госпланом, Минфином, Минсудпромом, Минздравом, Госкомтрудом,  Госпрофобром и другими ведомствами, а затем защитить предложения в Военно-промышленной Комиссии при Совете Министров СССР. В этой комиссии наши вопросы курировал ведущий специалист Лимонов Борис Евгеньевич, который кроме предъявления высокой требовательности к качеству разработанных документов, оказывал существенную помощь в их доработке.

image067

Совещание по судоремонту на Северном флоте

 

 

image069

Совещание по судоремонту на Балтийском флоте

 

 

image071

 

После совещания  по судоремонту в Севастополе

В 1973 году решением Министра обороны СССР на  заводы  ГУСРЗ были переданы 10 военно-строительных отрядов. Все отряды на момент передачи были укомплектованы рабочими строительных профессий. Совместно с ГОМУ Генерального штаба, ГИУ ВМФ, Управлением кадров ВМФ и другими органами военного управления командованием ГУСРЗ в сжатые сроки были решены вопросы создания казарменной базы для размещения отрядов, комплектования через военкоматы отрядов призывниками судоремонтных специальностей, назначения на должности офицеров выпускников военно-морских инженерных училищ.

image073

Совещание руководящего состава в ТУ  ВМФ

В Военно-Морском Флоте  были судоремонтные предприятия, на которых постоянно возникали проблемы, сдерживающие развитие производства, систематически не выполнялись месячные и квартальные планы. К числу таких относился вновь созданный  на Тихоокеанском флоте, предназначенный для ремонта атомных подводных лодок судоремонтный завод  в бухте  Чажма,  в 150 километрах от Владивостока. На этом предприятии были большие сложности в комплектовании специалистами, в создании нормальных  социально-бытовых условий. И надо же было такому случиться, что именно на акватории этого  завода в августе 1985 года из-за нарушения личным составом подводной лодки техники безопасности при выполнении работ  произошла  авария  атомного  реактора  (подводная лодка  заводской № 175). В результате аварии были человеческие жертвы,  и произошло заражение окружающей местности

По решению командования управления на завод была направлена группа офицеров во главе с заместителем начальника управления Чуриковым Ю.Д., в не  вошли практически все начальники отделов, офицеры управления и института судоремонта. Не помню, кто принимал такое решение, но территория завода была разбита на участки, созданы группы по дезактивации из числа матросов военно-строительного отряда во главе которых были поставлены начальники отделов и офицеры управления. Работы заключались, в основном, в уборке мусора и пыли при помощи метлы и лопаты. Большинство из нас не придавали значения  опасности радиоактивного заражения. Однако,  впоследствии некоторые продолжавшие службу офицеры управления, судоремонтного завода и военно-строительного отряда, а также гражданские специалисты (всего более двух тысяч человек) были включены в списки участников ликвидации последствий аварии. Списки были утверждены  приказом командующего Тихоокеанским флотом от 20 июля 1994 года № 277. Более  настойчивые  стали обладателями соответствующих льгот. О тех, кто к тому времени уволился из Вооруженных Сил, естественно, забыли. Считается, что последствия заражения местности жители поселка ощущают до настоящего времени.

image075

Начальник отдела ГУСРЗ ВМФ капитан 1 ранга В.О. Лебедев

В июле 1987 года, прослужив 38 календарных лет, имея общую выслугу более 40 лет, я был уволен согласно поданному рапорту из Вооруженных Сил СССР по возрасту и стал пенсионером.

РАБОТА и ОБЩЕСТВЕННАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ

Однако,  чисто пенсионной жизни мне практически познать не удалось, так как с 1 сентября 1987 года  был принят на работу в Управление труда и заработной платы гражданского персонала министерства обороны российской Федерации. Сфера деятельности по должности, на новой работе,  и география поездок значительно расширились.  Впервые годы мне довелось побывать в Венгрии, Белоруссии и Молдавии, на Байконуре, поработать в организациях Космических и Ракетных войск, в  главных и центральных управлений Министерства обороны и подчиненных им организациях.

image076

Председатель объединенного Совета ВМФ МКВВ капитан 1 ранга В.О. Лебедев (в центре)

 

В 1992 году бюджетные отрасли министерств и ведомств Российской Федерации переходили на оплату труда на основе Единой тарифной сетки (ЕТС) в соответствии с постановлением Правительства Российской Федерации от 14 октября 1992 года  № 785. Это постановление не учитывало многих особенностей,  действующей в Министерстве обороны Российской Федерации,  системы оплаты труда работников воинских частей,  и других бюджетных организаций. Минобороны было разрешено подготовить проект постановления Правительства Российской Федерации, учитывающий эти особенности.  Такой проект был подготовлен Управлением  совместно с Центральным финансовым управлением, однако при согласовании в Минфине России из него был исключены наиболее принципиальные и важные для Минобороны положения. В таком виде Министерством  обороны проект был представлен в Правительство Российской Федерации. Документ поступил в административный департамент правительства, который в то время находился в здании, занимаемом ранее ЦК КПСС на Старой площади. При рассмотрении проекта постановления возникли вопросы по содержанию отдельных его положений и руководством Управления,  мне было поручено принять участие в согласовании этих вопросов. В декабре 1992 года на целый месяц здание на Старой площади стало моим вторым рабочим местом. С помощью ведущих специалистов административного департамента, нам удалось  убедить руководство других департаментов Правительства в необходимости принять постановление в редакции Министерства обороны.

image078

В.О. Лебедев на аэродроме  с летным составом

В результате, в проекте не только были восстановлены исключенные ранее Минфином России положения, но и удалось дополнить его новыми. Так, в частности, появился пункт, разрешающий Министру обороны Российской Федерации направлять на премирование гражданского персонала шесть фондов заработной платы в год.

 Круг применения постановления был расширен и распространен на все появившиеся к тому времени силовые ведомства. В таком виде постановление «О расширении прав отдельных центральных органов федеральной исполнительной власти в области оплаты труда гражданского персонала»  было подписано В.С.Черномырдиным 3 января 1993 года за № 2. Оно стало на многие годы  основополагающим документом по оплате труда гражданского персонала всех силовых министерств и ведомств и действовало до 2009 года, пока не была отменена оплата по ЕТС.

В 1998 году при решении вопроса об оплате труда гражданского персонала, центральных органов военного управления Вооруженных Сил Российской Федерации (приказ Министра обороны Российской Федерации    1998 года № 360) возникла проблема с введением отдельных должностей, отнесенных к категории технических исполнителей. В Министерстве обороны это довольно многочисленная группа работников, занимающих должности, на предусмотренные постановлением Правительства Российской Федерации от 21 июля 1997 г № 912.

Начальником управления группе специалистов с моим участием было поручено разработать проект постановления Правительства Российской    Федерации,  о дополнении ранее изданного постановления и согласовать его со всеми инстанциями. В результате проделанной работы, было принято Постановление Правительства Российской Федерации от 2 февраля 1998 года  № 109, которое разрешало Минобороны России расширить перечень должностей  по техническому обслуживанию государственной службы. Появилась возможность трудоустроить подлежащих увольнению  работников и сохранить значительное количество квалифицированных специалистов.

В 1996 году после многолетних  согласований с Минфином и Минтрудом  России удалось, наконец, решить вопрос о выплате членам экипажей судов, зачисленных в кампанию, морской надбавки в размере 30 и 50 процентов и уравнять в этом отношении оплату гражданского персонала с военнослужащими кораблей (приказ министра обороны Российской Федерации 1996 года № 35). Мне неоднократно приходилось представлять наше управление на слушаниях, проводимых комитетом по обороне Государственной Думы под председательством Льва Яковлевича Рохлина. На таких слушаниях основной задачей всех силовых ведомств было отстоять существующую численность гражданского персонала. Депутаты из числа «демократов» в думе и представители  Минфина России (на слушаниях обычно присутствовала заместитель Министра – начальник Департамента  оборонного комплекса и правоохранительных органов Куделина Любовь Кондратьевна) стремились включить в проект закона о бюджете меньшую численность и соответственно сократить фонд оплаты труда гражданского персонала.

image080

В.О.Лебедев  в Управлении  труда и заработной платы (слева)

С января 2003 года по декабрь 2009 года работал в должности  главного специалиста Службы труда Военно-Морского Флота. Основными направлениями моей деятельности являлись вопросы организации и оплаты труда плавсостава морских и рейдовых судов обеспечения ВМФ.

Одной из первых задач была доработка, и согласование с заинтересованными организациями «Положения об особенностях режима рабочего времени и отдыха, членов экипажей,  судов обеспечения Вооруженных Сил Российской Федерации». Положение было утверждено приказом Министра обороны  Российской Федерации № 170 от 16 мая 2003 года.

image082

В.О. Лебедев со специалистами службы Труда ВМФ

В конце 2005 года рассмотрены и доложены Министру обороны Российской Федерации через Службу экономики и финансов, а так же Управление труда и заработной платы  Министерства обороны предложения о стимулировании труда членов экипажей судов обеспечения, несущих дежурство в составе дежурных сил поисково-спасательного обеспечения. По данному вопросу подготовлено решение Главнокомандующего Военно-Морским Флотом о повышении на 15 процентов должностных окладов членам экипажей судов и издана директива начальника Главного Штаба ВМФ от 26 января 2006 года «О дополнительных мерах по повышению оперативности и качества поисково-спасательного обеспечения Военно-Морского Флота».

Одной из отличительных особенностей современного этапа развития нашего государства является постоянное стремление к проведению всевозможных реформ, которые в конечном итоге болезненно сказываются на состоянии всего общества.

Так в 2008 году вышло постановление Правительства Российской Федерации № 583 «О введении новых систем оплаты труда работников  бюджетных учреждений….», которое предусматривало отмену  Единой тарифной сетке, в том числе и в организациях Минобороны России.

Специалистам службы труда и заработной платы ВМФ, в том числе и мне,  пришлось разработать  предложения по стимулированию труда членов экипажей, судов обеспечения ВМФ уже на новой основе. В нашем проекте были сохранены существующие основные льготы, а в отдельных случаях и предлагалось увеличить их. Так были подготовлены обоснования для увеличения  с 30 до 100 процентов размера морской надбавки членам экипажей судов, находящихся в кампании, для повышения  окладов работникам маяков, выполняющих свои обязанности  в сложных условиях.    В результате предложения ВМФ нашли отражение в приказе Министра обороны Российской Федерации 2008 года № 555. Закончил работу в органах управления ВМФ в декабре 2009 года.

Награжден орденами «Красной Звезды», «За службу Родине в Вооруженных Силах СССР» третьей степени, медалями «За трудовую доблесть»,   «За доблестный труд в Великой Отечественной войне» и другими.

С 2010 года началась моя общественная работа в Московском Комитете ветеранов войны, где позднее я был избран председателем объединенного Совета ВМФ.

 image084

Герой Советского Союза генерал-полковник  И.А.Кузовков

Московский Комитет ветеранов войны был создан в октябре 1971 года, в него вошло  327 советов и групп, объединивших  свыше 150 тыс. фронтовиков, его первым председателем  стал участник Великой Отечественной войны 1941-1945 годов, Герой Советского Союза, генерал-полковник Иван Александрович Кузовков.

image086

Председатель МКВВ И.А. Слухай

Более двадцати лет председателем Московской общественной организации ветеранов войны является генерал-майор  Слухай Иван Андреевич.

image088

Председатель объединенного совета ВМФ  МКВВ   капитан 1 ранга В.О. Лебедев на  встрече с учащимися

За прошедшее время произошло мое знакомство со многими замечательными людьми и организациями, особенно приятно встречаться и делиться своими воспоминаниями с детьми.

image090

В.О.Лебедев с членами  МКВВ и ветеранами Военно-морского флота

Много воспоминаний,  всегда приходит, при встречах   с  сослуживцами и товарищами,   ветеранами Великой Отечественной войны  1941-1945 годов, и военной службы, особенно с прошедшими  службу в ВМФ.

image092

В.О.Лебедев с ветеранами ВМФ МКВВ

 

 

image093

В.О.Лебедев на годовой Конференции МОО МСН

 

 

image095

Юбилей председателя объединенного Совета ВМФ МКВВ капитана 1 ранга В.О.Лебедева

 

ЖИЗНЬ ПРОДОЛЖАЕТСЯ!