Воспоминания капитана 1 ранга Крук Михаила Александровича

image001

    Ветеран ВОВ, ветеран ВМФ, капитан 1 ранга М.А. Крук  

 

В последние годы перед днем рождения стал часто просыпаться ночью или рано утром. За окнами темно, в квартире тихо, слышно только дыхание спящих родных. Такая обстановка и тишина, возвращает в прошлое, предвоенное детство, военную юность и после военное становление,  взросление, заставляет не вольно вспоминать.

Детство и юность

Родился  в Одессе 16 января 1924 года, но в 1925 год семья  переехала, мы стали  жить  в Москве. В 1932 году был принят в первый класс, находящейся недалеко от дома  школы №20.  В 1937 году продолжил учебу в 186 средней школе города Москвы. В 1940 году был принят в 9-й класс 1-ой московской специальной Военно-морской школы. Занимаясь в клубе на яхте и имея звание яхтенного рулевого 1-го класса, я мечтал о флоте. Когда объявили, что в Москве открыта специальная  морская школа, я сделал все что бы в нее поступить.

За год до начала Великой Отечественной войны 1941-1945 годов, по ходатайству Наркома ВМФ флагмана флота 2 ранга Н.Г.Кузнецова в Советском Союзе начали работать семь таких специальных школ довузовской  подготовки  в городах Москва, Ленинград, Горький, Киев, Одесса, Баку, Владивосток.

В начале 30-х годов  в Советском Союзе была принята программа строительства океанских кораблей, страна начала готовиться к обновлению  своего флота, что потребовало расширения и совершенствования системы военно-морского образования. В течение семи лет  1933 — 1939 годов,  открываются семь новых военных училищ (связи — 1933 год, политическое – 1936 год, Черноморское и Тихоокеанское – 1937 год, Береговой обороны – 1938 год, Каспийское и Гидрографическое – 1939 год).  К 1940 году в Советском Союзе  было открыто  десять военно-морских училищ. Из них четыре им. Фрунзе, Черноморское, Тихоокеанское и Каспийское – относились к Высшим Военно-морским училищам  первой категории.

В одной из созданных специальных школ, где готовили нас дополнительно для службы  на кораблях ВМФ,  с 1940 по 1942 год в городе Москве учился и я. В начале учебного года   школу посетил народный комиссар Военно-морского флота, Н.Г.Кузнецов. Запомнилась встреча с Николаем Герасимовичем, он с улыбкой рассказывал нам о флоте, необходимости хорошо учиться и заниматься спортом. Наша специальная школа  готовила мальчишек  к поступлению в военно-морские училища, поэтому НК ВМФ рассказал нам о созданных в Советском Союзе Военно-морских училищах, каким специальностям в них учат и необходимости защищать Родину.

В мае 1941 года  мы, учащиеся 1-ой специальной школы впервые участвовали в Первомайском параде на Красной площади, проход нашей колоны перед трибуной, вызвал всеобщее одобрение.

image003

    Природа острова Валаам

 

В конце мая, в соответствии с программой обучения, ученики были отправлены для подготовки к приему Военной присяги и прохождения летней практики на остров Валаам в Ладожском озере. Остров Валаам самый большой из островов озера, его  площадь более 27.0 кв. километров, расположен от берега в двадцати двух  километрах. Его удивительная красота и природа привлекали для посещений, отдыха Александра I,  Александра II и их семьи. В 30-х годах здесь была размещена воинская часть,  в которой мы проходили обучение.

Начало Великой Отечественной войны

Наша подготовка и обучение  были прерваны, начавшейся войной, хорошо помню этот день. В ночь с 21-го на 22 июня, нес вахту на сторожевой вышке, видел на финском берегу пожар, но не придал этому особого значения. Командование и преподаватели нам говорили, что обстановка в мире крайне тяжелая и в любую минуту может начаться война. Так оно и случилось, сменившись с вахты вместе с товарищами,  мы  пошли  смотреть в клубе части кинофильм, «Девушка с того берега». Вышли из зала услышали сигнал: «Боевой тревоги», так началась война. На общем построении командир части объявил: «В пять часов утра фашисты, нарушив пакт о ненападении, начали войну».  Всех отправили в учебный отряд им. С.М.Кирова, где мы приняли Военную присягу. Все курсанты учебного отряда  вошли в созданный сухопутный батальон, который обеспечивал эвакуацию людей с острова на большую землю через станцию Элесенваре. Впервые видел и перенес первый  налет немецкой авиации, видел раненых, убитых стал осознавать и понимать, что такое война. Наш батальон, выполнив задачу по эвакуации людей, был последним воинским подразделеньем, убывающим в Ленинград.

Когда под Москвой сложилась трудная военная обстановка, на ее защиту и оборону было направлено семь, сформированных  флотом  бригад морской пехоты. 75-я бригада, в которую попал я, формировалась  из курсантов военно-морских училищ Ленинграда и Севастополя. Так в свои неполных   18 лет получил я под командование отделение, где были и сибиряки-охотники, в возрасте 25-40 лет. Сформированная 75-я бригада прибыла из Старой Руссы, совершив 150 километровый переход,  заняла назначенную ей позицию против 16-ой немецкой армии. Рядом с нами находились другие бригады, сформированные из моряков. Обстановка была тяжелой, здесь впервые услышал песню, сложенную в окопах, в ней были слова:

Боевые огнистые зори
Над широкою Волгой встают
Моряки молодые о море,
О покинутом море поют,
Нас в пехоту сражаться послали,
Беззаветных морских сыновей,
Только мы бескозырки не сняли
И не сняли тельняшки своей…

В начале на боевых позициях мы усиленно занимались укреплением своей обороны,  разведкой и поисками  «языков» для вскрытия обстановки. Однажды разведчикам удалось взять в плен немецкого адъютанта с документами. Как знающий немецкий язык присутствовал на допросе, пленный настолько был уверен в победе, что в процессе допроса кричал, что он нас всех уничтожить. Так проходило мое боевое крещение и быстрое взросление в окопах со своими боевыми  товарищами.

После разгрома немцев под Москвой был возвращен для продолжения обучения, а потом и был принят в Высшее военно-морское училище им. М.В.Фрунзе города Ленинграда в 1942 году. Позднее из письма узнал, что под Вязьмой  погиб мой отец ему было 43 года.

Проходя, обучение в Военно-морском училище узнал, что с этого военного учебного заведения начиналось военное образование в России. Морская Академия, так тогда называлось училище, была открыта по повелению Петра Великого 1 октября 1715 года.

    image005

Здание Военно-морского училища им. М.В.Фрунзе

 

Во время обучения мы проходили курсантскую практику на артиллерийских крейсерах проекта 26, типа «Киров»,  которые проектировались и строились до войны. На крейсере «Ворошилов» Черноморского флота, мы  впервые прошли «школу» крейсерской классической организации и его корабельные университеты. Стажировались исполнять обязанности матросов и командиров отделений, учились  штурманскому и боцманскому делу,  делать приборку,  нести дежурство и вахту. Обучались практически  вести прокладку, учились определять свое место при плавании в море, по небесным светилам и береговым ориентирам.

image009

Крейсер проекта 26 на якорях внутреннего  рейда Севастополя 

На стажировке в 1944 -1945 годах, принимал участие в трех боевых походах на подводной лодке «С-33», в последнем походе на боевые позиции к проливу Босфор участвовал в артиллерийском бою с немецкой быстроходной баржой, которую мы поразили артиллерийским огнем и утопили торпедой, предварительно забрав все документы. За этот бой по представлению командира подводной лодки капитана 3 ранга Б.А. Алексеева,  был награжден орденом Красной Звезды.image011

Курсант М.Крук

 

 

 

 

 

 

Служба на подводных лодках Черноморского флота

 В мае 1946 года после окончания училища, был назначен командиром  артиллерийской и минно-торпедной  боевых частей (БЧ-2,3) Гвардейской подводной лодки «С-33», в город Севастополь. Подводная лодка была одной из лучших на Черноморском флоте, ее командир Алексеев Борис Андреевич был удостоен звания Героя Советского Союза.

image013

На такой подводной лодке начиналась моя офицерская служба

 

Через три года  был зачислен слушателем Высших специальных офицерских классов (ВСОК) в  отряд подводного плавания им. С.М. Кирова города Ленинград. После окончания ВСОК, был назначен   командиром  подводной лодкой  «М-35» (малютки). Командование, малой подводной лодкой,  помогло мне получить необходимые для дальнейшей службу командирские качества, приобрести опыт самостоятельного управления ПЛ, освоить морской театр.  С годами стала появляться  уверенность в себе, действиях экипажа в различных ситуациях.

image015

Первая подводная лодка,  которой командовал после окончания  ВСОК

 

 

В 1952 году был назначен командиром средней подводной лодки «С-41», которой командовал почти девять лет. За время командования  многое пережил, понял и по моей оценке в полной мере освоил должность командира. Подводная лодка и ее экипаж, который обновлялся два раза в год на 15-25 %, стали родными,  даже находясь в отпуске,  всегда переживал за них.

image017

Подводная лодка, на которой  завершилось мое командирское  становление

 

В 1961 году был назначен командиром 153 бригады подводных лодок. За время военной службы и жизни в городе Севастополе, полюбил этот морской город, заложенный по указанию Екатерины II во второй половине XVIII века. Во все времена его отличали, заложенные многими поколениями моряков, флотские традиции. Построенный матросами город отличался прямыми улицами, всегда   чистыми и  ухоженными, гостеприимством флотского населенья, старинными мостовыми и причалами. Город был одним большим кораблем, построенный моряками для флота и в начале 70-х годов XX века он продолжал оставаться флотским и жить для флота.

image019

 

Графская пристань

 

 

Нравилась достопримечательность города Графская пристань, по которой прошло много достойных, покрывших себя славой флотоводцев. Город, от которого исходила история со времен князя Г.А. Потемкина- Таврического, адмиралов Ф.Ф. Ушакова, Ф.А. Клокачева, Д.Н. Сенявина, А.С. Грейга, В.А. Корнилова, П.С. Нахимова стал мне родным. Идя на катере по внутреннему рейду, всегда любовался, стоящими артиллерийскими крейсерами и кораблями флота, снующими между ними катерами, баркасами и шлюпками.

image022

Артиллерийский крейсер на рейде Севастополя

Как в жизни каждого военного человека бывают неожиданности, так  произошло со мной, пока принимал новую должность, вникал в свои  обязанности, состоялось мое очередное назначение.

Служба на ядерном полигоне островов  Новая Земля

В 1962 году я был назначен командиром 32 бригады кораблей специального обеспечения  острова  Новая Земля. В апреле 1962 года на Черноморском флоте работала инспекция главного штаба ВМФ под руководством Главнокомандующего. На разборе итогов по работе инспекции, которую проводил главком ВМФ Адмирал Флота Советского Союза Горшков С.Г., бригаде, которой я командовал, была дана положительная оценка. Поэтому был удивлен, получив приглашение начальника управления кадров ВМФ контр-адмирала Антонова М.И. прибыть на беседу к ГК ВМФ.

Адмирал М.И. Антонов сказал мне, что на следующий день меня вызовет Главком и предложит новое место службы, и предупредил меня, чтобы я не вздумал отказаться, у нашего Главкома сказал он: «Золотое правило, дважды должность не предлагает». В  9.00 часов на следующий день, я был приглашен в кабинет командующего Черноморским флотом адмирала Чурсина С.Е., где состоялась моя встреча с Главкомом С.Г.Горшковым.

image023

Адмирал Флота Советского Союза С.Г. Горшков (1910-1988 гг)

 

Первый вопрос ГК ВМФ: «Что Вы знаете о Новой земле и центральном полигоне ВМФ?» — «Немного, только из разговоров служивших там, в первую очередь офицеров», — ответил я. «Нам нужен опытный моряк, который бы возглавил 32-ю бригаду кораблей специального назначения с большим объемом задач по обеспечению жизнедеятельности полигона. Хотим предложить эту должность Вам». Я ответил, что готов служить там, куда назначат. «Раз так, все остальное объяснит начальник управления кадров ВМФ»- ответил ГК ВМФ, аудиенция длилась около  20 минут.

Решение было принято и все начало делаться для его реализации, за  два дня прошел медкомиссию и был признан годным для службы на Крайнем Севере. Начальник отдела кадров флота  В.И. Иванов позвонил мне и сказал, чтобы в течение недели я сдал дела командира бригады  новому командиру и готовился отбыть в Москву.

Не буду перечислять всех формальностей перед отправкой  на Новую Землю непосредственно в войсковую часть  77510. Это и беседа в Организационном  отделе ЦК КПСС, и встреча с начальником 6 — го управления ВМФ адмиралом В.Фоминым.

В конце апреля 1962 года,  я прибыл на Новую землю. В течение трех дней принял бригаду. Штаб, политотдел были полностью укомплектованы опытными и, как мне показалось на первый взгляд,  хорошо подготовленными офицерами. Начальник штаба капитан 2 ранга Абаньшин, начальник политотдела капитан 1 ранга Бушин, командиры дивизионов помогли в короткий срок войти в курс дел и состояние бригады. Нужно отметить, что я принял хорошее соединение с хорошо отработанной организацией службы. Первое время жил на плавбазе «Эмба». Ядерный полигон на островах Новой Земли поразил своей природой и замечательными людьми, готовыми трудиться сутками в любую погоду.

image025

Плавбаза обеспечения полигона «Эмба»

 

Корабли бригады готовились к обеспечению летнего завоза с большой земли продуктов и различного материального обеспечения. Хотелось находиться рядом с кораблями в порту. Впоследствии выделили жилье на берегу в двухкомнатной квартире,  где жил начальник штаба полигона контр  адмирал В. Стерлядкин, мой старый сослуживец по Потийской ВМБ.

image027

Командир 32 бригады капитан 1 ранга М.А. Крук 

 

 

Командиром отдельной бригады кораблей специального назначения (ОБКСН) на Новой Земле я был до 1965 года, в состав бригады входило более 20 кораблей и судов обеспечения, в том числе было две подводные лодки. На новом месте службы мне пришлось привыкать к Арктическим  морозам и новоземельским вариантам, познать все плюсы и минусы полярного дня и полярной ночи. Ближе познакомиться с хозяином заполярья белым медведем и часто сопровождаться на службу по утрам стаей добродушных пушистых собак. Проходя службу на полигоне, узнал, что его расположение  на островах Новая Земля связано с ГК ВМФ, Героем Советского Союза, Адмиралом Флота Советского Союза Н.Г.Кузнецовым. По его предложению, после изучения места комиссией ВМФ, было принято решение о начале строительства Морского ядерного полигона на Новой Земле.

За это время моего командования бригадой, перед экипажами кораблей и судов, ставились и выполнялись разные задачи.  Читая,  книги воспоминаний ветеранов о службе на Новой Земле столкнулся с тем, что во многих воспоминаниях совершенно не отражена роль  32 Отдельной бригады кораблей специального назначения (ОБКСН).  Бригада, с местом базирования на Новой Земле,  была центрального подчинения ГШ ВМФ, а оперативно подчинялась штабу Северного флота. Задачи бригады были определены целым рядом документов ГШ ВМФ,  6 –го управления  ВМФ и штаба СФ. Ее экипажи занимались обеспечением жизнедеятельности, охраной, обеспечением испытаний, перевозкой людей и выполнением различных мероприятий по планам  ГШ ВМФ. Интенсивность деятельности кораблей и судов бригады резко возрастала при подготовке и проведении на испытательной станции поселка Северный,  ядерных взрывов.

Время проходит быстро и не заметно, в сентябре   2014 году исполняется 60 лет, созданному Морскому ядерному полигону, в 2015 году 60 лет со дня начала ядерных испытаний.

image029

Первый подводный ядерный взрыв в губе Черной

 

 

Поэтому, попытаюсь  немного рассказать о деятельности личного состава кораблей и судов 32 ОБКСН, которой мне довелось командовать.

Мое начало службы, командиром бригады совпало со  сменой командования полигона. На смену генералу Кудрявцеву прибыл контр- адмирал Збрицкий Евгений Павлович. Принимались энергичные меры по строительству новых жилых домов и учреждений, но на полигоне еще были, построенные в разное время, добротные деревянные одноэтажные дома,  в которых жили люди или размещались необходимые учреждения.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Дома построенные   перед войной

 

 

После проведения в 1962 году серии ядерных испытаний воздушных, подводных и надводных началась труднейшая работа по подготовке к подземным ядерным испытаниям, нагрузка на бригаду значительно возросла.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Место базирования кораблей и судов бригады

 

 

Запомнилось несколько моментов, связанных с работой экипажей кораблей и судов бригады,  по обеспечению подготовки к предстоящим специальным работам, выполнению специальных задач, поставленных командованием.

Погрузка и доставка оборудования и материалов

Доставка оборудования, необходимых стройматериалов, горнорабочих к выбранному месту строительства подземных сооружений на Испытательной станции в проливе  Маточкин шар, проводилась по мере необходимости в судоходное время.

image035

Судно у причала  Испытательной станции

 

 

Для выполнения таких работ в состав бригады входил дизель-электроход «Байкал» (ОС-30) командир капитан 3 ранга Г.А.Мец. В начале моего командования бригаде была поставлена задача:   доставить своими судами  2,5 тыс. кубов леса из порта Игарка.  Принял решение доставку осуществить на «ОС-30», для меня, командира бригады, этот поход был очень важен, хотелось  лучше узнать участок северного морского пути и пройти по Енисею  с постоянным изменением судового хода. Только местные лоцмана хорошо знают коварство низовьев Енисея. При подходе к Енисейскому заливу на борт прибыли два лоцмана, которые обеспечили переход и постановку судна к причалу порта Игарка.

Город произвел впечатление, что все подчинено лесопромышленному комплексу. Курение разрешалось только в специально отведенных местах. Нарушение этого требования строго каралось. На период навигации в городе действовал «сухой закон». Погрузка лесоматериалов была хорошо организована. Каргоплан, составленный с помощью маркшейдера, строго выполнялся. Сложность заключалась в том, что «ОС-30» не был приспособлен для перевозок леса, неправильное размещение груза влияло на остойчивость корабля. Но все было выполнено, загрузка закончилась. Обратный путь до Енисейского залива вели лоцманы. Ледовая обстановка в Карском и Баренцевом морях была благоприятная и груз был доставлен без особых трудностей.

Постановка гидроакустических буев

Командиру бригады   генштабом МО СССР  была поставлена задача на  76-ой параллели в паковом льду экипажем судна «ОС-30»,  выставить акустический барьер на пути АПЛ США к нашим берегам. Наука разработала и соорудила 12 ледовых гидроакустических буев типа «ЛГАС» (ледовая, гидроакустическая система). На «ОС-30» в корме было оборудовано устройство для постановки буев. Приняв на борт 12 буев, вышли из Таллинна в заданный район. Переход к месту постановки буев прошел относительно спокойно.

С приходом в назначенный район, начали постановку, тут начались трудности. Паковый лед представлял плотную застывшую шугу, которая сильно осложняла маневрирование. При постановке 10-го буя появилась сильная вибрация винта, застопорили ход. Для осмотра гребного винта спустили с кормы водолаза. Им было обнаружено повреждение одной из трех лопастей винта, одна треть лопасти откололась при ударе о лед,  корабль лишился хода. О случившемся доложил на ЦКП ВМФ. Требовалась помощь ледокола. ОД ЦКП сообщил, что доложено о случившемся начальнику ГШ ВМФ. Пришел ответ, что свободных ледоколов нет. «Красин», прошедший ремонт и модернизацию в Германии, будет готов через неделю. Устройство гребного винта, отлитого из особо прочного чугуна, позволяло на ступице менять лопасти. У нас было три запасных лопасти. Вопрос встал,  как это сделать, находясь в море? Собрался целый корабельный консилиум из  флагманского механика  и  корабельных специалистов электромеханической специальности. Подняли чертежи корабля. Пришли к выводу, что для проведения ремонта по замене лопасти необходимо создать дифферент на нос 15-18 градусов, тогда ступица винта выйдет  из воды. Проведенными расчетами установили, что нужно в носовую часть корабля принять 100 – 150 тонн воды. Для приема воды в носовые балластные цистерны можно было принять 10 тонн, что недостаточно, решили использовать дополнительно как балластную цистерну трюм №2. Срочно очистили его от находящегося там имущества. Помимо штатного отопления соорудили четыре змеевика, которые подключили к системе отопления. Это сделано для того, чтобы вода в трюме не замерзла. Приняв воду в трюм, создали деферент 15 градусов — ступица винта полностью вышла из воды. Для удобства работы по замене поврежденной лопасти,  сделали специальную площадку из досок. Каждая лопасть весит 350кг. Решили и эту проблему с помощью талей. В это время, в разгар работ, меня вызвал на связь начальник ГШ ВМФ адмирал Н.Д. Сергеев. Я доложил, что принимаю меры по замене поврежденной лопасти. Николай Дмитриевич высказал сомнение в успехе. Я отказался от помощи ледокола. Работа шла довольно успешно, хотя, снять лопасть было очень сложно, использовали все возможные способы, в конце – концов,  освободили ступицу. Важно было не повредить болты, на которые насаживается лопасть. Люди работали без отдыха, хотя, я приказным порядком заставлял отдыхать. На следующие сутки доложил на ЦКП ГШ ВМФ об окончании работ.

Пробные обороты линии вала показали, что поломка устранена качественно, вибрации линии вала не было. Приступили к откачке воды из трюма. Поставили корабль на ровный киль и продолжили постановку оставшихся двух буев. Об окончании работы и проверке работы системы доложил на ЦКП ГШ ВМФ. Был вызван на связь с начальником ГШ ВМФ адмиралом Н.Д.Сергеевым. От имени Главкома он передал благодарность личному составу, приказал подать Главкому список на поощрение, отличившихся матросов и старшин и срочно оформить проведенную работу, как рацпредложение работу по замене поврежденной лопасти своими силами.

Во время работ не обошлось без забавного случая. В район стоянки «ОС-30» пришла белая медведица с двумя медвежатами и с интересом наблюдала за кораблем. Корабельный фотограф решил снять поближе белое семейство – сошел на лед и попытался подойти поближе.

image037

Нежданная  гостья у корабля

 

 

 

Медведице это явно не понравилось, и она пустилась за фотографом, который еле успел добежать до спущенного трапа, а вахтенный срочно его поднял. Медведица остановилась у поднятого трапа. Зная, что под кормой работают люди, я приказал вахтенному очередями из автомата в воздух отогнать ее от корабля, но, ни в коем случае, не стрелять в медведицу. Она отреагировала и мелкой трусцой побежала к медвежатам, с укором оборачиваясь на корабль, и вся троица удалилась. Закончив работу, без всяких трудностей вернулись в базу на Новую землю. Не успели дать личному составу нормальный отдых, как получили приказание ГШ ВМФ срочно следовать к проливу Вельницкого, где застрял караван судов, следующий на восток, так как ледокол, который вел караван, вышел из строя. «ОС-30» успешно выполнил и эту задачу.

Проведение спасательной операции

в штормовых условиях

В ноябре 1963 года буксир МБ-146 с баржой, на которой перевозился арт. боезапас для 100 мм. орудий «Б-13» по плану обороны базы (одна батарея в районе Губы Белушьей, вторая в районе Кармакул),  подал сигнал бедствия (SOS). В море (шторм 6-7 баллов) началось обледенение судов. Мне было приказано командиром войсковой части  контр адмиралом Збритцким Е.П. выйти на спасателе для оказания помощи.

Спасательный буксир мощностью 2000 л.с. – надежное спасательное судно. Один недостаток – из-за малой осадки и большой остойчивости качка на волне стремительная, что  тяжело сказывается на личном составе. Только вышли из бухты в море, качка проявила себя сразу. Большинство личного состава по-настоящему укачалось. На основных постах связи, РТС и механизмов обеспечивающих движении вахта держалась. Район поиска, терпящих бедствие судов  был довольно большой. По расчетам штурмана – миль 15-12 нам следовало идти ходом 8-10 узлов (увеличить ход больше было невозможно).  После 3-х часового поиска, обнаружили буксир с баржей. Подошли ближе, бросательным концом  подали свой буксир на МБ-146 и повели к острову Колгуев. Под прикрытием берега начали ликвидацию сильного обледенения на буксире и барже. Люди   на кораблях получил возможность отдохнуть от изнуряющей качки, принять пищу. Произвели доклад  ОД  Северного флота и начальнику полигона, принимаемые мною  меры  были одобрены. Закончив борьбу с обледенением, взяли курс на базу, куда благополучно прибыли к началу торжественного собрания в честь 7-го ноября.

 Обеспечение испытательных работ

Одной из сложных и серьезных задач для бригады было обеспечение работ Сибирской академии наук по гравитации. Президент академии  академик В. Лаврентьев лично руководил испытаниями. После окончания открытых испытаний, стал вопрос о вывозе вооружения и  средств, участвовавших в испытаниях. Проведение специальной обработки оборудования  позволили отправить все средства на Большую землю. Для  доставки техники и оборудования был  назначен «ОС-30». Погрузка была очень сложная, не вся техника входила в трюмы и твиндеки. Самую тяжелую технику: танки, бронетранспортеры, боевые машины пехоты пришлось размещать на верхней палубе. Особое внимание было обращено на крепление, т.к. погода не обещала спокойного перехода. Технику следовало доставить в Североморск  и выгрузить в губе Большой Окольной у глубоководного причала. Получено разрешение на переход, прогноз погоды не плохой, море 3-4 балла. Вышли из Белушьей, проверили груз, как закреплен и себя ведет на палубе. Все было надежно закреплено. Качка терпимая, амплитуда бортовой качки 5-7 градусов, дали ход 14 узлов. Прошли траверз о. Колгуев, ветер начал крепчать, 6-7 баллов, волна тоже начала увеличиваться. Ход уменьшили до 12 узлов. Закрепленная техника держится надежно. Погода ухудшается, проходим траверз Гремихи, получаю телеграмму от НШ КСФ адмирала Егорова Г.М. «Комбригу срочно следовать в район Териберки, оказать помощь танкеру «Терек» и «ВТР-26». Доложил начальнику штаба, что поворот на обратный курс сопряжен с опасностью, тяжелая техника находится на верхней палубе. Получаю подтверждение указания. Обстановка: море 6-7 балов, ветер 8 балов. Командир «ОС-30» кап. 3 ранга Мец Г.А., опытный моряк, несколько лет командует кораблем, хорошо им управлял, но он был озадачен, как выполнить задание.

Выполняя  полученное, указание начали поворот  для следования в район Гремихи, при  повороте, когда корабль стал лагом к волне, крен увеличился и достигал 30-35 градусов. Крепление 3-х танков и 2 БТР не выдержали и они сместились к левому борту, что вызвало появление статического крена на левый борт 15-18 градусов. Так, с креном, взяли курс на танкер «Терек» и ВТР-26., которые были обнаружены РЛС и затем визуально. Капитан танкера «Терек» доложил, что лопнул буксир на ВТР-26, который не имеет хода. Волна не дает возможность подойти ближе. Все проводники, поданные  на ВТР-26 линеметом, не достигли цели. Так как ВТР-26 без хода и его дрейфует, подошел с наветренной стороны. «Терек» приблизился к ВТР. С «ОС-30» с помощью морского линемета подали концы один на ВТР и второй на танкер, таким же образом подали капроновый проводник на оба судна, прикрывая ВТР от волны и ветра до подачи буксира и закрепления его. Танкер дал ход, буксир сработал и ВТР и танкер последовали в Мурманск. Убедившись, что у них все нормально, с огромным трудом легли на обратный курс. Следовать дальше в шторм со статическим креном было опасно. Запросил разрешение зайти в Гремиху и береговыми кранами поставить технику на место. Разрешение получил. Личный состав базы оказал помощь. В течение 5-6 часов все установили на места и продолжили переход в Североморск. В дальнейшем все прошло без замечаний.

Затопление отсека в назначенной точке

В  середине 1963 года был вызван в штаб КСФ. Начальник штаба адмирал Егоров Г.М. вручил мне запечатанный конверт и устно поставил задачу следовать в Северодвинск на судостроительный завод, принять для буксировки в Карское море реакторный отсек АПЛ К-19, который после аварии на лодке был вырезан и заменен новым, а подводная лодка  продолжила службу в составе ВМФ.

Вырезанный отсек прошел полную программу дезактивации, активная масса была выгружена, были наварены носовая и кормовая конечности, что придало отсеку водоизмещение 3,5 тыс.тонн возможность буксировки, были заведены две буксирные браги из 45 мм. стального троса. Однако незначительный радиационный фон все же остался. Были выделены  два буксира-спасателя и СКР,  на котором разместился  походный штаб, сформированный из офицеров бригады: флагманский штурман – начальник походного штаба, флагмех,  флагсвязист, начальник службы радиационной безопасности. В состав отряда вошел катер радиационного контроля (разведки), флот выделил силы для авиаразведки в районе Карских ворот и акватории по пути перехода. Провели тщательную проверку отсека. О готовности к переходу доложил НШ КФС и получил «Добро» на переход. Конверт, врученный мне НШ флота я должен вскрыть в Карских воротах, там будет указана широта и долгота места затопления отсека. Начали движение, скорость буксировки 8-10 узлов, буксиры тянут отсек «Цугом», погода благоприятствует переходу. Регулярно получаю информацию о ледовой обстановке по пути следования, и в Карских воротах, где скопление битого льда, льдины крупных размеров. При подходе к Карским воротам даю команду на головной буксир уменьшить скорость буксировки, исключить опасность столкновения отсека с плавающими льдинами. На СКР увеличили скорость, чтобы самому убедиться, что со льдом в Карских воротах обстановка непростая, льда много. Вернулся к буксировщикам капитан головного буксира, старший по буксировки, докладывает, что скорость снизили до 5-6 узлов, больше уменьшить не могут, т.к. возникает опасность намотать на винт буксирный трос. Перед входом в Карские ворота дал команду одному буксиру перейти к корме отсека и на коротком буксире удерживать отсек на курсе. Эта операция заняла не много времени. Продолжили движение в Карских воротах. Вскрыл конверт, определил курс в точку затопления отсека. И все же не удалось избежать столкновения с крупной льдиной, носовая оконечность отсека получила пробоину, и образовался  дифферент на нос 5-8 градусов. Застопорили ход, принял решение заварить пробоину. Материал был, сварщики водолазы опытные, а то,  что небольшой фон есть, начальник СРБ полковник медицинской службы  сказал: «Ничего страшного, дадим каждому по стакану спирта, все нуклиды выйдут». Работа заняла 4 часа, заварили пробоину, дали воздух, продули носовую оконечность, отсек стал на ровный киль. Продолжили буксировку, осталось до точки 60 миль. О случившемся,  с отсеком доложил после устранения, раньше не стал докладывать,  знал по опыту, что  КП базы  задергает своими указаниями и рекомендациями. Я это уже, не однажды  проходил.

Дальнейший путь был пройден без особых сложностей, хотя лед был, но чистой воды было больше. Прибыв в точку, дважды определили место — глубина  23 метров. Отдали буксирные тросы. Буксиры подошли с обоих бортов и удерживали отсек на месте. Даю команду открыть клапана вентиляции и кингстоны, отсек начал плавное погружение. По контрольному концу определили, что отсек на грунте. Спустили со спасателя двух водолазов для осмотра. Доложили,  что отсек лег на грунт ровно, необходимости использовать гидромониторы для более плотной прокладки отсека не требуется. Замеряли радиационный фон, выброса не было, фон на уровне нормы. Доложил на КП штаба КСФ об окончании операции. НШ флота Г.М. Егоров поблагодарил всех участников операции. Буксирам дал разрешение следовать к постоянному месту базирования, катеру радиационной разведки была поставлена задача в течение недели следить за радиационной обстановкой в месте затопления отсека АПЛ.

Слежение  за действиями ледокола США

Последний эпизод воспоминаний интересен своей необычностью,  в марте 1963 года правительство СССР объявило о разрешительном проходе иностранных судов северным морским путем, но с обязательной лоцманской проводкой нашими лоцманами. В сентябре меня вызвал ОД ЦКП ВМФ на связь и передал, что в Баренцево море из США прибыл военный ледокол (Nord Wind) «Северный ветер». Цель его неясна, обеспечить исключение захода его в наши территориальные воды. Северному флоту даны указания о выделении дополнительных сил.

На 32 бригаду возложена эта задача. Крейсер «Мурманск» поставил у острова Диксон. В Карских воротах два сторожевых корабля, СКР-42, у западного входа в Маточкин шар два тральщика. Указание главкома: «Принять все меры  вплоть до тарана, но не допустить ледокол в наши территориальные воды». Из Североморска прибыл эсминец 56 проекта с командиром бригады Е.И. Волобуевым. «Прибыл в твое распоряжение» — говорит Евгений Иванович. Все корабли доложили о занятии мест. Мы на ЭМ будем вести непосредственное слежение. Евгений Иванович говорит, что взял из Североморска досмотровую группу пограничников. Пришлось объяснять, что это лишнее, ледокол военный и пользуется экстерриториальностью согласно Морскому международному праву и досмотру не подлежит. Дальнейшие действия ледокола были нами полностью контролируемы. Он маневрировал на грани нарушения границы тервод, но не доходя 1,5-2 мили отворачивал в сторону открытого моря. Получили от него по международному своду сигналов, что он прибыл для работы в Карском море на  14 дней, где будет изучать гидрологию моря. После этого сообщения он резко повернул на север в сторону  м. Желания для выхода в Карское море, не нарушая границы. Нам за ним следовать было невозможно, так как в том районе был лед, и бронзовые винты ЭМ могли выйти из строя. Поняв его маневр, принял решение следовать проливом Маточкин шар и встретить ледокол у восточного входа в Маточкин шар. Мы вышли в Карское море значительно раньше ледокола. В Карском море льда не было. Обнаружив ледокол, сблизились с ним на 6-8 кабельтовых и продолжили слежение. Получаю от  командира ледокола по УКВ приглашение на коктейль, вежливо отказался, объяснив, что занят работой по своему плану.  Ледокол начал с кормы опускать гидробазу, причем, освещал свою работу прожектором. Так две недели мы находились в 6-8 кабельтовых от него. Закончив работу, получили от командира радио: « Работы закончил, возвращаюсь домой, благодарю за приятное совместное плавание». Мы так же пожелали ему счастливого плавания. Так закончилась двухнедельная трепка нервов. Доложил на ЦКП ВМФ и получил разрешение свернуть операцию и вернуть корабли к месту постоянного базирования.

Экипажи кораблей и судов бригады решал различные задачи на полигоне,  делал это вполне профессионально, не смотря на трудные погодные условия Арктики. Постепенно полюбил Новую Землю и ее замечательных людей, но в 1965 году состоялось мое очередное назначение, командиром бригады строящихся и ремонтирующихся кораблей в город Севастополь.

Командир бригады кораблей в Севастополе

Все повторилось, прибыл к командованию, представился и приступил к приему дел и обязанностей. В состав  входило 32 единицы, различных по проектам кораблей, было четыре крейсера проекта 68- бис, эсминцы проекта 56 и 30-бис, подводные лодки нескольких проектов.

За время службы познакомился со многими замечательными людьми, сегодня вспоминаю нашу встречу и знакомство с командиром крейсера «Мурманск» Северного флота, капитаном 1 ранга Е.А.Скворцовым, отличным командиром и хорошим добрым человеком.

image039

На баке у корабельной рынды капитаны 1 ранга М.А. Крук, Е.А. Скворцов

 

 Экипаж крейсера всегда отличался в лучшую сторону, из ремонта корабль вышел раньше срока, был оставлен на боевой службе, поставленные задачи выполнил с хорошими и отличными оценками.

image041

Крейсер «Мурманск» на переходе

 

 

В 1975 году был уволен в запас,  продолжал работать и заниматься общественными делами, являюсь заместителем председателя, президиума Совета ветеранов войны Черноморского флота.

image043

С участниками ВОВ, ветеранами  Черноморского флота

 

image045

С вице-адмиралом Л.А. Матушкиным

 

Совместно с ветеранами черноморцами занимаемся военно-патриотической работой в школах, помогаем воспитывать подрастающее поколение.

Наступивший 2014 год особенный, это 70-я годовщина снятия блокады Ленинграда, год связан со многими юбилейными датами, посвященными Герою Советского Союза, Адмиралу Советского Союза, Николаю Герасимовичу Кузнецову. В первую очередь это 110-летие со дня его рождения, 95-летие со дня поступления матросом на военную службу и  75-летие вступления в должность Народного комиссара  ВМФ.

Молодые люди нашей страны должны знать правду о Великой Отечественной войне 1941-1945 годов, которая унесла миллионы жизней, знать и помнить воинов,  обеспечивших нашу Победу и  победивших фашизм, мы оставшиеся в живых благодарны им за это сегодня и будем благодарны всегда.

Добавить комментарий

Сайт для тех кто служил и служит на архипелаге Новая земля