Об истории авиагруппы, обеспечившей доставку Царь-бомбы к месту испытаний.

Колобов Андрей Николаевич Полковник в отставке, ветеран подразделений особого риска, кавалер ордена Почета, кандидат технических наук. Мастер спорта СССР. В 1974-1978 г.г. лейтенант-инженер, старший лейтенант-инженер, помощник начальника Отдела капитального строительства – войсковой части 90408, уполномоченный ОКС по объектам в п. Северный.

Когда приоткрылась завеса тайны над Новоземельским полигоном, появилось достаточно много публикаций – воспоминаний участников и очевидцев событий так или иначе связанных с испытаниями ядерного оружия. Эти истории и по сегодняшний день вызывают большой интерес не только у специалистов, но и у простого читателя с кружкой чая на кухне в спортивном костюме и домашних тапочках.

Авторы большинства этих воспоминаний – испытатели, которые создавали методики испытаний; готовили к испытаниям аппаратурные комплексы (АК) – измерительные лаборатории в виде закрытых отсеков на колесном ходу, внутри которых устанавливались различные приборы: регистраторы, самописцы, блоки питания, контроля, автоматики, связи, управления; они устанавливали в штольнях датчики, которые регистрировали данные о параметрах взрывов; они первыми буквально через 30-40 минут после взрыва прибывали к месту установки регистраторов в составе групп первого броска для съема информации; они составляли отчеты о результатах испытаний. Соответственно и темы их воспоминаний чаще всего были именно об этой стороне большого государственного дела. Редко, но иногда при испытаниях происходили аварии, нестандартные ситуации. Они тоже отражены в таких воспоминаниях.

Условно можно разделить все воспоминания на три группы по видам испытаний ядерного оружия в трех средах, в которых функции и действия их участников несколько отличались (исключая испытания ядерных зарядов, установленных на ракетной технике, а также подводные, надводные и наземные, которые были на Новоземельском полигоне единичными).

В частности, в воздушных испытаниях участвовали летные экипажи. Причем это были экипажи не новоземельские, это были экипажи 71 полигона ВВС СССР, а на Новоземельском полигоне находились только руководители полетов. Когда воздушные испытания были запрещены соответствующим международным договором, абсолютно все летчики, участвовавшие в них, включая руководителей полетов, вернулись на материк, как говорится, на свои квартиры. И если до этого об их работе на Новоземельском полигоне мало кто знал, то после их ухода о них вообще стали забывать.

Цель моего повествования — рассказать о малоизвестных фактах, связанных с воздушными испытаниями, в том числе самого мощного термоядерного заряда в истории человечества, и в частности об истории авиагруппы, обеспечившей проведение эксперимента.

Район воздушных испытаний можно рассмотреть на редком красивом снимке Новой Земли с высоты 39 км. Редкий в том числе и по причине безоблачной атмосферы. Примерно такую картину наблюдали летчики, участвовавшие в испытаниях. На снимке виден пролив Маточкин шар, в котором расположен п. Северный, а выше слева полуостров Сухой нос, на котором в свое время были оборудованы боевые поля зоны Д-2. Можно на снимке определить и расположение п. Лагерное, которого практически не стало после испытания самого мощного в мире термоядерного заряда в октябре 1961 года.

На следующей схеме показан район испытаний в 1961 г. Координаты точки взрыва взяты из открытых источников, при этом нужно сказать, что встречаются разные цифры, но расхождения несущественны. Условно показаны проекция огненного шара и сектор зоны полных разрушений, именно сектор, т.к. вся зона не помещается на карту. Размеры круга и сектора взяты также из открытых источников, в частности по публикациям о расчетах на так называемом калькуляторе Nuclear Map (дословно – ядерная карта), разработанном специалистами Американского института физики.

Суть этого калькулятора в том, что можно выбрать на карте Google определенный населенный пункт и «отбомбить» его бомбой из предлагаемого «набора» — в списке представлено два десятка наиболее известных бомб – от «FatMan», которым в 1945 атаковали Хиросиму, до советской Царь-Бомбы.

На следующей схеме приведено сравнение мощности некоторых из этих бомб.

Один из вариантов расчета показан на снимке, взятом из Интернета. «Нанесен» удар Царь-бомбой по многострадальному Парижу. Официально считается, что сам Париж на плане имеет ширину около 19 км, а высоту – около 9 км. Комментарии излишни.

А это спутниковый снимок наших дней полуострова Сухой нос – зоны Д-2, района атмосферных испытаний ядерных зарядов повышенной мощности.

Сейчас в Интернете можно найти документальный фильм о технологии воздушных ядерных испытаний в Советском Союзе. С большой степенью уверенности можно утверждать, что этот фильм изначально носил гриф, который был снят, после чего фильм и стал доступен в Интернете. Однако практически ни одной фамилии в нем не упоминается, хотя мы видим на экране знакомые лица. В частности, нет никакой информации об экипажах самолетов, участвовавших в испытаниях, да и о самих самолетах тоже информация скудная.

Из разных источников удалось узнать следующее. Официальная хроника говорит о двух самолетах, участвовавших в испытаниях: самолет–носитель Ту-95В и самолет-лаборатория Ту-16А. А где третий? Вспомните фрагменты фильма: на переднем плане Ту-95В слегка беременный, как шутили летчики, за ним – Ту-16А, хотя по официальным данным Ту-16А летел ниже на 250 м. А кто снимает? Далее Ту-16А дает газу и уходит, в кадре остается только Ту-95В. А кто его снимает? «Кузькина мать» освобождается из бомбовых замков и начинает падать. Ту-95В тоже дает газу и уходит. Кто снимает падающую бомбу? Ответ один – фотошоп, как сейчас говорят. А проще – монтаж. Экипаж тренировался и сбрасывал макеты, вот эти кадры и попали в фильм. Опять же вопрос – что делал самолет-лаборатория, если он стал «уходить» еще до сброса бомбы? Это был самолет-дублер, который при необходимости должен был помочь самолету-носителю в наведении на цель. Экипажам ставилась задача визуального наблюдения и по возможности фотофиксации эксперимента.

Немного об истории создания стратегических бомбардировщиков Ту-95. В 1949 году, ОКБ А. Н. Туполева разработало первый советский поршневой межконтинентальный бомбардировщик Ту-85 (самолёт «85»), в противовес американскому В-36. Но в начале 1950 г.г. фирмы США приступили к разработке проектов межконтинентальных реактивных стратегических бомбардировщиков-носителей. В этой связи, процесс запуска в серию Ту-85 был прерван по причине его малой крейсерской скорости, по сравнению с перспективными американскими реактивными самолётами аналогичного назначения и стратегической потенциал ВВС США по отношению к потенциалу ВВС СССР стал непрерывно возрастать. В этой связи, срок нанесения «миротворцами» массированного ядерного удара по территории СССР прогнозировался в 1954 году. Таким образом, создание межконтинентального стратегического авиационного носителя ядерного оружия становилось для советского военно-политического руководства задачей номер один. Срок поступления в ВВС нового самолета был определён прогнозируемым началом ядерного конфликта с США не позднее 1954 г. Это была сложнейшая задача.

Начался «спор» между ОКБ А.Н. Туполева и ОКБ-23 В.М. Мясищева. Интересный факт. Однажды, на одном из совещаний А.Н. Туполев в запале резко сказал: «Мясищев эту задачу не выполнит, потому что он – мой УЧЕНИК!» На что В.М. Мясищев ответил: «Выполню именно потому, что я ВАШ ученик!»

В 1956 г. в ходе Госиспытаний самолёт «95-2» при максимальной взлётной массе 167200 кг, развил максимальную скорость 882 км/час, практическая дальность составила 15040 км. Для сравнения: американский стратегический бомбардировщик В-52В (первый полёт в 1955 г.) при максимальной взлётной массе — 190500 кг, развил максимальную скорость — 957 км/час, техническая дальность составила 11530 км (чисто расчётная, до полной выработки топлива).

На фотографии хорошо видно различие Ту-95 и В-52 (на переднем плане) в габаритах. Это два долгожителя военной авиации, они эксплуатируются более 60 лет. При этом в США действует программа модернизации В-52, рассчитанная до 2030 года. В РФ тоже действует такая программа в отношении Ту-95, по словам источника в «Туполеве» Ту-95 могут успешно использоваться до 2040-х годов. По мнению отечественных и зарубежных экспертов Ту-95 «Медведь» до сих пор остается одним из самых надежных, неприхотливых, выносливых и грозных самолетов, какие только построены за всю историю мирового авиастроения.

Итак, в августе 1956 г. завершились государственные испытания самолёта «95-2» и первых двух серийных Ту-95. В 1957 году самолёт был модернизирован и в варианте Ту-95М принят на вооружение.

Работы по созданию самолета – носителя для испытаний ядерного заряда сверхвысокой мощности велись в ЛИИ МАП (Жуковский) с мая по сентябрь 1956-го. В сентябре 1956 г. единичный экземпляр теперь уже Ту-95В был принят заказчиком и передан для проведения лётных испытаний, которые велись (включая сброс макета «супербомбы») под руководством начальника управления 71 полигона ВВС СССР полковника С.М. Куликова до 1959 г. и прошли без особых замечаний. Георгий Александрович Цырков, долгие годы возглавлявший 5-е Главное управление МСМ, так отзывался о С.М. Куликове: «Работа с С.М. Куликовым всегда приносила мне удовлетворение. Очень запомнилось взаимодействие с ним в 1956 году, когда я в первый раз был назначен руководителем испытаний «изделия 202», летная отработка которого выполнялась в Крыму на 71-ом полигоне ВВС совместно с уникальным самолетом-носителем Ту-95, разработанным в конструкторском бюро А.Н. Туполева. В этих испытаниях Серафим Михайлович оказал мне незабываемую помощь, а отработанное «изделие 202» и самолет-носитель Ту-95 в последующем были успешно использованы при испытаниях сверхмощных ядерных бомб, в том числе и супербомбы мощностью 50 Мт».

Носитель супербомбы был создан, но его реальные испытания отложили по политическим соображениям: Н.С. Хрущёв собирался с визитом в США, и в холодной войне наступила пауза. Однако в 1961 г., с началом нового витка холодной войны, испытания супербомбы вновь стали актуальными. На Ту-95В срочно заменили все разъёмы в системе электроавтоматики сброса, удалили фюзеляжные топливные баки и сняли створки бомбоотсека — реальная бомба по массе (26,5 т, в том числе вес парашютной системы — 0,8 т) и габаритам оказалась несколько больше макета (в частности, теперь её вертикальный габарит превышал размеры бомбоотсека в высоту). Самолёт был также покрыт специальной светоотражающей краской белого цвета.

Самолет-лаборатория Ту-16А № 3709 являлся серийным самолетом, специально оборудованным для проведения регистрации испытаний ядерных зарядов.

При подготовке экипажей самолетов к выполнению задания был проведен специальный комплекс тренировок. При этом экипаж самолета-носителя провел в октябре 1961 года один полет с проведением подобных испытаний с зарядом большой мощности. Можно предполагать, что это были испытания термоядерного заряда мощностью 12,5 Мт 23 октября 1961 года на Новоземельском полигоне.

Установка изделия «Царь-бомба» («Большой Иван», «Кузькина мать») на самолёт производилась на военном аэродроме «Оленья» на Кольском полуострове с 3 часов 15 минут до 4 часов 15 минут 30 октября 1961 года. Массогабаритные размеры «изделия 202» не позволяли подвозить его непосредственно под самолет-носитель. Потребовалось строительство бетонированного котлована глубиной 1,4 м, шириной 4,5 м и длиной с учетом наклонного участка 37 м. Для опускания прицепа с изделием в котлован использовалась мощная лебедка. Самолет накатывался на котлован после опускания в него изделия и снятия верхнего пера стабилизатора. После накатки самолета выполнялись операции, связанные с подъемом, закреплением изделия и окончательной подготовкой к полету.

Что в связи с этим хотелось бы сказать. Все понимали, что предстоит неизведанное. Такие испытания никто еще не проводил. Самое мощное американское термоядерное устройство «Креветка» имело мощность около 15 Мт, и испытывалось на земле. А «Царь-бомбу» нужно было сбросить. Самым ответственным моментом было синхронное срабатывание бомбовых замков. Несмотря на то, что их проверили не одну сотню, а может и тысячу раз, и все получалось, это все-таки эксперимент. К тому же установка проводилась ночью при маскировочном освещении. А вдруг кто-то что-то не закрыл, не включил, оставил лишнее и пр.? Как, например, в сентябре 1957 г. в губе Черной при передаче сигналов подрыва одновременно сгорели два предохранителя: один на приемнике основной линии, другой на передатчике резервной линии или как в ноябре 1968 на А-3 не был состыкован высоковольтный разъем подрыва. Так и здесь, если хотя бы один замок не сработает синхронно и тем более вообще не сработает, последствия будут катастрофические. Изделие могло вырвать силовую подвеску, нарушить центровку, перевернуть самолет и упасть непонятно где и как. Даже если бы оно просто зависло, то самолет не смог бы совершить посадку.

Вот «Медведь» в полете, правда, это не Ту-95В, это модификация Ту-95 – дальний противолодочный самолет Ту-142 с обтекателем РЛС кругового обзора. Но Ту-95В с изделием выглядел примерно так же, при этом ось изделия была ниже фюзеляжа и само изделие выступало под фюзеляжем примерно на 1,5-2,0 метра.

Вот Ту-95, красавец, на стоянке. Диаметр фюзеляжа Ту-95 около 3 м. Расстояние от аэродромного покрытия до фюзеляжа около 3,5-4,0 м. Понятно, что даже небольшое смещение изделия могло сделать посадку невозможной.

К счастью, все обошлось. Полет по маршруту Оленья — мыс Канин нос – Рогачево — Панькова земля – зона Д-2 прошел штатно, цель была обнаружена правильно и своевременно (что крайне важно для бомбардировочной авиации), сброс устройства прошел также по регламенту. При этом нужно учитывать, что световой день на Новой земле в конце октября составляет всего 6 часов, а погода меняется в течение часа-двух. Отделение от самолета груза массой 26 т для экипажа было весьма заметным: проявился эффект кабрирования, самолет «сел на хвост», но летчики выровняли его. После окончания светового воздействия на самолетах были отключены автопилоты, в ожидании прихода ударной волны экипаж перешел на ручное управление. Ударная волна на самолеты воздействовала многократно, начиная с удаления от взрыва на расстояниях 115 км для самолета-носителя и 250 км — для самолета-дублера. Воздействие от ударной волны для экипажей по их воспоминаниям было достаточно ощутимым. Кроме того, после взрыва изделия от электромагнитного импульса у Ту-95В отключилось электрооборудование и остановились моторы. Запускали их в пике: первый на высоте семи тысяч метров, второй на пяти. Сел самолет на трех моторах – на земле выяснилось, что четвертый сильно обгорел и вышел из строя. Обуглилась и светоотражающая краска.

Кстати, 23 января 1961 года могло стать черным днем для Америки, да и не только. В то утро стратегический бомбардировщик Б-52, на борту которого находились две водородные бомбы «Марк-39» (каждая в 260 раз мощнее бомб, сброшенных на Хиросиму – по 5,2 Мт), поднялся в воздух с базы имени Сеймура Джонсона возле Голдсборо (штат Северная Каролина) для выполнения планового полета вдоль атлантического побережья США. Но вдруг почти сразу после взлета самолет вошел в штопор, развалился в воздухе и «потерял» оба боезаряда. Первый упал неразорвавшимся на луг у населенного пункта Фаро, а вот у второго, угодившего на поле одной из окрестных ферм, раскрылся парашют и включились спусковые механизмы — то есть наступила  полная готовность к детонации. Сразу три из четырех механизмов, которые должны были предотвратить случайный подрыв, не сработали. И только последний — низковольтный переключатель — спас Америку от ядерной катастрофы. Об этом страшном случае в 2013 году узнала британская газета «Гардиан» из рассекреченного американского документа от 1969 года.

Также благодаря рассекреченным бумагам всплыло, что только за 1950- 1968 годы в США было как минимум 700 «значительных» инцидентов с 1250 ядерными зарядами.

Конечно, 30 октября 1961 г. в эксперименте использовались и не бомба, и не носитель. Это был испытательный комплекс. Одна бомба ничего не решала, а «носитель» с таким грузом не мог долететь до рубежа атаки территории наиболее вероятного противника  — США и тем более вернуться. Кроме того, бомба – это не крылатая ракета, то есть нужно было преодолевать системы ПВО, которые тогда уже достаточно легко перехватывали такие цели, вспомните разведчик Локхид U-2, который считался неуязвимым до 1 мая 1960 года: потолок 21 км, скорость 800 км/час. Но появились идеи о производстве и применении 100 мегатонной бомбы, которые вписывались в концепцию плана советского руководства по созданию с помощью подобного взрыва у берегов США «цунами», который должен был смыть с лица планеты цитадель мирового империализма. Эти идеи были поддержаны в начале 60-х годов частью ученых ядерщиков, в том числе и А.Д. Сахаровым, о чем он впоследствии сожалел.

Также можно предполагать, что Царь бомба напугала обывателя, но не военных, поскольку паритета по числу ядерных зарядов и их носителей между Советским Союзом и Америкой тогда не было – 6 тысячам американских боеголовок мы могли противопоставить всего триста. Кроме того, американская B41 имела тротиловый эквивалент в 25 мегатонн, и была в производстве с 1960 года. Т.е. была слабее всего в два раза. Царь-бомбы. Но при этом B41 была серийной бомбой, изготовленной более чем в 500 экземплярах, и весила всего 4850 кг. Она могла подвешиваться без принципиальной переделки под ЛЮБОЙ стратегический бомбардировщик США, приспособленный к несению атомного оружия. Ее эффективность была абсолютным мировым рекордом — 5,2 мегатонны на тонну массы против 3,7 у Царь-бомбы (из расчета 100 Мт). Так что, это была демонстрация термоядерной мощи и в сложившейся политической ситуации совсем не лишней.

В 1962 году Ту-95В провел еще несколько термоядерных испытаний, в том числе и сброс 05 августа заряда 21,1 Мт. В истории это третий по мощности испытанный термоядерный заряд. Закончилась карьера Ту-95В на аэродроме в Семипалатинске (самолет числился в составе 1023 ТБАП), где он опять использовался в качестве учебного, а затем был списан и утилизирован.

Что известно об экипажах авиагруппы.

Правительственных наград был удостоен весь состав экипажей самолета-носителя и самолета-дублера.

Дурновцев Андрей Егорович – заместитель командира эскадрильи, командир самолёта-носителя ТУ-95В, подполковник.

Родился 14 января 1923 года в деревне Верхние Куряты Каратузского района Красноярского края в крестьянской семье. Русский. Окончил среднюю школу.

В июле 1942 года был призван в ряды Красной Армии. В 1943 году окончил Иркутскую военную авиационную школу механиков. В 1948 году — Энгельсское военное авиационное училище лётчиков. Служил в Военно-воздушных силах. Во время подготовки к испытанию на Новой земле самого мощного за всю практику ядерных испытаний термоядерного заряда майор Андрей Дурновцев был назначен ведущим лётчиком испытаний ядерного оружия. Вернулся из полета подполковником.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 7 марта 1962 года за мужество и героизм, проявленные при проведении воздушных ядерных испытаний ведущему лётчику самолёта-носителя ТУ-95 подполковнику Андрею Егоровичу Дурновцеву присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда» (№ 11127).

5 августа 1962 года А.Е. Дурновцев был командиром корабля (все того же Ту-95В) с которого был произведен сброс третьего в истории термоядерного заряда по мощности – 21,1 Мт.

С 1965 г. (возраст 43 года) подполковник (Герой Советского Союза – подполковник?!) А.Е. Дурновцев — в запасе. Жил в Киеве. Скончался 24 октября 1976 г. (возраст 53 года).

Был награжден орденом Ленина, орденом Красной Звезды, рядом медалей.

Клещ Иван Никифорович, штурман эскадрильи, штурман Ту-95В, полковник.

Родился 27 сентября 1922 года в селе Маломихайловка (ныне — Покровский район Днепропетровской области Украины). Окончил 8 классов школы. В 1940 году И.Н. Клещ был призван на службу в Красную Армию. В 1943 году он окончил Челябинское военное авиационное училище штурманов, в 1944 году — Ивановскую высшую школу штурманов и лётчиков. Участвовал в Великой Отечественной войне, совершил 52 боевых вылета на бомбардировку вражеских объектов.

После окончания войны И.Н. Клещ продолжал службу в Советской Армии. В 1958 году он окончил Центральные лётно-тактические курсы.

В 1961 году он был назначен ведущим штурманом испытаний самого мощного в истории термоядерного заряда на острове Новая Земля. Как и все остальные участники испытаний, И.Н. Клещ прошёл специальный комплекс тренировок.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 7 марта 1962 года за «мужество и героизм, проявленные при проведении воздушных ядерных испытаний» майор Иван Никифорович Клещ был удостоен высокого звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда» за номером 11132.

В сентябре 1966 г. (возраст 44 года) в звании полковника И.Н. Клещ был уволен в запас. Проживал в Киеве. Умер 5 августа 1989 г. (возраст 67 лет), похоронен на Лукьяновском военном кладбище Киева.

Был награждён двумя орденами Ленина, орденом Красного Знамени, двумя орденами Отечественной войны 1-й степени, орденом Отечественной войны 2-й степени, орденом Красной Звезды, рядом медалей.

В экипаж Ту-95В кроме командира и штурмана входили еще 7 человек:

  • помощник командира капитан Кондратенко Михаил Константинович;
  • второй штурман, штурман-оператор радиолокатора ст. лейтенант Бобиков Анатолий Сергеевич;
  • начальник службы РЭБ эскадрильи, оператор радиолокатора капитан Прокопенко Александр Филиппович;
  • старший борттехник — инструктор полка капитан Евтушенко Григорий Михайлович;
  • начальник воздушно-огневой службы эскадрильи, КОУ, стрелок-радист капитан Снетков Вячеслав Михайлович;
  • начальник связи эскадрильи ст. стрелок-радист ст. лейтенант Машкин Михаил Петрович;
  • стрелок-радист ефрейтор Болотов Василий Яковлевич.

Никого из экипажа в живых уже нет. Последним ушёл из жизни  в 2004 году стрелок-радист Василий Болотов.

Владимир Фёдорович Мартыненко, командир самолёта-лаборатории Ту-16, полковник.

Владимир Федорович Мартыненко родился 15 сентября 1922 года в городе Щегловске (ныне — Кемерово). После окончания семи классов школы работал токарем на заводе, занимался в аэроклубе. В 1941 году В.Ф. Мартыненко был призван на службу в Красную Армию. В 1943 году он окончил Новосибирскую военную авиационную школу пилотов. С 1954 года занимался лётно-испытательской работой. Во время подготовки к испытанию на Новой земле самого мощного за всю практику ядерных испытаний термоядерного заряда подполковник В.Ф. Мартыненко был назначен ведущим лётчиком испытаний ядерного оружия.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 7 марта 1962 года за «мужество и героизм, проявленные при проведении воздушных ядерных испытаний», подполковник Владимир Федорович Мартыненко был удостоен высокого звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда» за номером 11131.

В 1964 г. (возраст 42 года) в звании полковника В.Ф. Мартыненко был уволен в запас. Проживал в Сочи. Умер 18 апреля 2002 года (возраст 80 лет), похоронен на Старом кладбище Сочи.

Был награждён тремя орденами Ленина, орденами Красного Знамени и Красной Звезды, рядом медалей.

В состав экипажа Ту-16 кроме командира входили:

  • помощник командира старший лейтенант Владимир Иванович Муханов;
  • ведущий штурман майор Семен Артемьевич Григорюк;
  • штурман-оператор радиолокатора майор Василий Тимофеевич Музланов;
  • командир огневых установок старшина Суслов Николай Павлович;
  • стрелок-радист старший сержант Михаил Емельянович Шумилов.

 

О судьбе этих членов экипажа мне ничего неизвестно, в открытых источниках информации нет, возможно, что-нибудь есть в архивах.

Как были продолжены воздушные испытания после взрыва Царь бомбы? Еще до испытания супербомбы возникла озабоченность в связи с возможным выходом из строя опытного поля — ведь предстояло еще завершить серию запланированных испытаний в сжатые сроки. Этот вопрос обсуждался на совещании руководства со специалистами Минсредмаша и ВВС СССР. На проведение испытаний восьми изделий, предусмотренных планом, потребуется 25–30 суток при располагаемом времени не более недели. На этом совещании была доложена разработанная авиагруппой (Куликов С.М., Тукай А.Н., Попов А.В., Жуганов Ю.В.) методика выполнения полетов на испытания 2–3 изделий в одном полете трех самолетов Ту-16А при сбрасывании по условным целям на восточном побережье архипелага Новая Земля.

По результатам обсуждения было оформлено решение, которое предусматривало:

  • провести испытания восьми образцов изделий на самолетах-носителях Ту-16 при сбрасывании по целям, расположенным на архипелаге Новая Земля вне зоны опытного поля;
  • оценку мощности взрыва изделий проводить по результатам измерений регистрирующей аппаратурой самолетов-носителей и сопровождения Ту-16;
  • радиотелеметрические измерения работы автоматики изделий на траектории падения осуществлять с помощью установленной на самолетах Ту-16 специальной бортовой регистрирующей аппаратуры;
  • в основу организации испытательных полетов положить методику, разработанную представителями авиагруппы 71-го полигона ВВС СССР.

Запланированные испытания в соответствии с принятыми методическими рекомендациями были успешно завершены в течение 5 дней. С 31 октября 1961 г. по 4 ноября 1961 г. было испытано восемь  изделий за три полета (по другим данным – семь, причем в зоне Д-2). Во всех трех полетах в общем строю находилось по три самолета: 2 ноября 1961 г. два самолета были носителями, а третий выполнял функции дублера и лаборатории. В полете 31 октября 1961 г. и 4 ноября 1961 г. все три самолета-носителя Ту-16 имели на борту по изделию.

Такая же методика была применена в период с 18 по 25 декабря 1962 года, когда в связи с приближающимся началом действия моратория на испытания в трех средах требовалось в недельный срок испытать 11 изделий.

Вообще летчикам во время испытаний довелось увидеть уникальные явления так близко, как не доводилось никому. В одном из очередных полетов задание по обходу облака при полете в боевом порядке получил экипаж самолета, где командиром был Лясников К.К. Вот как он вспоминал этот полет 30 лет спустя: «Ходил на взрыв, когда бомбу сбрасывали другие. В одном из полетов мне приказали идти замыкающим, все увидеть, запечатлеть, как действует ядерный взрыв на самолет с передней полусферы. Мрачноватая картина получилась. После взрыва мы увидели привычный яркий свет. Но одно дело тут же развернуть самолет и другое — идти прямо на вспышку. Смотрю «гриба» еще нет, лишь огненный шар беснуется, разбухает. Потом он становится размером с километр и более, уже с грязными пятнами. Черный столб его поднимает и выбрасывает к небесам. Срочно надо разворачивать — иначе гибель. А шар-облако вот уже почти рядом. Когда на твоих глазах рядом развертывается ад кромешный, поверьте, не до восторгов… Это, скажу вам, похлеще, чем в фильме ужасов. До соблюдений ли инструкций в такой момент? Делаю градусов под семьдесят крен — немыслимый вираж закладываю на высоте одиннадцать тысяч метров. И это спасает…».

Вот еще один пример. В одном воздушном ядерном испытании в ночных условиях задание на полет в строю в положении замыкающего выполнял экипаж, командиром которого был подполковник, бывалый летчик 71-го полигона ВВС СССР. После возвращения из полета по этому заданию он рассказывал Серафиму Михайловичу Куликову – техническому руководителю авиационной группы, начальнику управления 71 полигона ВВС СССР: «Серафим, не ругай и не срами меня — задание полностью выполнить не смогли. Впереди нас по полету образовалась огненная стена, бурлящая, зловещая, жуткая. Нервы у нас не выдержали и мы свернули в обход облака взрыва на расстоянии далеко от заданного».

Всего в воздушных ядерных испытаниях на Новой земле участвовало семь экипажей, где командирами были: полковник Воскресенский М.Г., подполковник Мартыненко В.Ф., подполковник Лясников К.К., майор Лазарев В.М., капитан Коровкин Б.И., подполковник Беленков Н.А. и майор Дурновцев А.Е. Членов экипажей самолетов-носителей было более 50 чел., а в каждом испытательном полете участвовало до 25 чел.

25 декабря 1962 г. завершилась эпопея воздушных ядерных испытаний при сбрасывании изделий с самолетов-носителей, начавшаяся 18 октября 1951 г.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.