Архив рубрики: История создания полигона. Старые публикации.

МЫ ПОМНИМ

Начиная с 2006 года, мы члены «Московского союза новоземельцев» (МСН), собираемся на годовую делегатскую Конференцию организации. Вспоминаем тот день, когда впервые по желанию ветеранов, живущих в Москве и в Подмосковье, собрались вместе. В процессе бесед и воспоминаний о службе и жизни, проведенных на Новой Земле, у большинства, появилось желание встречаться чаще. Мы это люди служившие, жившие, бывшие в разное время на островах архипелага Новая Земля, и просто те, кому нравиться это место русской Арктики России, где: «Каждый пройденный сантиметр стоит метра, и каждый миг идет борьба».

Военный городок Вариант №…

Ни так много на нашей планете мест, где человек практически всегда находится в экстремальной ситуации. На островах Новой Земли он не только находится, но и выполняет возложенные на него обязанности, по должности и работе, выполняет по совести на высочайшем профессиональном уровне. Делать на кое-как тройку или плохо нельзя в условиях Арктики за полярным кругом, подведешь товарищей и просто не выживешь.

Так на этой земле жили и учили правилам выживания нас, наши предки, открывшие, изучавшие и заселявшие материк, состоящий из островов, впоследствии названных Новой Землей.

Фотография островов Новая Земля из космоса

Новоземельцы, делегаты Конференции, собравшись в зале на годовщину образования МСН, начинают свою работу с «Минуты молчания». Молча с печалью в глазах вспоминают тех, кто и сегодня дорог, кого с нами нет, но кого мы помним, часто в мыслях благодарим за помощь, поддержку и обращаемся за советами. Это в первую очередь учредители нашей организации их фотографии перед вами, они в разное время покинули нас.

МЫ ПОМНИМ УШЕДШИХ ОТ НАС!

Михайлова Виктора Никитовича, академика РАН

Первый министр по атомной энергии России В.Н. Михайлов, почетный гражданин Новой Земли

Справка

Виктор Никитович, родился 12 февраля 1934 года в Московской области, в 1957 году окончил МИФИ. После выпуска занимался вопросами, связанными с ядерным оружием, он автор более 300 научных трудов в области теоретической ядерной физики, идеолог и руководитель многих полигонных ядерных экспериментов. Академик РАН Михайлов Виктор Никитович  всегда любил ядерный полигон на Новой Земле и его людей. Ежегодно если, появлялась возможность, он обязательно прибывал посмотреть, как они живут, как их настроение,  оценить состояние готовности полигона к специальным работам и при необходимости всегда оказывал помощь. Служившие и жившие на полигоне в разные годы люди уважали и любили первого Министра по атомной энергии В.Н. Михайлова, который,  не смотря на трудности, сумел собрать, сохранить ядерный арсенал России, обеспечить его безопасность. В самое трудное для страны и Центрального ядерного полигона время, встал на его защиту,  нашел возможности продолжить специальные работы, чем предотвратил его закрытие и расформирование. Каждое  прибытие Виктора Никитовича было праздником, к которому на полигоне готовились и с нетерпеньем ждали. Он принимал активное участие в создании «Московского союза новоземельцев», был её учредителем, Виктор Никитовичу был вручен членский билет организации №1

В.Н. Михайлов на Новой Земле, решается вопрос о дальнейшей судьбе Центрального полигона и его жителей

В.Н. Михайлов на Новой Земле, Центральному полигону быть в готовности к полномасштабным испытаниям

Вице- адмирала Золотухина Геннадия Евпатъевича

Вице-адмирал Г.Е. Золотухин- почетный гражданин Новой Земли

Справка

Геннадий Евпатьевич родился 3 августа 1934 года на станции Поныри Курской области. В 1952 году поступил, а в 1958 году окончил Высшее Военно-морское инженерное училище имени Дзержинского в городе Ленинграде. После окончания училища был назначен для прохождения службы на корабли старейшего Балтийского флота. В связи с большим сокращение флота, переучился и стал заниматься новым оружием для кораблей- ядерным. С 1973 года служба на ядерном полигоне Новой Земли. В 1977 году, после учебы был назначен в научно-исследовательский институт главным инженером- заместителем командира части в Ленинград. В начале 1982 года повторно был назначен на Новую Землю заместителем начальника полигона. Через год был назначен в центральный аппарат город Москва, возглавил 6-е управление ВМФ, где был Начальником управления в течение 12 лет до второй половины 1994 года.После увольнения в запас, с 1995 года работал в Минатоме России заместителем руководителя Департамента разработки и испытаний ядерных боеприпасов. Принимал активное участие в создании Межрегиональной организации «Московский союз новоземельцев», являясь одним из ее учредителей и участником Учредительной конференции.

Вице-адмирал Г.Е. Золотухин (в центре) на аэродроме

Г.Е. Золотухин (справа) с участниками Конференции

Капитана 1 ранга Химичук Николая Васильевича

Капитан 1 ранга Н.В. Химичук — почетный гражданин Новой Земли

Справка

Николай Васильевич родился на Украине в городе Чуднов Житомирской области. После окончания средне школы, поступил и в 1967 году окончил военное училище Противоздушной обороны. С окончанием был назначен секретарем комитета ВЛКСМ большого противолодочного корабля «Способный» Тихоокеанского флота. До службы на полигоне Николай Васильевич вместе с женой и сыновьями исколесил весь Советский Союз. Ему пришлось проходить службу в разных должностях на трех флотах Советского Союза, старейшем Черноморском, Тихоокеанском и Северном. Не доехал он до Балтийского флота, но на Новой Земле прослужил тринадцать лет. Своевременно убыл в запас по возрасту, но желание работать с людьми, помогать им сохранил и всегда это делал с большим удовольствием. Принимал самое активное участие в создании Межрегиональной общественной организации «Московский союз новоземельцев», являясь одним из ее учредителей и участником Конференции. Долгое время являлся членом Правления, созданной общественной организации.

Капитан 1 ранга Н.В. Химичук (второй справа) на годовщине образования ОДКСН

Н.В. Химичук (в центре) с участниками Конференции

У каждого, присутствующего, молча, склонившего голову в скорбящей тишине, есть свои товарищи, которых он потерял за эти годы. Мы вместе вспоминаем, не только наших сослуживцев и товарищей, но и наших соотечественников первооткрывателей и исследователей, которые не щадя сил, здоровья и жизни все, делали для процветания и величия России.

МЫ ПОМНИМ!

Исследователя Севера архангельского историка В. Крестинина, его перу принадлежит книга: «Географическое известие о Новой Земле».  Он первый в мировой литературе дал подробное описание ландшафта Новой Земли и указал на  ее промысловое значение. Естествоиспытателя академика  И.Л. Лепехин, который первым предложил провести исследование Новой Земли в географическом отношении.

Савву Ложкина, в течение двух лет на старой ладье сумевшего не только выжить в районах Арктики, но впервые дать достоверные сведения о Новой Земле. Кормщика крестьянина Мурецкой волости Соловецкого монастыря Якова Чиракина, открывшего пролив Маточкин Шар, по которому летом 1766 года он прошел на карбасе до Карского моря и вернулся назад, составил «Экстракт о местонахождении пресной воды и леса» на Новой Земле и план пролива.

Вход в пролив Маточкин Шар рисунок первой половины XIX века

Мужественного человека, патриота России Федора Розмыслова, выдающегося русского штурмана- поручика, гидрографа, морехода и исследователя Новой Земли. Он не только впервые измерил и положил на карту полулегендарный пролив Маточкин Шар, но и дал первое описание природной среды пролива: окружающих гор, озер, некоторых представителей растительного и животного мира. Более того, он проводил регулярные наблюдения за погодой, зафиксировал время замерзания и вскрытия льда в проливе. Выполняя данное ему правительством России поручение, Ф.Розмыслов построил первое зимовье в восточной части пролива Маточкин Шар. Это зимовье в дальнейшем использовалось промышленниками и исследователями архипелага по назначению.

Циволька Августа Карловича, знакомство которого с Новой Землей началось в 1834 году, когда он попал в экспедицию П.К. Пахтусова, где командовал шхуной «Казаков», но потом были еще две экспедиции в Арктику в 1838 и 1839 годах.

Циволька А.К.

Литке Федора Петровича, адмирала, мореплавателя, президента Петербургской Академии наук. В течение навигаций 1821-1824 годов на бриге «Новая Земля» осуществил описание средней части архипелага, им впервые в 1823 году в районе пролива Костин Шар на карту была нанесена «Белужья губа».

Адмирал Литке Ф.П.

Степана Андреевич Моисеева, Пахтусова Петра Кузьмича, проведенные ими при экспедициях исследования вошли в историю России по изучению архипелага и островов Новой Земли.

Генерал Моисеев С.А.

Русанова Владимира Александровича, геолога и исследователя Арктики, Новую Землю впервые увидел в 1907 году, в течение семи лет занимался ее изучением. Научные исследования, проведенные его экспедициями, опубликованные работы помогли предотвратить захват Новой Земли иностранными государствами, им впервые была составлена достоверная карта островов.

Русанов В. А.

Седова Георгия Яковлевича, военного моряка и исследователя Арктики. Его экспедиция на судне «Святой Фока» стала завершающей в исследованиях на Новой Земле и способствовала прекращению полемики о принадлежности материка иностранным государствам.

Седов Г.Я.

Это лишь небольшая часть людей России, наших соотечественников, причастных к открытию, исследованию и изучению Новой Земли, которые вошли в историю страны. Это патриоты России, которые ее любили и хотели процветания и блага для Отечества. Их нельзя забывать, на таких людях стояла и будит стоять русская земля, пока мы их помним, мы будим жить, а наше государство процветать и идти вперед.

МЫ ПОМНИМ!

Воздаем должное первым поселенцам, семьям Строгоновых из Новгорода в XVI веке, во время царствования на Руси Иоанна Грозного и Пайкачевых из Кеми в XVII веке заселявшихся на Новую Землю, но не выживших в экстремальных, суровых условиях Арктики.

Часто вспоминаем человека-легенду Арктики, Фому Вылко первого поселенца Новой Земли в XVIII веке удачно обосновавшегося на материке с семьей. В его семье в 1886 году родился сын Илья, будущий «Президент Новой Земли», художник, топограф и очень талантливый человек, влюбленный в Новую Землю и посвятивший ей всю свою жизнь.

Председатель островного Совета Тыко Вылко

Островной Совет Новой Земли, председателем которого все годы был Тыко Вылко (Илья Константинович) ведет свое летоисчисление с 1924 года, его бессменным председателем по 1956 год был Илья Константинович. Личным примером, отношением к делу он учил, подрастающие поколения, как надо любить свое Отечество, беречь и охранять землю своих предков, где бы она не находилась.

МЫ ПОМНИМ!

Наказ академика РАН Виктор Никитовича Михайлова, первого министра России по атомной энергии, стоявшего у истоков создания организации МСН.

 «Ядерное оружие – единственное средство обеспечения национальной безопасности и сохранения суверенитета России, а главная задача ядерного оружейного комплекса – сохранение и поддержание боевого оснащения армии всеми видами ядерного оружия. Решение данной задачи без полигона невыполнимо».

Академик РАН В.Н. Михайлов

Работы по изучению и созданию ядерного оружия начинались в Советском Союзе с создания Лаборатории №2, первым научным руководителем которой был профессор Курчатов Игорь Васильевич.

И.В. Курчатов научный руководитель проекта

Распоряжение ГОКО СССР от 11 февраля 1943 года: «…в целях раскрытия путей овладения энергией деления урана и исследования возможности военного применения энергии урана». Оно же предусматривало: «…научное руководство работами по урану возложить на профессора Курчатова И.В.».

Начало мая 1945 года закончилась самая страшная, кровопролитная, стоившая народам Советского Союза десятки миллионов жизней Великая Отечественная война 1941-1945 годов, но началась не менее агрессивная политика «холодной войны». Ее инициатором выступила Америка, показывая всем свое всесилие и безнаказанность, не раз ставившая мир на грань катастрофы.

МЫ ПОМНИМ!

Когда для устрашения народов мира, США 6 августа 1945 года производится взрыв атомной бомбы над городом Хиросима, 9 августа над городом Нагасаки. Через много лет стало известно, что в год окончания войны, в июле 1945 года нашими союзниками по войне с Германией во главе с США планировалось начать новую мировую войну против Советского Союза. Потом были планы произвести атомную бомбардировку 29-и советских городов. С годами «аппетит» агрессора возрастал 1948 год, намечается сбросить 200 атомных бомб на 70 советских городов, 1949 год – 300 атомных бомб на 100 городов, 1950 год – 320 атомных бомб на 120 советских городов. Вот такой всегда была и сегодня остается «демократия» по американски.

Поэтому с окончанием войны Советский Союз, прилагает максимум усилий для обеспечения своей безопасности. В 1945 году по указанию главы государства И.В. Сталина создается Специальный комитет при нем Технический совет и организуется Первое главное управление (ПГУ) при СНК СССР, подчиненное Специальному комитету.

И.В. Сталин (1879-1953гг)

Круглосуточно, не прекращающейся работа, героические усилия советских людей, мобилизация всех ресурсов разоренной войной страны позволили к концу августа 1949 года ликвидировать атомную монополию США, стабилизировать международную обстановку и предотвратить возникновение крупномасштабных военных конфликтов.

 «Только сильный духом народ, мог сделать совершенно из ряда вон, выходящее: полуголодная и только что вышедшая из опустошительной войны страна за считанные годы разработала и внедрила новейшие технологии, наладила производство урана…».

Так характеризовал проделанную работу учеными и советским народом, в своих воспоминаньях трижды Герой Социалистического труда Харитон Юлий Борисович, главный конструктор первой советской атомной бомбы.

Ю.Б. Харитон (1904-1996гг)

29 августа 1949 года в 04 часа по московскому времени на Семипалатинском ядерном полигоне был осуществлен взрыв первой советской атомной бомбы мощностью приблизительно 22 тысячи тонн ТНТ.

Центральная часть опытного поля Семипалатинского полигона

Справка

Семипалатинский испытательный полигон (СИП), был расположен в республике Казахстан его длина 180 километров, ширина 140 километров, общая площадь 18450 квадратных километров. В период с 1949 по 1989 год было проведено 456 ядерных взрывов.

Испытания ядерного оружия США в районе атолла Бикини 1 и 25 июля 1946 года были произведены для проверки воздействия его на корабли. С этой же целью в дальнейшем в Соединенных штатах Америки было проведено еще четыре подводных взрыва на разных глубинах.

Советский Союз, после окончания Великой Отечественной войны приступил к строительству ракетно-ядерного океанского флота, этим руководил главный штаб Военно-морской флот, возглавляемый ГК ВМФ, Героем Советского Союза Николай Герасимовичем Кузнецовым.

Адмирал Флота Советского Союза Н.Г. Кузнецов (1904 1974гг)

В процессе создания ядерного оружия велись исследовательские работы по определению воздействия ядерного оружия на корабли. Для постоянного ведения этой работы решением Н.Г. Кузнецова в 1949 году при главном штабе Военно-морского флота создается 6-ой отдел.

В начале января 1954 года, конструкторское бюро под руководством трижды Героя Социалистического труда Духова Николая Леонидовича завершило работы по созданию ядерного заряда по габаритам адаптированного к корабельной торпеде Т-5.

Генерал Н.Л.Духов (1904-1964гг)

Встал вопрос о месте и времени проведения испытаний, Семипалатинский полигон для проведения таких ядерных испытаний был не приспособлен. Для решения возникшей проблемы было отдано указание министру ВМС, который представил по этому вопросу свои предложения. К рассмотрению Правительственной комиссии было предложено 14 районов, которые могли быть использованы для проведения испытаний, рассмотрев предложения, комиссия остановились на северном театре флота.

Начались поиски места проведения испытаний в районах Северного флота. Первоначально специалистами и учеными выбирался район для проведения разового испытания, в интересах флота. ГК ВМС предложили провести его на севере у побережья полуострова Нокуев, что было отвергнуто Николай Герасимовичем. Дальновидный министр высказал мысль о том, что это испытание не последнее и флоту в перспективе будет нужен свой морской ядерный полигон. Тогда командованием Северного флота было предложено, рассмотреть местом для проведения ядерных испытаний  Новую Землю. Для поисков места размещения полигона на Новой Земле создается комиссии под председательством командующего Беломорской флотилией контр-адмирала Сергеева Николай Дмитриевич. Комиссии предстояло разобраться и дать заключение «о возможности проведения любых ядерных испытаний и месте их проведения на Новой Земле».

Адмирал флота Н.Д. Сергеев (1909-1999гг)

В первой половине июля 1954 года комиссия, возглавляемая адмиралом Н.Д. Сергеевым, на тральщике прибыла на Новую Землю. Будучи уже начальником главного штаба ВМФ, адмирал Флота Н.Д. Сергеев рассказывал: «Прибыли на Новую Землю. Здесь нам пришлось передвигаться, на разных видах транспорта, где на собачьих упряжках, где на оленьих, чтобы досконально изучить остров. Большую помощь в этом мы получили от председателя Новоземельского поселкового Совета И.К. Тыко Вылко».

После длительно работы комиссия установила, что на архипелаге Новая Земля можно проводить подводные, воздушные и поземные ядерные испытания. Этому благоприятствовали рельеф местности, наличие глубоководных бухт и заливов, относительно высокие горы, вершины которых достигали 1500 метров, а главное достаточная удаленность Новой Земли с ее испытательными площадками от населенных пунктов. ГК ВМФ представленная докладная записка была утверждена и произведен необходимый доклад по итогам работы комиссии.

Принимается Постановление Совета Министров СССР от 31.07.1954 года и Директива начальника Главного штаба ВМС от 17.09.1954 года. В соответствии с их требованиями Военно-морским министерством было начато формирование на Новой Земле подразделения, названного «Объект – 700». Для обеспечения строительно-монтажных работ по созданию ядерного полигона формируется специальное строительное управление «Спецстрой – 700», проводимые работы возглавил инженер-полковник Е. Н. Барковский. Судами и кораблями на архипелаг Новая Земля был доставлен личный состав десяти строительных батальонов. На одном из кораблей, доставившим на Новую Землю личный состав строительных батальонов, строительные материалы и оборудование был курсант Высшего Военно-морского училища Геннадий Золотухин, будущий адмирал, начальник 6-го управления ВМФ, который длительное время занимавшейся испытаниям ядерного оружия на Северном полигоне Советского Союза.

Работы по подготовке к первому испытанию проходили в суровых погодных условьях Арктики с ее низкими температурами, сильными ветрами и обильными снегопадами, по времени большую часть, в полярную ночь. Строители жили, в насквозь продуваемых зимних палатках и ветхих зданиях фактории. Не смотря на тяжелые условия, благодаря героическим усилиям людей, специальные объекты, были подготовлены к первому ядерному взрыву в установленный срок.

Северный испытательный полигон, на островах Новой Земли

Справка

Центральный полигон России, расположен на островах Новая Земля, входящих в Архангельскую область. Полигон занимает территорию, состоящую из двух частей, общей площадью 91180 квадратных километров, в том числе 55205 квадратных километров на суше. Его длина — 670 километров, ширина -140 километров, с 1955 по 1991 год на полигоне было проведено 132 ядерных испытания.

О героическом труде людей в этот период, говорил в своем выступлении в годовщину создания полигона заместитель ГК ВМФ адмирал-инженер П.Г.Котов: «…те, кто первыми пришли на Новую Землю для специальных работ, совершили настоящий подвиг. Это были люди нашего флота и авиации, наши ученые, работники специальной отрасли промышленности, это замечательные труженики-горняки, монтажники и строители, это были наши героические советские люди».  

Первого сентября 1955 года, Северный полигон Советского Союза был подготовлен к проведению первого подводного ядерного взрыва, его планировалось провести в губе Черной.

Для обеспечения испытаний, в августе из Молотовска (Северодвинска) пришли корабли и суда 32-й бригады опытовых кораблей под командованием капитана 1 ранга П. Бердяшкина в составе: шести эсминцев, десяти больших охотников, семи подводных лодок, 14 тральщиков и штабной корабль плавбаза «Эмба».

В специально построенном здании на берегу залива Рогачева ядерное изделие было собрано. Под командованием контр-адмирала Н.Д Сергеева тральщик доставил его в губу Черная.

Ядерное устройство в корпусе торпеды

На Северном испытательном полигоне Новой Земли первый подводный ядерный взрыв, возвестивший о рождении Морского полигона, был произведен, 21 сентября 1955 года. Он имел большое значение для Советского Союза, разработки кораблестроительной программы строительства флота.

Первый подводный ядерный взрыв

Так было положено начало ядерных испытаний на Морском полигоне, в интересах дальнейшего развития и строительства океанского флота Советского Союза. Всем, участвующим в строительстве специальных объектов полигона, подготовке и проведении испытания было трудно, но люди выдержали и сумели, победить все трудности, они были настоящие «Новоземельцы».

Родина не забыла своих Героев только из состава ученых и работников промышленности за разработку и испытания ядерного оружия более 130 человек стали Героями Советского Союза, из них дважды 11 человек и трижды были удостоены этого высокого звания 9 человек.

Так заявил о себе Морской полигон на островах Новая Земля, впереди были годы подготовки и проведения ядерных взрывов в воздухе под водой и под землей всего за годы до 24 октября 1990 года проведено 132 испытания ядерного оружия. Это кажется не много в сравнении со всем ядерными взрывами, произведенными на испытательных полигонах в Советском Союзе, но надо учесть природные и климатические условия полигона и погоду. Особенно интенсивно проводились испытания в 1958 году – 22 ЯВ, 1961 году -27 ЯВ, 1962 году -36 ЯВ. Какие героические усилия были совершены в это время всеми людьми, готовившими и проводящими ядерные испытания. Начальник полигона в 1959-1963 годах генерал-майор Кудрявцев Гавриил Григорьевич, вспоминая это время, часто поражался, насколько слаженно, четко и своевременно проводились людьми на полигоне все мероприятия по подготовке и проведению ядерных испытаний. Как быстро и грамотно принимались решения при возникновении нештатных ситуаций.

Общее трудное, но нужное, для государства и народа дело, сплотило людей на ядерном испытательном полигоне. Сегодня приходиться поражаться как в это трудное время люди, находившиеся на полигоне, успевали не только работать, но и заниматься творчеством. Сколько было подготовлено материала для книг, какие замечательные стихи, песни рождались у людей занятых ядерными испытаниями, это еще предстоит выяснить. Часть из того, что написано авторами, запомнилось и передается друг другу на Новой Земле. Чего стоит небольшой из четырех строк столбик из сборника стихов заместителя начальника испытательного отделения В.П. Жарова, из его книги стихов «О Новой Земле, ее природе и людях (мемуары испытателя)».

Сантиметр здесь стоит метра,

Полон каждый шаг борьбой,

Сто шагов напротив ветра

Сделал! Ты уже — герой.

А какие замечательные слова написаны о Новой Земле, испытательном полигоне заместителем главного конструктора Ф.М. Гудиным.

Ведь вправе мы тобой гордиться,

Морской форпост и бастион,

Новоземельская столица,

Простой российский полигон.

Когда начинаешь читать небольшое по количеству строк, но емкое по смыслу стихотворение о погоде, невольно вспоминаешь Новую Землю и ее замечательных людей.

«Вариант» — вопрос не праздный, «вариант» бывает разный.

Принесет, пургу и ветер – «вариант» с названьем Третий,

А усилился ветрило, бьет о стены головой,

Лупит с фронта, с флангов, с тыла – «вариант» уже Второй.

А когда на ГэТэСке заблудился комендант –

Это значит: на повестке самый Первый «вариант».

В тяжелых повседневных и боевых условьях службы, жизни и быта Новоземельцев вначале было стихотворение, к которому была написана музыка и сегодня Новая Земля и ее ядерный полигон имеют свой Гимн.

Прилагая гигантские усилия, благодаря нашим замечательным людям, страна в начале 70-х годов XX века достигла ядерного паритета с США. Успехи ученых, испытателей и всех, участвующих в создании необходимого арсенала и обеспечении безопасности ядерного оружия, создали основу для эффективной военной политики – политики сдерживания.

С принятием решения о прекращении полномасштабных ядерных испытаний в октябре 1990 года, важную роль стали играть неядерные взрывные эксперименты (НВЭ). Такие эксперименты проводятся с полигонными макетами ядерных взрывных устройств без ядерного энерговыделения. На Центральном полигоне РФ они стали, проводится с декабря 1995 года.

МЫ ПОМНИМ!

Это трудное для страны и полигона время. С момента прекращения полномасштабных ядерных испытаний прошло более пяти лет, решение о проведении неядерных взрывных экспериментов было принято на совещании В.Н.Михайловым в середине сентября 1995 года. Ответственным за подготовку и проведение первого неядерного взрывного эксперимента, был назначен заместитель главного конструктора РФЯЦ-ВНИИТФ Борис Александрович Андрусенко.

Б.А. Андрусенко (справа)

Насколько это было трудно, Борис Александрович рассказал в своей статье: «Неядерным взрывным экспериментам- 10 лет». Всем пришлось все начинать с начала, когда на трудности полигона, наложились еще трудности государственные. Но, не смотря ни на что, победив трудности, погоду и полярную ночь, приложив все свои усилия, люди полигона и ученые провели НВЭ перед наступающим Новым 1996 годом, другого и быть не должно, они же Новоземельцы!

А время не останавливаясь движется вперед, многие оставили работу, службу, сменили место своего нахождения и проживания. Оставив Новую Землю, которая была местом службы, жизни и просто местом пребывания определенное время, находившиеся там, люди захотели встречаться со, своими сослуживцами и товарищами, кто был всегда рядом в трудную минуту кто остался дорог и сегодня. Встречаться, общаться и вспоминать то время, которое они помнят сегодня, время службы, жизни, забыть которое не возможно. Прошедшее время, которое не забудешь, да и не надо его забывать.

Так постепенно зарождалась мысль о создании организации, которая бы объединила всех, кто хочет видеть своих сослуживцев, единомышленников и товарищей по Новой Земле. Постепенно она окрепла и приобрела практическое очертание, в состоявшееся Учредительной конференции, на которой было принято решение о создании Межрегиональной общественной организации, названной: «Московский союз новоземельцев» (МСН), это произошло во второй половине декабря 2005 года в Горках Рогачевских.

Экстремальные условия службы, работы и жизни, обстановка на полигоне за полярным кругом способствовали формированию «экстремального братства» единомышленников, объединенных в МСН. Прошло с того времени почти восемь лет организация продолжает жить, а ее члены по возможности оказывают друг другу поддержку и помощь. Созданные Объединенные советы расширили возможности оказания помощи и круг общения единомышленников, сослуживцев и товарищей. Благодаря людям, их любви к Новой земле не проходящего желания встречаться, общаться, помогать друг другу и быть полезным для Отечества, МСН продолжает жить.

Члены правления МСН С.А.Молодняков, М.И. Скриган

Член правления МСН П.В.Боярский

Член правления МСН Б.Н.Шавкута с супругой

Председатель Объединенного совета В.В. Сметанин

Председатель Объединенного совета В.В. Скотаренко

Председатель Объединенного совета Б.И. Хватов (слева)

Администратор сайта МСН Ю.Н.Пашков

Юрист правления МСН П.М. Глущинский

Член правления ОС МСН С.Я. Радченко

Один из ветеранов МСН Ю.А. Лобанов

Двигаться вперед и приносить пользу людям организация МСН будет до тех пор пока в ее составе будут замечательные люди, которых вы видели на фотографиях, пользуясь возможностью, говорю им:

СПАСИБО ВАМ!

НАС объединила новая земля

Интервью В.Н. Михайлова журналу «Патриот Отечества»

HAС ОБЪЕДИНИЛА НОВАЯ ЗЕМЛЯ

Журнал «Патриот Отечества», №7, 2006 г.

Анатолий Докучаев


В столице России появилась новая региональная общественная организация — Московский Союз новоземельцев. Ее целью является объединение наших соотечественников, участвовавших в испытаниях ядерного оружия на Новоземельском полигоне, проживавших и проживающих на Новой Земле, участвовавших в научно-исследовательских экспедициях в районе полигона, а также тех, кто желает лично оказывать всестороннюю помощь развитию Новой Земли, ветеранам-ядерщикам.

О задачах новой организации рассказывает один из ее организаторов — министр атомной промышленности в 1992-1998 годах, научный руководитель Российского федерального ядерного центра — Всероссийского научно-исследовательского института экспериментальной физики (ВНИИЭФ), директор Института стратегической стабильности, академик РАН Виктор МИХАЙЛОВ.



— Я поддержал создание такого Союза, — говорит Виктор Никитович, — чтобы в наше трудное время совместными усилиями решать проблемы новоземельцев, тех, кто не один год жизни отдал испытаниям ядерного оружия. Деятельность Союза направлена на всемерное способствование укреплению мощи нашего государства, повышению правовой и социальной защиты новоземельцев, на оказание всесторонней помощи ветеранам-новоземельцам и членам их семей, на решение проблем безопасности и защиты людей в чрезвычайных ситуациях, на сохранение и развитие материальных и природных ценностей, исторических памятников и культурных традиций Новой Земли.

— Ну а каков портрет новоземельца?

— На Новой Земле работали прекрасные специалисты,которые не понаслышке знают, что такое воздушный и подземный ядерные взрывы. Я сам «прошел» через ядерные взрывы. 40 лет назад, в 1966-м, молодым начальником отдела ядерного центра, кандидатом физико-математических наук впервые ступил на Новую Землю. Там как раз испытывали сконструированный нашей группой новый ядерный боеприпас, который лег в основу создания нового поколения отечественного ядерного оружия. Новая Земля многих и многих людей, образно говоря, поставила на крыло, в том числе и меня — я стал академиком, министром.

На каждый взрыв привлекалось до тысячи человек — ученых, моряков, тех, кто осуществлял охрану объекта и прилегающей к нему территории, обеспечивал тепло в различных строениях, горняков-проходчиков, монтажников…

Штольня на Новой Земле! Вход в нее всегда напоминал о вечной мерзлоте — удивительно белые кристаллы воды и снега на слое грунта, казалось, ведут в царство вечности. Сколько же пришлось протопать по шпалам для электровозов в этих горизонтальных выработках в горах с началом проходки по берегам пролива Маточкин Шар, в конце которых устанавливались ядерные устройства, а вдоль всей штольни — диагностические приборы. Это многие сотни километров! Здесь мне довелось познакомиться с удивительно сильными и приветливыми горняками из города Желтые Воды, что на Украине. Круглый год они вели работы по проходке штольни. Мы же приезжали на период с июня по ноябрь. Для горняков всегда был радостью наш приезд. Труд горнопроходчиков, особенно на работах по забивке штольни после установки всех ядерных и диагностических устройств для локализации продуктов ядерного взрыва в утробе горы, — это труд, за который всегда буду снимать шляпу и кланяться до земли этим людям. И ведь это работа в условиях суровой Арктики! А в штольню я ходил всегда в шляпе — это стало для меня доброй традицией, да и хотелось просто показать, что ядерный полигон живет обычной людской жизнью.

— Словом, новоземельцы — люди закаленные.

— Полигонная плеяда людей — это сталь высшей пробы. Испытатели на Новой Земле сродни фронтовому поколению. Они, можно сказать, творили и работали в окопах, а жили в первое время, как в годы Великой Отечественной, — в блиндажах, землянках. Мы все прошли суровые условия быта, питались по-солдатски: борщ, каша, компот… Ученые, как и моряки, другие специалисты находились на полигоне по 2-3 месяца в году, а некоторые и того больше. Организационных и научно-технических работ по подготовке аппаратуры, штолен и скважин к испытаниям хватало на всех. А природные сложности…

Вы знаете, что такое новоземельская бора? Это когда непогода несет с гор с огромной скоростью булыжники каждый весом в тысячи килограммов, бросает их с высоты на многие сотни метров. Закалиться было где. Мы шутили: в союзниках у нас только белые медведи, которые посещали нас, да дикие олени. И потом Новоземельский полигон — это морозный грунт со льдом, мерзляк, который приносил много неприятностей, причем, не только после взрыва, но и в ходе проходки и забивки. А некоторые штольни, куда мы закладывали боеприпас, были длиной в несколько километров. Оружие сдерживания ковалось в сложнейших условиях.

Конечно же, были и минуты отдыха, были и деликатесы. Рыбалка на новоземельского гольца, например, незабываема.

— Союз объединит только ветеранов?

— Не только. В него войдут и действующие специалисты. А потом сегодня ты действующий специалист, а завтра… Словом, Союз существует, он всегда может помочь в моральном, в социальном, финансовом отношении тем, кто в этом нуждается. Будем помогать людям и в устройстве на работу. И потом это будет настоящий клуб: люди должны общаться между собой. Сегодня Россия не проводит ядерных испытаний, а время бежит быстро. Так вот вскоре молодые специалисты-ядерщики только в Союзе могут услышать тех, кто сам проводил ядерные взрывы.

Что касается ветеранов-новоземельцев, то это люди, прошедшие суровую арктическую жизнь, в своем большинстве работают. Большинство из них сохранили здоровье, хотя у нас каждый год был маленький Чернобыль: на границах полигона после ядерного взрыва допускали учетверенный естественный радиационный фон. Мы берегли людей, не бросали их в пламя, на амбразуру, что называется, стремились не допускать, чтобы они получали выше допустимых доз по проникающему излучению, старались обеспечить всех техническими средствами защиты. Если требовалось, то помогали им поправить здоровье.

А молодая смена ядерщиков и ныне трудится на Новоземельском полигоне. Он действует. Условия работы там, если говорить честно, не улучшились. Раньше связь с полигоном, к примеру, была лучше. Достаточно стабильно работали авиалинии: Москва — Новая Земля, Архангельск — Новая Земля. В Белушье, это столица Новой Земли, были прекрасная школа, столовая, больница. Правда, мы туда попадали редко, так как она в 300 км от места, где мы работали.

— Союз предусматривает и ведение патриотической работы?

— Мы будем воспитывать у молодежи мужество, верность долгу на примерах многих поколений полярных исследователей, испытателей ядерного оружия и воинов Заполярья. Это важно для нас, для ребят, которые идут в специальные учреждения, училища, МИФИ, являющийся базовым учебным заведением по подготовке специалистов-ядерщиков.

Арктика… Там есть и привлекательная сторона, это кусочек планеты, который настороженно принимает новичков, но потом всегда манит к себе. Арктика — это величие самой Природы, где чувствуешь единство пространства и времени. Значит, туда будут идти специалисты, настоящие мужчины, чтобы работать во благо Отечества.

— Новая Земля — важная составляющая создания нашего ядерного щита?

— После закрытия Семипалатинского полигона у нас остался один действующий полигон — Новоземельский. Россия объявила мораторий на проведение ядерных взрывов, мы ратифицировали Договор о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний и проводим там только специальные опыты, неядерно-взрывные, для проверки поведения сложных материалов с целью определения надежности и безопасности ядерного оружия. Проводим опыты в специальных штольнях с глубокой защитой от радиоактивных материалов. У американцев они называются субкритические эксперименты с натуральными ядерными материалами.

— Не сказывается ли мораторий на проведение ядерных испытаний на нашей обороноспособности?

— Пока не сказывается. Мы, как и американцы, провели около ЮОСМ, воздушных и подземных ядерных взрывов, в том числе и уникальные. В ходе них наработали достаточней богатый экспериментальный материал. Этот материал и ЭВМ с высо кой производительностью позволяют нам продвигаться вперед без проведения взрывов. Но пройдет еще с десяток лет, и двигаться вперед будет трудно. К слову, американцы это понимают, поэтому они не ратифицировали Договор, а свой ядерный полигон содержат в 18-месячной готовности к проведению взрывов. Если последует команда от политического руководства, то они через полтора года начнут новую серию ядерных испытаний. Мы тоже стремимся к этому сроку готовности. Поэтому у нас на полигоне постоянно работают люди, идут тренировки с тем, чтобы в случае необходимости провести испытания. Молодежь охотно едет на Новую Землю занимается работой во имя безопасности страны, продолжая деятельность и в наших ядерных центрах.

— То есть испытания можно возобновить только через 18 месяцев.

— Да, подготовка нужна солидная. Это же не пистолет — взял и выстрелил.

— Виктор Никитович, вы действующий ученый, руководитель…

— На посту научного руководителя Российского федерального ядерного центра — Всероссийского научно-исследовательского института экспериментальной физики (ВНИИЭФ) я заменил знаменитого Юлия Харитона по его просьбе. Это было в далеком уже 1992-м. Наиболее сложные годы для меня, когда я возглавлял атомную промышленность. Министерская работа в течение шести лет была изматывающей, мне пришлось руководить Минатомом в переломное время, когда требовалось спасать отрасль, добывать деньги, чтобы платить людям зарплату… А научной работой занимаюсь до сих пор.

— Вы также возглавляете Институт стратегической стабильности.

— Он создан в 1999-м. Ныне важно уметь заглянуть в будущее, определить, куда идти дальше. Мы занимаемся выработкой ядерной стратегии. Кстати, американцы тут ориентируются на нас, они также создали подобный институт — Национальное управление по ядерной безопасности. Китайцы организовали Центр стратегической стабильности, который возглавляет бывший руководитель китайской академии инженерной физики. Мы проводим анализ с тем, чтобы объединить деятельность наших ядерных центров — Всероссийского НИИ экспериментальной физики (ВНИИЭФ), что в Сарове, и Всероссийского НИИ технической физики (ВНИИТФ), который располагается в Снежинске, других структурных подразделений атомной промышленности общей идеей по решению научно-технических проблем отрасли.

— А по карману ли России содержать два ядерных центра?

— В нынешней обстановке они необходимы стране. Я отстаивал эту точку зрения перед руководством страны, лично докладывал Б. Н. Ельцину об этом. Придерживаюсь такого мнения и сегодня. Центры нужны хотя бы для того, чтобы у нас была возможность провести профессиональную независимую экспертизу новых разработок. Это тем более важно сегодня, когда экспериментальную специальную технику мы рассчитываем и испытываем без проведения ядерных взрывов. Но и конкуренция, конечно, — важный элемент движения вперед.



КРЕЩЕНИЕ НОВОЙ ЗЕМЛЕЙ

Журнал «Патриот Отечества», №8, 2004 г.

 

Новоземельский ядерный полигон… Он начал создаваться 50 лет назад, осенью 1954 года, а через год, 21 сентября, был введен в строй — здесь прогремел первый ядерный взрыв. По замыслу советского руководства, Новоземелъский полигон должен был восстановить «мощностной» ядерный паритет между Соединенными Штатами, которые лидировали в атомном противоборстве, и Советским Союзом. Именно здесь в 60-е годы прогремели взрывы самых мощнейших в мире атомных бомб, возвестивших о достижении желанного паритета. В преддверии юбилея мы предоставляем страницы одному из активных участников ядерных испытаний на Новоземелъском полигоне — академику РАН, научному руководителю Российского Федерального ядерного центра (г. Саров), директору Института стратегической стабильности, лауреату Ленинской и Государственных премий СССР и РФ, министру атомной промышленности России (1992-1998 годы) Виктору МИХАЙЛОВУ.

 

ЯДЕРНЫЙ полигон на островах Новая Земля, куда я впервые попал в 1966 году, навсегда врезался в мою душу. Арктика настороженно принимает новичков, но потом всегда манит к себе. Нет, это не царство мертвой ночи, как рисовал ее русский художник Борисов на Маточкином Шаре, это величие самой Природы, где чувствуешь единство пространства и времени. Каждый год на Новую Землю прилетают миллионы пернатых, чтобы дать жизнь новому потомству, которое обязательно возвратится на эту землю, чтобы все повторилось сначала. Так и многих из нас эта земля поставила на крыло жизни для уверенного полета в голубую даль.

Теперь, в своем московском рабочем кабинете, с тоской в сердце вспоминаю тех, кого вряд ли еще раз встречу, и особенно тех, кого уже никогда не увижу. Это были прекрасные товарищи. Много раз мне приходилось с ними летать из аэропорта Астафьево, что под Москвой, на Новую Землю в тесной кабине для отдыха экипажа самолета АН-12 Военно-Морского Флота.

Мое «крещение» подземным ядерным взрывом произошло в 1966 году. Устье первой штольни выходило к проливу Ма-точкин Шар, а диагностические приборы регистрации данных измерений устанавливались тогда еще в мощных железных сооружениях, заглубленных в гранитный массив у входа в штольню. Отвесные скалы нависали над входом на высоте 500-600 метров, а сама выработка уходила в глубь горного скального массива на километр практически перпендикулярно к проливу.

Со своими коллегами-теоретиками мы каждый день ходили по каменистому берегу от поселка Северный к штольне и по шпалам внутри нее, где внимательно следили за всеми проводимыми там работами, особенно по установке ядерных зарядов.

Практически целые сутки надо было находиться там, где идет установка устройств и проводятся заключительные операции по их снаряжению, а температура там три-четыре градуса (по Цельсию). Разработчик ядерного устройства постоянно ведет наблюдение за всеми операциями, особенно в части выполнения всех инструкций. Нет, это не надзор за операторами, более правильно это было бы назвать авторским сопровождением, когда теоретик готов прийти на помощь своими расчетами при любой нестандартной ситуации в процессе работы и взять ответственность на себя.

Утомленные и прозябшие до костей, возвращались утром в поселок Северный в отведенный испытателям домик финской конструкции из щитовых блоков в русском исполнении. С одной стороны домика жил командир, обычно капитан третьего ранга, или начальник поселка Северный — так называли нашу базу на проливе, с другой стороны — мы, трое теоретиков. Это была небольшая однокомнатная квартира без канализации и водопровода, с открытым туалетом в коридоре. Кровати с металлической сеткой, да штатная тумбочка каждому, а в центре комнаты — деревянный стол без скатерти. Пресную воду утром привозил матросик, заполнял бочку — и все в порядке.

Здесь, в поселке Северный, были баня, столовая, хранилище жидкого топлива для передвижных электростанций, казармы для матросов и военных строителей, небольшой плац, где по утрам можно было наблюдать ритуальные построения военных. В поселке был и матросский клуб — длинное деревянное сооружение с лавками для посетителей. Кино было единственным развлечением по вечерам.

В свое «крещение» на Новоземельском ядерном полигоне я впервые понял, что такое ожидание погоды — циклона, необходимого для проведения опыта. Мы просидели на проливе почти целый месяц. Пришлось еще раз провести генеральную репетицию, при которой практически проверяются все процедуры действий групп испытателей, в том числе и работа всех устройств регистрации с холостыми записями или от имитаторов ожидаемых сигналов, за исключением одной — нет подрыва ядерных устройств.

Наступил ноябрь, снег давно уже лежал на земле, заметно сократился день, да и сильные морозы и шквальный ветер зачастили с Северного Ледовитого океана. К нам пришел дизель-электроход «Байкал» для обеспечения эвакуации на время опыта всех жителей поселка Северный. Перед ноябрьским праздником нас отпустили домой на Большую землю, то есть на материк, так как подходящая для проведения взрыва погода на ближайшие две-три недели не предвиделась. Однако я успел долететь только до Москвы, откуда должен был лететь в Арзамас-16, как явился посыльный на квартиру тещи, где я остановился на ночевку, на такой близкой моему сердцу и душе станции Лосиноостровская, в любимой Лосинке. Он сообщил, что взрыв произведен, но что-то там на Севере случилось, и надлежит срочно вернуться на ядерный полигон. Меня подвезли в аэропорт Астафьево, а оттуда военным бортом на Новую Землю, где все стало ясно.

После взрыва с гор сошла большая лавина камней и щебня и завалила железные сооружения с диагностической аппаратурой у входа в штольню. Хотя у нас была телеметрия основных данных на безопасное расстояние на КП, однако встал вопрос о раскопке из-под завала диагностических приборов. Дня оценки реальной обстановки по возможному извлечению аппаратуры руководитель Государственной комиссии попросил меня и еще двух офицеров полигона по возможности обследовать завал на месте. Приблизившись на вертолете к завалу, где радиационная обстановка была почти нормальная, мы вышли втроем из вертолета, взяв с собой дозиметры, и медленно направились к лавине. На месте расположения диагностической аппаратуры нашему взору предстали громадные камни весом в десять-пятьдесят тонн с мелкой щебенкой между ними.

Взбираясь на эти громады, с трудом поднялись на верх лавины около десяти метров высотой, затем стали осторожно спускаться. Мы давно уже перестали смотреть на индикаторы дозиметров (так поразила окружающая нас картина) и молча спускались с гребня лавины, однако глубокая тишина, темные глыбы камней создавали ощущение застывшей и затаенной опасности. Чувство не подвело. Мгновенно все трое разом увидели нежно-голубое свечение выходящего из расщелины прозрачного газа. Это было свечение радиации или так называемое черенковское излучение проникающих через воздух частиц от продуктов ядерного взрыва. Не сговариваясь, мигом слетели вниз, вскочили в вертолет и — на корабль. Так прошло мое «крещение» Новой Землей.

В те ноябрьские дни государственная комиссия располагалась на дизель-электроходе «Байкал». Об этом корабле, который во второй половине шестидесятых годов обеспечивал подготовку и проведение первых подземных ядерных испытаний в проливе Маточкин Шар, можно написать много хороших слов, его команда не раз нас выручала после опыта в сложной радиационной обстановке, когда уже большие ледяные поля бороздили пролив из Карского в Баренцево море. Он мог ходить при толщине льда до одного метра, красиво рассекая встречные льдины.

Моряки Северного флота с уважением относились к нам и обычно на переходах с пролива до поселка Белушья Губа, или Белушки, а от нее до Североморска, что на Кольском полуострове недалеко от столицы Севера — Мурманска, всегда уступали свои лучшие каюты и кают-компанию офицеров для проведения оперативных совещаний государственной комиссии. В тот раз, возвратясь с завала на корабль, мы доложили, что нецелесообразно проводить раскопки и пытаться извлечь диагностические приборы. Так и лежат они до сих пор под завалом, напоминая об истории освоения технологии проведения подземных ядерных взрывов. После обсуждения комиссия решила возвращаться на «Байкале» в Белушку.

Потом таких переходов было много, но этот первый морской переход в середине ноября запомнился мне своей красотой, величавой ночной картиной темно-синего неба, разрезанного северным сиянием, переливающимся цветными узорами до горизонта, переходящего в небо, и шарами светящихся медуз, возбужденных движением нашего корабля. С тех пор я полюбил этот край.

Ночь на переходе проходит очень быстро, и я все время простоял на капитанском мостике, любуясь ночным пейзажем и темными контурами скалистого берега. Отличная и слаженная швартовка у небольшого пирса — и мы уже на берегу в Белушке.

Все-таки человек — земное существо, как приятно пройтись по заснеженному твердому берегу при небольшом морозце. Человеку нужна твердость в ногах, да и в своих устремлениях к заветной мечте тоже.

Два-три дня в Белушке пролетали быстро, и после написания отчетов о работе и проведения государственной комиссией заключительного совместного заседания со всеми службами полигона, где тщательно разбирались все этапы подготовки и результаты проведенного эксперимента, — домой!

Сегодня, бывая с инспекцией на Новой Земле, вновь и вновь возвращаюсь в свою молодость, вспоминаю будни суровой, но счастливой жизни здесь на протяжении двух десятков лет — каждые лето и осень. Убывая с Новой Земли, говорю: до новых встреч, труженики Арктики!


Академик РАН,

Научный руководитель Российского Федерального ядерного центра (г. Саров),

Директор Института стратегической стабильности (г. Москва),

Лауреат Ленинской и Государственных премий СССР и Российской Федерации,

(Министр Минатома РФ 1992-98 гг.)

В.Н. Михайлов


 

АРКТИЧЕСКИЙ ПОЛИГОН

Журнал «Патриот Отечества», №7, 2006 г.

Владимир Петрович ДУМИК, капитан 1-ого ранга, кандидат технических наук, начальник отдела Института стратегической стабильности.

31 июля 1954 года было принято постановление Совета Министров СССР о создании полигона на Новой Земле. Он получил название «Объект-700». Госкомиссия рекомендовала разместить базу полигона в становище Белушья, аэродром — в Рогачево, а в качестве боевого поля использовать губу Черную.

НОВАЯ ЗЕМЛЯ — это обширный архипелаг в Северном Ледовитом океане, расположенный между Баренцевым и Карским морями. Архипелаг включает в себя множество мелких островов и два больших острова — Северный и Южный, разделенных проливом Маточкин Шар. В целом архипелаг занимает площадь около 83 тыс. кв. км, что сопоставимо с территорией Австрии. Около четверти всей площади архипелага занято льдом.

В период становления полигон имел три зоны испытаний: «А» — губа Черная, «Б» — губа Белушья, «В» — Рогачево. К концу августа 1955 года были построены основные сооружения первой очереди полигона. Окончательное постановление о проведении первого испытания было принято 15 августа того же года.

В целях обеспечения воздушных ядерных испытаний постановлением ЦК КПСС и Совета Министров СССР от 17 марта 1956 года территория полигона была расширена, а 5 марта 1958 года он получил статус Государственного центрального полигона №6 Минобороны. 24 сентября 1956-го состоялись испытания опытного изделия мощностью более мегатонны с воздушным ядерным взрывом на высоте 2 км. Так начала действовать зона «Д» полигона. Она стала единственным в стране местом проведения испытаний ядерных зарядов мегатонного класса.

Общеизвестен проведенный по инициативе Н.С. Хрущева 50-мегатонный взрыв 30 октября 1961 года. Положительная особенность рекордного заряда состояла в том, что на термоядерные реакции приходилось 97% его мощности, то есть он отличался высокой «чистотой» и соответственно минимумом осколков деления, дающих радиоактивное заражение.

В 1961 году полигон интенсивно готовился к подземным испытаниям. Успешно шла проходка пяти штолен. Однако мощные воздушные взрывы, проведенные на полигоне в сентябре — ноябре 1961 года и в августе — декабре 1962 года, замедлили подготовку к подземным испытаниям. Это стало одной из причин того, что первый подземный взрыв на Новой Земле провели только 18 сентября 1964 года, тогда как на Семипалатинском полигоне первое испытание под землей состоялось в 1961 году.

За свою историю Новоземельский полигон «освоил» пять видов испытаний ядерного оружия: подводные, наземные, приводные, воздушные и подземные (в штольнях и скважинах). Подводные взрывы были окончены в 1961 году,- единственный наземный взрыв был проведен только в 1957 году, последний приводный — в 1962-м году, и в том же году были закончены воздушные испытания. Подземные испытания прекратили в 1990 году (американцы на два года позже). Всего на Новой Земле проведены 132 испытания.

Указом Президента России «О полигоне на Новой Земле» 6-й Государственный центральный полигон МО СССР в 1992 году был преобразован в Центральный полигон Российской Федерации. В 1995 году определен его статус и режим функционирования в условиях действия Договора о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний (ДВЗЯИ). В настоящее время на полигоне проводятся неядерно-взрывные эксперименты в целях поддержания надежности и безопасности ядерного арсенала.