Архив метки: Испытания ЯО

Сапежко Аркадий Яковлевич (Воспоминания ветерана-испытателя ядерного оружия)

image002Ветеран-испытатель, член МОО МСН А.Я. Сапежко

За многолетний труд на благо нашей Родины награждён многочисленными правительственными наградами и знаками министерства. За успешное выполнение работ на испытательных ядерных полигонах, объявлена благодарность Министром и дважды – начальником  5 ГУ , неоднократно – руководством НИИИТ.

К 20-летнему Юбилею НИИИТ в 1986 г., было присвоено звание «Лучший инженер – исследователь Министерства», награждён почётным Дипломом Министерства и ЦК профсоюза с вручением ценного подарка.

Родился я 5 мая 1940 года в городе Гомеле БССР в семье госслужащих: отец – юрист, мать – бухгалтер.

Год 1957 был для меня знаменательным: я окончил школу с серебряной медалью, стал победителем Олимпиады по физике учащихся 10-х классов, чемпионом области по авиамодельному спорту по классу планеров (награждён Дипломом 1-ой степени и патефоном) и поступил в Рижское высшее инженерно-авиационное военное училище.

image003

 

Город Гомель, моя Родина

После окончания первого курса училища,  начал заниматься в Научном  обществе по аэродинамике, где выступал с информациями и докладами. Моим научным руководителем стал преподаватель кафедры аэродинамики подполковник кандидат технических наук А. Тотиашвили. После третьего курса, являясь отличником учёбы, имел право на свободное посещение лекций. С большим интересом читал статьи, опубликованные в сборниках Научных трудов МИФИ, которые обнаружил в библиотеке училища, что пригодилось мне в дальнейшем.

Вообще-то у меня была мечта после окончания училища, продолжать учебу заочно на механико-математическом факультете университета.

image005

 

Моя семья. Лето 1958г, после окончания 1-ого курса

В 1960 году  училище было реорганизовано в Институт инженеров ГВФ. Я решил не продолжать обучение в этом институте и подал документы для поступления в МИФИ, где был зачислен на факультете «В» в группу «Электроника».  Вот, где пригодилось ознакомление с Научными трудами МИФИ и моя любовь к математике и физике!!!

Кстати, слушатели 4-х курсов училища для завершения учёбы, были переведены в Москву в ВВИА Н.Е. Жуковского. С ними я часто встречался.

image007

Национальный исследовательский ядерный университет «МИФИ»

В процессе обучения  в МИФИ,  учился  в аудиториях, которые располагались   на разных улицах Москвы,  вначале на Кировской и  Малой Пионерской, где тогда находился институт, а с  1962 года  в новом здании на Каширском шоссе.  Учился с удовольствием, особенно по таким разделам высшей математики как «Теория функций комплексных переменных», «Методы математической физики»; по разделам теоретической физики: «Теория поля», «Квантовая механика»; «Ядерная физика».

После третьего курса зав. кафедры теоретической ядерной физики профессор Рязанов Михаил Иванович, который читал лекции и принимал экзамены по курсу «Теоретическая физика», предложил мне перейти в группу теоретиков (в институте такое практиковалось для тех студентов, у которых были отличные оценки по математическим и физическим дисциплинам). Я ответил, что Эйнштейна из меня не получится, а электроника – очень перспективное направление в технике. В этом меня убеждал декан нашего факультета Арменский Евгений Викторович, в дальнейшем организатор и ректор Московского института электронного машиностроения 1962-1987 гг. Время показало его абсолютную правоту.

Окончил МИФИ  в июне 1964 году с квалификацией «инженера-физика» по специальности «автоматика и электроника» и по направлению нашего Министерства среднего машиностроения (МСМ), был направлен на работу в Научно-исследовательский институт импульсной техники (НИИИТ).  Научно-исследовательский институт Импульсной техники города Москвы занимал ведущее место в отрасли по развитию и совершенствованию ядерного оружейного комплекса страны. Вся моя дальнейшая жизнь с этого момента связана с этим институтом.

image009

Здание  Научно-исследовательского института импульсной техники

Моя творческая деятельность  в НИИИТ  началась  с участия в разработке двухканальной телеметрической системы ССТП1 для регистрации однократных электрических сигналов нано – и микросекундного диапазона времени, которая состояла из двух полукомплектов: передающего и приёмного.  В начале, мне поручили разработку растровых развёрток для передающего полукомплекта (ССТП1-01) и приёмного полукомплекта (ССТП1-02),  но уже через год назначили ведущим разработчиком сложного в технической реализации передающего полукомплекта в целом. Впервые, изготовленный  макетный образец двухканальной телеметрической системы ССТП1 участвовал факультативно при проведении физических измерений на Семипалатинском полигоне в 1966 году.

image011

 

Семипалатинский  ядерный полигон

В дальнейшем, разработанная  и изготовленная нами аппаратура ССТП1 подтвердила свою работоспособность в реальных условиях, участвуя в четырёх подземных ядерных испытаниях 1966 – 1977 гг. на Семипалатинском полигоне.

Разработчиками  аппаратуры  ССТП1 являлись: В.А. Федосов, А.Я. Сапежко, А.Н. Волгин, Е.Н. Саратовский и В.Ф. Стефанков.  На начальном этапе работ по созданию ССТП1 принимали  участие Л.Л. Фишман и Г.В. Милославский. На этапе внедрения аппаратуры  ССТП1 в практику проведения физических измерений принимали активное участие так же И.Е.Збрицкий, В.И.Ядов и В.В. Рыбак.

image013

 

Внешний вид ССТП 1. Справа — передающий полукомплект, слева — приёмный

В 1968 году  на Новой Земле НИИИТ впервые проводил факультативно телеизмерения параметров ядерных зарядов с использованием двух экспериментальных и одного опытного образцов ССТП1. Особенность эксперимента состояла в том, что все три передающих полукомплекта ССТП1-01 размещались в специальном боксе в штольне, а три приёмных полукомплекта ССТП1-02 – в специальном сооружении на расстоянии около трёх километров от входа в штольню. В качестве канала передачи использовались три кабеля РК 75-9-13.

image015

 

Испытательный ядерный полигон Новой Земли

 Информация после проведенного испытания была получена, но не в полном объёме из-за ряда факторов, как от нас независящих, так и по причине наших незнаний особенностей подрыва и работы ядерных зарядов. Устранить пробел в наших знаний в этой области помог Виктор Никитович Михайлов, с которым я познакомился на ядерном полигоне островов Новая Земля в 1968 году. Благодаря этому в дальнейшем мы не допускали потери информации.

image017

 

В.Н. Михайлов с сотрудниками НИИИТ и НИЧ на ядерном полигоне Новой Земли

В дальнейшем, в течение более 40 лет, мне посчастливилось работать вместе с Виктором Никитовичем или под его руководством. Я думаю, что история развития отечественного специального ядерного приборостроения  была бы  наверное, иной без В.Н.Михайлова.  С его приходом в НИИИТ уровень знаний сотрудников института  по  принципиальным особенностям физических измерений, техническим и конструктивным требованиям к приборам и комплексам, а также к измерительным каналам значительно возрос. В итоге  это сказалось как на качестве так и надёжности получаемых на испытаниях результатов.

Как правило для регистрации параметров ядерного взрыва на полигоне развертывался комплект измерительной аппаратуры.

image019

Автоматизированная измерительная аппаратура развернута на испытания

Запомнившееся мне событие, с использованием измерительной аппаратуры ССТП1,  произошло в 1970 году.  За проведение    физических измерений и получение заданных параметров ядерного взрыва,  отвечала группа НИИИТ.  Она состояла  из трех человек,  старшим  был   В.Н.Михайлов, а за постановку физических измерений отвечали С.Ф. Семенов  и  А.Я.Сапежко. За два дня до времени «Ч», при проверке  аппаратуры на экранах индикаторных трубок двух передающих полукомплектов ССТП1-01, вместо штатной информации калибровки я увидел «звёздное небо». Это свидетельствовало о наличии неисправности в канале связи с двумя приёмными полукомплектами ССТП1-02, который  осуществлялся  по двум кабелям РК 75-9-13 длиной около 10км.

Проводимые нами поиски неисправности были безрезультатны. В.Н. Михайловым  было принято решение, работы по ее поиску на кабельной трассе прекратить, а два исправных кабеля методики КТУ передать мне для телеметрии.  При этом Виктор Никитович посмотрел на меня и сказал: «Не подведи!».

Испытание было  проведено успешно, телеметрия сработала на все 100 процентов!!!

В 1971 г. мне был вручён первый в моей жизни орден «Знак почёта». Возможно, этому способствовало успешное проведение телеизмерения, проведенного  в 1970 году ядерного испытания  на Новой Земле.

image022

АК СГ1А на переднем плане А.Я. Сапежко, за столом оператора Ю.В. Рябцев

 Разработка телеметрических систем всегда была актуальна. Их использование при проведении подземных испытаний, исключало опасность утраты результатов измерений параметров ядерных зарядов из-за возможного воздействия на регистрирующую аппаратуру обвалов, камнепадов, радиоактивного излучения а также открывала возможность получения необходимой экспресс информации.

image023

 

Новая Земля с границами ядерного полигона

Необходимо отметить что важную роль в развитии телеметрических систем сыграли научно — исследовательские работы, выполненные коллективом сотрудников в/ч 70170 (В.И. Крылов, В.М. Соколов, Ю.К. Худяков, В.В. Маслевцов, В.И. Жикулин, О.Г. Павлюченков, Б.П. Сапрыкин).

image026

 

Внешний вид масштабно — временного преобразователя ССТП 2

 В 1970 году  я был назначен ответственным исполнителем по разработке масштабно — временного цифрового преобразователя ССТП 2, который должен был выполнять функцию базового преобразователя для регистрации однократных электрических сигналов нано – и микросекундного диапазона времен в составе Единого канала телеметрии с использованием системы  БРС-4. Разработчиками преобразователя ССТП2 являлись: А.Я. Сапежко, В.И. Ядов, В. Поведский, Б.И. Кузнецов, Е.Л. Миркин. По нашим  техническим заданиям были разработаны: электронно-лучевое запоминающее устройство СОЗУ2 в отделе А.Г. Берковского , источники питания – в лаборатории Л.Н.Резникова.

Опытный образец ССТП2 подтвердил свою работоспособность в реальных условиях, участвуя в подземных ядерных испытаниях в 1975 году на Семипалатинском полигоне (в автономном режиме совместно серийным осциллографом ОСТ 200 7) и в 1976÷1978 гг. — на Новой Земле.  В 1976 году используя преобразователь ССТП2 совместно с аппаратурой передачи данных «Аккорд 1200 ПП», информация по одной из методик из экспериментального образца аппаратурного комплекса (АК), находившегося на приустьевой площадке, по подводному кабелю была передана на расстояние, примерно 300 километров в  НИЧ, где  она была принята и обработана. Принятые результаты измерений полностью согласовывались с результатами измерений, полученных с помощью осциллографического регистратора на приустьевой площадке.

С появлением в конце 1980 г. нового поколения цифровых устройств СПР5, СУПИ9 и опытных образцов аппаратурных комплексов СГ105, СГ109, по инициативе Михайлова В.Н. был  организован  альтернативный  канал  телеметрии,  в  котором  АК  СГ105  по  прежнему  выполнял  функции передающего  пункта  телеметрии,  а  СГ109 – функции  приёмного  пункта  телеметрии  и  размещался  на  КПА.  Этот  канал   телеметрии  до 1991 г.  являлся  основным  и  обеспечивал  получение оперативной  информации  о результатах  измерений по методикам физизмерений, включая  возможность  визуального  контроля  формы  зарегистрированных  сигналов в преобразованном  масштабе  времени  на  экране  устройства  индикаторного  СПР5.

Двухканальная телеметрическая системы ССТП1 и масштабно — временной преобразователь ССТП2 были, удостоены Дипломов 1-ой степени  и Золотых  медалей   Главного  комитета  ВДНХ  СССР в 1974 г. и 1981 г. соответственно, а коллектив разработчиков и испытателей автоматизированной измерительной системы был отмечен Государственной премией СССР.

В 1981 я был назначен руководителем НИР по созданию масштабно – временного преобразователя ССТП3 пико – наносекундного диапазона. Результаты НИР послужили основой для проведения ОКР по созданию аналого – цифрового регистратора СРГ7, обеспечивающего в  одном  цикле  работы  прибора   как  аналоговую,  так   и  цифровую  регистрация

В августе 1988 г. СРГ7 участвовал в измерениях при проведении подземного ядерного взрыва  «Кирсардж»  на Невадском испытательном полигоне в рамках совместного эксперимента контроля (СЭК) и убедительно доказал, что его технические характеристики не уступают системе измерений США. Успешное завершение СЭК  в августе и сентябре 1988 г. (проведение подземного ядерного взрыва  на Семипалатинском испытательном полигоне) открыло дорогу к заключению Договора  о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний (ДВЗЯИ).

Со второй половины 80-х годов я принимал непосредственное участие как руководитель и как ответственный исполнитель ряда ОКР по важнейшим научно-техническим направления:

1.Создание мобильного приборного комплекса для автоматизированной системы засечки и регистрации воздушных  ЯВ (1984 —  1986 гг);.

  1. Разработка унифицированного сейсмического  комплекса  для  автоматизированной системы сейсмического контроля  (АССК)  в двух вариантах конструктивного исполнения:

 -автоматическая  сейсмическая станция (АСС);

 -обслуживаемая  сейсмическая станция (ОСС).

В 1992 году весь комплекс работ был успешно завершён проведением государственных испытаний. Введены в эксплуатацию три АСС и восемь ОСС.  Созданы центральная станция спутниковой связи и центр сбора и обработки данных.

  1. Создание сейсмогидроакустического комплекса для решения задачи контроля за проведением подземных ядерных взрывов на удалённых островных испытательных полигонах Мирового океана с помощью автономных донных сейсмогидроакустических станций.
  2. Разработка широкого спектра многоканальных цифровых приборов для газодинамических исследований, экспериментальной отработки и испытаний конструкции ЯЗ,
  3. Разработка устройства автоматики для дистанционного управления регистрирующей  и  вспомогательной аппаратурой, а также  технологическим оборудованием  в  АК, входящими в состав  единой автоматизированной системы испытаний (ЕАСИ).

6. Создание, испытание  и передача  в эксплуатирующие организации ЕАСИ, предназначенной для обеспечения работ на ЦП РФ.

image027

Группа специалистов научно-производственного центра «Импульсная техника» (НПЦ  ИТ) после успешного завершения государственных испытаний ЕАСИ

В 2001 году академик РАН В.Н. Михайлов пригласил меня на работу по совместительству в «Институт стратегической стабильности» и на кафедру № 26 в МИФИ (Национальный исследовательский ядерный университет «МИФИ» с 2008 г.). В МИФИ я читал лекции студентам пятого курса по основам телеметрии однократных быстропротекающих процессов.

Кстати, группа, которую я курировал по результатам проверки МИФИ министерством образования России была признана одной из лучших.

image029

Директор Института стратегической стабильности, зав.кафедрой № 26 НИЯУ МИФИ, академик РАН  В.Н.Михайлов.

 

С теплотой вспоминаю работу в суровых условиях Новоземельского и Семипалатинского полигонов. У каждого из них свои отличительные особенности. Однако меня всегда манила и продолжает манить к себе,    Центральный испытательный полигон на Новой Земле.

image031

Главный военный городок Центрального ядерного полигона островов Новая Земля Белушья Губа

image033

 

 

 

 

Делегатская годовая отчетная Конференция МОО МСН

image035

 

Белые медведи островов Новая Земля

 Он манит к себе, не только особой достопримечательностью, климатическими условиями, зимними вариантами, полярными темными ночами, светлыми, с незаходящим круглые сутки солнцем в  полярные дни. А в первую очередь — замечательными людьми, которые живут и служат здесь на островах ледовитого океана в царстве ледников, снегов и белых медведей.

image039

 

 

 

 

Годовая отчетная Конференция МОО МСН

 

 

 

Фотография на память годовая отчетная Конференция

image043

 

 

Беседа вице-адмирала В.С. Ярыгина и А.Я. Сапежко

Пользуясь предоставленной возможностью, хочу пожелать всем новоземельцам крепкого здоровья, благополучия, удачи и добра. Пусть в вашей жизни будет как можно больше поводов для радости и отличного настроения.

 С большим уважением — Аркадий Яковлевич Сапежко.

Новоземельская физика и лирика

image002

Полковник Евсеев Владимир Федорович, ветеран подразделений особого риска, ветеран атомной энергетики и промышленности, участник 14 испытаний ядерного оружия

  

 Родился я 10 декабря 1950 года в городе-герое Мурманске, семье военнослужащего. В 1958 году поступил и в 1968 году окончил Североморскую среднюю школу №1 им. Героя Советского Союза Ивана Сивко, одну из первых школ, построенных в городе.

image002

Город Североморск середины 60-х годов XX века новый стадион

 

В 1968 году поступил и в 1974 году окончил кафедру «Радиационная физика и физика защиты» Московского инженерно-физического института (МИФИ) по специальности инженер-физик. С 1974 по 1975 год работал инженером-исследователем этой кафедры.

image003

Национальный исследовательский ядерный университет «МИФИ»

В 1975 году был призван в ряды Вооруженных сил, с 1975 по 1979 год проходил службу в должности младшего научного сотрудника научно-исследовательского института МО СССР. В период прохождения службы принимал непосредственное участие в испытаниях ядерного оружия и проведении специальных опытов на 6-м ГЦП МО, Приозерском полигоне (озеро Балхаш) и одном мирном ядерном взрыве на площадке Азгир в Астраханской области.

В 1979 году поступил и в 1981 году окончил факультет руководящего инженерного состава Военной академии им. Ф.Э. Дзержинского. С 1981 по 1986 год служил инженером в Центре боевого управления 12 ГУ МО, младшим научным сотрудником 27 ЦНИИ МО.

В 1986-1991 годах младший научный сотрудник, старший научный сотрудник НИЧ (БИТ) в/ч 77510 на островах Новая Земля. В этот период принимал непосредственное участие в испытаниях ядерного оружия и специальных опытах в группе радиационных исследований. С 1991 по 1995 год — старший научный сотрудник, заместитель начальника полигонного отдела 6 Управления ГШ ВМФ.

После увольнения в запас 8 мая 1995 года работал в ряде коммерческих структур. В 2000 году работал главным специалистом Ситуационно-Кризисного Центра Минатома России. С 2001 года работал главным специалистом в Институте проблем безопасного развития атомной энергетики РАН, а с 2007 года работаю заведующим Ведомственного информационно-аналитического центра учета и контроля радиоактивных веществ и радиоактивных отходов в организациях Российской академии наук (РАН) в этом же институте. Ветеран подразделений особого риска (удостоверение КВПОР №000288 от 19.04.93 подпункт «б»). Ветеран атомной энергетики и промышленности. Участник 17 испытаний ядерного оружия и специальных опытов.

Награжден орденами «За службу Родине в Вооруженных Силах СССР» 3 степени и «Мужества», многими медалями и почетными знаками Российской федерации, МО РФ, МЧС России и Государственной корпорации «Росатом».

image004

6-й ГЦП МО СССР острова Новая Земля

 

 

Мое знакомство с Новой Землей началось более 40 лет тому назад— в августе 1975 года. Я, молодой лейтенант, проходил службу в должности младшего научного сотрудника 10 отдела НИИ-55 (войсковая часть 31650, ВРИД начальника отдела подполковник- инженер Матущенко А.М.). Этот институт входил в состав Службы специального контроля Минобороны, а отдел занимался проблемами аэрозольного метода контроля испытаний ядерного оружия.

15 августа 1975 года мы вылетели на самолете-лаборатории АН-24рр (радиационная разведка, бортовой номер 03, командир корабля капитан Здановский Г.П.) с подмосковного аэродрома Кубинка. От нашего отдела старшим был капитан  Здесенко Виктор Петрович. Вместе с нами летели еще представители Института прикладной геофизики — Ионова Л.Д. и НИФХИ им. Л.Я. Карпова — Скитович В.И. В тот же день вечером долетели до Новой Земли с одной посадкой для дозаправки в г. Архангельске (аэродром Талаги), что было по погоде очень удачно. Прилетели уже вечером, но Новая Земля приветливо встретила нас ясным полярным днем и теплой солнечной погодой. Полярные дни не были для меня чем-то удивительным, так как я родился в городе Мурманске и прожил в городе Североморске почти 18 лет.

Но здесь была совсем другая цветовая гамма, чем на Мурмане, так как Новая Земля находится в более северных широтах Арктики. Ландшафт меня поразил, некоторые его особенности врезались в память на все жизнь. Уже при снижении мы пролетели над южной частью острова и были отчетливо видны изумительной красоты озера, складчатая местность с большими пространствами скудной, но яркой и необычной для средних широт по цвету растительностью. Но основные для Новоземельской тундры все-таки серые тона.

image005

 Цветы Новой Земли особенные

 

Пролетели, покачивая крыльями в приветствии, над пос. Белушья Губа — столицей Новой Земли и Рогачево – прибежище летчиков, с которыми мы потом хорошо подружились. Приземлились мягко, сошли с траппа самолета  и попали в объятия капитана 1 ранга-инженера Г.А. Каурова – тогда  начальника 5 отдела НИЧ полигона. С Георгием Алексеевичем мы должны были совместно решать задачи радиационной разведки предстоящего ядерного испытания в штольне А-10, при котором по прогнозу ожидалось позднее и малоинтенсивное истечение радиоактивных инертных газов, что и требовало нашего участия в контроле с использованием весьма «чувствительных» приборов.

Быстро прошли процедурные формальности «режима» и я, наконец-то, осмотрелся по сторонам. На востоке во всем великолепии предстали горы Рогачева, освещенные лучами солнца со стороны Баренцева моря. Длинной лентой по тундре тянется взлетно-посадочная полоса, в конце которой на горе красиво стоят локаторы. На дальней стоянке  были гидросамолеты Бе-12, прибывшие с Северного флота для контроля водного пространства с воздуха во время проведения испытания. За взлетно-посадочной полосой — истребители-перехватчики Як-26 полка ПВО, а недалеко от стоянки нашего самолета распушили свои винты трудяги — вертолеты Ми-8т отдельной вертолетной эскадрильи авиации ВМФ и рядом с ними — громадина вертолет Ми-6, тоже прилетевший с Северного флота.

image006

Гидросамолет Бе-12 Северного флота

Наш самолет Ан-24рр стоит под боком Ан-12 и на его фоне просто теряется. Тут же стоит и самолет Ил-14рр из Мячиковского авиаотряда, обеспечивавшего работу сотрудников Института прикладной геофизики (ИПГ) Росгидромета. Такого изобилия разнородной авиационной техники увидишь не на каждом аэродроме, а здесь это было за Полярным кругом!

Так что первые впечатления от Новой Земли были насыщены не только особенностями окружающей природы, но и масштабностью увиденного. И в душе появилось чувство гордости от того, что ты, молодой лейтенант, год назад окончивший МИФИ, тоже будешь принимать участие в крупномасштабном мероприятии с привлечением такого количества  авиационной техники. А ведь были еще и суда, и корабли…

Наконец мы на ГАЗ-66 покатили в Белушку. Разместились в гостинице №11 рядом с Домом Офицеров. Так как был уже вечер и на довольствие в офицерскую столовую нас не успели поставить, то мы дружно пошли поужинать в столовую Военторга, которую все новоземельцы ласково называли «Портянка».

image007

Военный городок Белушья Губа, главная улица Советская

На следующий день, началась подготовка самолета-лаборатории к выполнению задач радиационного контроля: распаковали и установили широкодиапазонный самолетный рентгенометр ИПГ-54, который позволял измерять уровни радиации от фоновых значений до 1000 р/ч, переснарядили фильтры в аппаратуре «Лазурь» и в обеих фильтрогандолах, с помощью которых на фильтроткань ФПА-15-2,0 производился отбор проб радиоактивных продуктов из головной порции струи, образующейся вследствие их выхода на дневную поверхность. Эти пробы должны быть быстро доставлены в лабораторию 5 отдела НИЧ для проведения их радиометрического, спектрометрического и радиохимического анализов. Параллельно с нами сотрудники ИПГ занимались подготовкой к боевой работе самолета ИЛ-14рр. Это были специалисты высокого класса и с большим опытом участия в испытаниях – Е.В. Маслов, В. Батонин, Э. Бегун, А.Ф. Ковалев и А.Б. Иванов.

В последние дни перед испытанием мы совершаем несколько вылетов в район испытаний (поселок Северный на южном берегу пролива Маточкин Шар) с отбором фоновых проб. Проверяется также работоспособность приборов в полете над эпицентром наземного взрыва (район губы Черной) и в районе проведения воздушных ядерных взрывов (мыс Сухой Нос), где приборы фиксировали превышения уровней радиации над естественным (природным) гамма фоном.

image008

Поселок Северный Испытательная станция

Готовность у нас полная, все ждем хорошей погоды, необходимой для проведения испытания. Вечером 22.08.1975 к нам в гостиницу заходит капитан  2 ранга — инженер Куделя Е.А. (старший научный сотрудник 5 отдела НИЧ) и сообщает долгожданное известие — ожидаемое будет завтра.

Утром приезжаем на аэродром в Рогачево, быстро снаряжаем гондолы фильтрующим материалом. Испытание назначено на 12.00, но с учетом полетного времени до места проведения испытания (район пролива Маточкин Шар, левый берег реки Шумилихи) взлетаем в 11.20, чтобы в назначенное время «Ч» быть над эпицентром взрыва в штольне А-10.

В воздухе в районе испытания за радиационной обстановкой ведут наблюдения: ниже всех на первом эшелоне (до 300м) — вертолет-дозиметрист, на втором (до 1000м) – Ил-14рр и на третьем (1500м) — наш Ан-24рр. В режиме полного «радиомолчания» барражируем над эпицентром по «восьмерке» около двух часов.

Фиксируем, что выход радиоактивных инертных газов в атмосферу начался примерно через час после взрыва и в весьма незначительном количестве. Проходим галсами в перпендикулярном направлении к оси распространения головной порции, «оконтуриваем» ее, открываем гондолы и отбираем пробы,  выполняем свою штатную работу в соответствии с программой радиационных исследований на испытание. Посадка в Рогачево, расснаряжаем фильтргондолы и «Лазурь» и эти пробы на ГАЗ-66 отправляются в лабораторию 5 отдела НИЧ.

В период с 1975 по 1978 год проведением измерений и анализом взятых проб при проведении ядерных испытаний занималось много организаций. Это были сотрудники 5 отдела НИЧ (Лебединец А.Н., Евсеенко В.Н.), представители ИПГ – Смирнов Л.Е., Некозырев А.Ф., сотрудники НИФХИ им. Л.Я. Карпова – Огородников Б.И., Скитович В.И., Садовский Б.Ф. Были представители МИФИ – Сербулов Ю.А.; НИИ ССК – Шпаковский О.А., Попов А.Д., Ховавко С.А., Жилина Г.Г., войсковой части  46179 – Ильин В.С., Елтишев А.Н. и войсковой части 70170 – Ткаченко А.Ф., Шмелев А.П., Маслобойщикова В.А.

После работы в штольне А-10 23 августа 1975 года принимал непосредственное участие с коллегами из военных и гражданских организаций в испытаниях в скважинах Ю-6Н и Ю-7 и штольне А-12, а также во всех испытания 1976-1978 годов в штольнях А-14, А-15, А-17, А-7п, А-18 и А-19. Таково была наша новоземельская «физика».

image009

Одно из испытаний ядерного оружия на Новой Земле

От того времени осталось два ярких впечатления, оставшихся в памяти до сегодняшнего дня. 18 октября 1975 года, время 12.00 «Ч» проведения испытаний мегатонного класса в скважинах Ю-6Н и Ю-7. Расстояние между скважинами около 8 километров. Прекрасная погода, отличная видимость. Как всегда, внизу вертолет-дозиметрист, выше Ил-14рр и наверху мы– на Ан-24рр. Визуально наблюдаем друг- друга и все происходящее на земле. Вдруг по земле пошли хорошо видимые волны, впечатление такое, как будто кто-то бросил камни в воду и по ней пошли круги, но это была не вода, а твердая земля! Волны же дальше ушли в море.

Между скважинами находилось небольшое озеро, и во время встречи этих сейсмических волн от двух ядерных взрывов это озеро прямо на глазах исчезло. А чуть позже в сторону Баренцева моря стал выползать полуостров. Зрелище впечатляющее!

1975 год 21 октября проводились испытания в штольне А-12. В 15.00 московского времени гора, покрытая снегом и белая, «всплакнула» и стала серой. Отработав первоначальную программу, произвели повторный вылет в район проведения испытания уже в темное время суток. И вдруг увидели, что в эпицентре происходят электрические разряды. Полное впечатление того, что там были сплошные молнии. Зрелище просто удивительное. Но это уже «лирика».

Моя служба сложилась так, что после некоторого перерыва я опять был связан с Новой Землей. В июле 1986 года я прибыл сюда для прохождения дальнейшей воинской службы в войсковую часть 77510 5 отдела НИЧ полигона. Прилетел вместе с майором Поповым А.Д. 15 июля 1986 года, а 28 июля уже были в поселке Северном и активно включились в работы по подготовке испытания в штольне А-37А. Но оно в этом году не состоялось в связи с продлением моратория, объявленного СССР в одностороннем порядке. В этот период отдел под научным руководством командира части доктора технических наук капитана 1 ранга Чугунова В.В. проводил работы по оценке радиобиологических последствий испытаний ядерного оружия на острова Новая Земля, и мы стали активно заниматься этой работой, используя паузу в испытаниях.

image010

Капитаны 1 ранга В.В. Чугунов, М.И. Скриган

Хочется сделать опять маленькие лирические отступления. Поселок Северный, прекрасная летняя погода для этих широт (температура около +200С, солнечно– просто курорт), перед тобой пролив Маточкин Шар, за ним – «Спящий монах» (гора на противоположной стороне пролива, контуры которой похожи на лежащего монаха). Еще обильная для этих мест и этого времени года растительность – карликовые ивы, березы, полынь. Вообще, закрытый со всех сторон горами, поселок Северный отличался более буйной растительностью по сравнению с Белушкой, хотя и находился значительно севернее и напоминал мне в это время район Приэльбрусья. Здесь же была цветовая гамма, особенно в вечернее время, не естественно сине-фиолетовая, как на картинах американского художника Рокуэлла Кента или в гималайских сюжетах Николая Рериха.

image011

Своеобразие природы на испытательной станции

 

О тонизирующем воздействии радиолы — розовой – или «новоземельского женьшеня». Мы проводили отбор проб. Процесс анализов проб у нас проходил непрерывно и мы постоянно работали в дежурном режиме. Однажды ночью я решил взбодриться чаем с «новоземельским женьшенем». Выпив только одну кружку чая, я так «взбодрился», что думал мое сердце выскочит — пульс был за 200. Вот это «женьшень»! После этого я к радиоле — розовой относился очень осторожно.

Большую помощь в подготовке к испытаниям оказывали нам военнослужащие срочной службы: в распайке кабелей, отборе проб, подготовке их к измерениям и т.д. Но были с ними и курьезные случаи.

Так матрос Николай Перегудов в поселке Северном пошел получать сапоги. Приносит два сапога 44 размера на одну ногу. Послали его обменять. Приходит обратно довольный, а мы видим, что у него правый сапог – 44, а левый – 40 размера. «Поменял»! А вообще-то матросы, были хорошие и каких-либо проблем, с ними у нас в отделе никогда не было, «дедовщина» отсутствовала начисто.

Закончился мораторий и началась активная подготовка к испытаниям в отложенной штольне А-37А. Эта работа после 14-месячного перерыва на мораторий была проведена 02.08.1987 года  в 06.00 и, к сожалению, с нештатной радиационной ситуацией. Немного «походила» земля под ногами, а на 2-ой минуте произошел прорыв парогазовой смеси в атмосферу выше устья штольни А-37А. И эта картина напоминала наземный взрыв с характерным для него грибовидным облаком. Команда на экстренную эвакуацию, и все вертолеты (кроме дозиметрического) уходят на полуостров Панькова Земля.

image012

Вертолеты уходят

Я был в группе съема информации и расписан старшим на одном из вертолетов, который после взлета пошел стремглав вверх вдоль реки Шумилихи и обогнул гору с восточной стороны, не пересекая облака продуктов взрыва. При этом на маршруте уровень радиации не превышал фоновых значений – около 15мкР/ч. Вертолеты, которые пошли напрямую на мыс Столбовой, могли попасть в радиоактивное облако. В этой работе принимал участие гражданский вертолет с сотрудниками Московской областной межведомственной комплексной аэрогеодезической экспедиции (МОМКАГЭ). Они уходили последними (в соответствии с планом экстренной эвакуации) и прошли вблизи облака, так что свою дозу они получили. При поднесении датчика СРП-68 к щитовидной железе был «зашкал»  прибора (более 3мр/ч, «набрались» радио йода).

image013

Несовсем штатная ситуация

Потом все вернулись в поселок Северный, так как радиационная обстановка в поселке была нормальная. Затем я участвовал в работах А-24 (08.05.88), А-27 (04.12.88) и в последнем испытании А-13Н (24.10.90).

Сам я никогда не сомневался в своем выборе, пройдя и «физику» и «лирику» этого сурового военного объекта – одного из алмазов на ядерном щите Отчизны.

Окончательно разместившись на берегу, устроившись на работу без командировок на ядерный полигон островов Новая Земля, стал скучать по Арктике, ее суровой природе и не предсказуемой погоде с морозами, сильными ветрами, полярной ночью и светлыми полярными днями.

От товарищей узнал, что в Москве создана общественная организация Новоземельцев, повстречался с сослуживцами, общаюсь, вспоминаю, скука прошла.

Полковник запаса Евсеев Владимир Федорович, ветеран подразделений особого риска, ветеран атомной энергетики и промышленности, участник 14 испытаний ядерного оружия. Кавалер орденов «За службу Родине в Вооруженных Силах СССР» 3-й степени и «Мужества».

 

image014

Военный городок Белушья Губа с борта самолета

 

 

 

image015

Город Североморск середины 80-х годов XX века

 

 

 

image016

Солнце есть, а погода как на Новой Земле!

 

 

 

 

image018

Памятник защитникам Заполярья, Мурманск