Как мало пройдено дорог… Вера Парафонова

Очень краткий очерк о содружестве с наукой

image001

Студентка 3-го курса факультета радиоэлектроники Пензенского политехнического института (ППИ). Пенза, 1981.

 

 

Вот моя деревня, вот мой дом родной…

Как выполнить просьбу и поздравить на нашем сайте себя, любимую, с очередным юбилеем, оценить промелькнувшие десятилетия? Проблема… Проблема первого абзаца: с чего начать? Обычная судьба обыкновенной девчонки из небольшого провинциального рабочего городка из числа тех, что считаются малыми городами России – надёжа и опора любого государства. Почти 300-летняя история описана князьями Оболенскими – последними владельцами мест сих да местными краеведами с момента создания здесь, в Засурском стане, стекольного и хрустального производства по Указу Екатерины Великой от 3 августа 1764 года. В те давние годы за успехи в сражениях не орденами жаловали, а землями, кои получены были отставным майором Иваном Юрьевичем Бахметевым в 1668 году. В царской грамоте царя Алексея Михайловича записано, что это «царское жалованье» дано «за похвальную службу и воинскую доблесть» и за то, чтоб и впредь «дети его и внучата и правнучата… за веру христианскую и за святые Божии церкви и за нас Великого Государя и за своё Отечество стояли мужественно».

Никольско- Бахметевский завод, в советские годы «Красный гигант» был номерным оборонным предприятием. С детства врезался в память звук заводского гудка, собиравшего горожан в свои стены на трудовую вахту. Сейчас, когда завод, выстоявший в годы войн, революций и Пугачёвского бунта, рухнул под тяжестью «перестройки», гудок заменил колокольный звон великолепного собора конца XVIII столетия Воскресения Христова. В годы советские храму несказанно повезло, в нём находился хлебозавод, где пекли удивительной вкусноты хлеб. Старожилы помнят, что даже пол в храме был из плит голубого стекла, не говоря уже об остальном убранстве. Ведь заводчики слыли богатейшими людьми в стране – поставщиками императорского двора. Мастера творили и для персидского шаха, для высшей российской знати, для церквей и монастырей. Отчасти великолепие то бережно сохранено стеклоделами в заводском Музее стекла и хрусталя, лет которому 250.

Кстати, о музее. Его, в отличие от завода, всё-таки спасти удалось. Правда, пришлось слегка «пригрозить», если в революцию и гражданскую начала второго тысячелетия заводчане организовали отряд рабочих из 300 штыков, дабы не дать разрушить завод и музей, то в начале третьего тысячелетия придётся собрать по стране земляков числом поболее. Узнав о том, что из музея начали вывозить безвозвратно коллекцию, сначала 100 уникальных экземпляров, в том числе богемского стекла, якобы на двухмесячную выставку (кажется, не вернули до сих пор), готовилась к вывозу очередная партия. Сильно поразило меня и то, что на губернаторском сайте Пензенской области в списке музеев этот не значился вовсе. Там были все сельские «лапотные», простите, краеведческие, конечно же, музей Тарханы – родина М.Ю. Лермонтова – нашего земляка, а Никольский… отсутствовал. На территории области всего два музея фактически федерального значения, которыми должна гордиться страна, расположенные в Тарханах и Никольске. Между прочим, родовое гнездо бабушки Михаила Юрьевича и всех её братьев генерал-губернаторов Столыпиных – село Столыпино (в годы советские Междуречье), что в 7 километрах от города.

Тогдашний вице-губернатор объяснил мне сей казус тем, что поскольку бывший заводской музей на тот момент стал филиалом Пензенской картинной галереи, то он и не числится самостоятельной единицей, так удобно, мол, бухгалтерии. Но, простите, Музей одной картины, в котором ценности лишь стены, а остальные реликвии привозят на показ и увозят, тоже филиал галереи, но он в списках есть, и у бухгалтерии, видимо, это неудобств не вызывает? Следующий звонок главе администрации области – однокурснику по институту (в прошлом вице-губернатору) и вовсе обескуражил. Он мне сказал: «Что ты волнуешься – эта структура федерального значения, и мы её спасём». «Как? На оборонном заводе федерального значения работали восемь тысяч человек и где он? А тут полтора десятка бабушек-пенсионерок», – удивляюсь. «Мы его вывезем». Опять недоумеваю: «???… Зачем? Почему?! Куда?!!!» «В Пензу, – звучит ответ. – Никто не хочет ехать в Никольск, чтобы посмотреть музей…» «А почему не в Москву? Или сразу в Париж? И что народу по миру мотаться? Заглянул в одно место, напитался культурой и… обратно в деревню, в глушь…», – совсем огорчили.

image003

В редакции газеты «Знамя труда» с опубликованными работами о никольском Музее стекла и хрусталя. Никольск, 2013.            Фото О.А. Ильина.

Пришлось подключать даже те издания, которые чисто популяризацией естественных наук занимались да историей Отечества. В результате руководством региона наконец-то и книга о музее была издана, не прошло и 300 лет. Выходит, дабы сохранить малые российские города и селения, следует в них не только промышленность, сельское хозяйство и животноводство развивать, но хранить культурное богатство накопленное столетиями, например, в Мышкине действует Музей мыши, в Кашине – Музей каши и так далее, ну, а в Никольске – Музей стекла и хрусталя. И едут смотреть его коллекцию со всей страны Великой, и даже зарубежные гости нередко заглядывают. А ведь были годы, когда попасть в музей номерного завода можно было, лишь заручившись четырнадцатью (!) подписями в разрешительном пропуске. Так что, добро пожаловать!

image005

Ученица 6-го класса средней школы №1. Никольск, 1969.

 

В таком уникальном месте глубинки российской я выросла, на такой сказочной красоте воспитана, окончив школу с физико-математическим уклоном, где часть преподавателей не просто были ветеранами Великой отечественной войны, но служили в разведке. Много работало и талантливой педагогической молодёжи. Это школа номер один не по номеру, по сути своей. Она дала такую научную базу, не побоюсь здесь этого слова, что позволила успешно реализоваться в самых разных областях науки и журналистики. Плюс великолепная богатейшая заводская библиотека, где всегда можно было найти самую свежую литературу, в том числе научно-популярного свойства и характера. Перечитав ещё в школьные годы все научно-популярные стеллажи и полки, усвоив все тома Детской энциклопедии, могу сказать, что получила базовое энциклопедическое образование. И… «заразилась» наукой в её популярном астрофизическом направлении. Однако до конкретизации сих детских замыслов так дело и не дошло в силу ряда весьма серьёзных причин.

image007

Вместе с родителями Александрой Ивановной и Александром Ивановичем. Никольск, 1976.            Фото В.С. Кучина

Родилась я в городе Никольске Пензенской области в семье рабочих «Красного гиганта» Александра и Александры (оба Ивановичи) Парафоновых в доме с номером 13 третьего числа третьего месяца ровно шесть десятков лет назад. Так что с самого рождения все журнальные ежемесячные издания на своих обложках ставили мой день – «№3 март». И видимо не случайно судьба свела меня сначала с редакцией местной районной газеты «Знамя труда», где я ещё в школьные годы получила в подарок после первых публикаций замечательную книгу Валерия Абрамовича Аграновского «Ради единого слова» (написанную журналистом о журналистике), затем поработала штатным сотрудником. В годы студенческие, будучи редактором факультетской газеты «Электрон», вышла на уровень внештатного корреспондента областной пензенской газеты «Молодой ленинец», той самой, что на пресс-конференциях у Президента России В.В. Путина постоянно поднимает вопросы пенсионного обеспечения. Одна из моих публикаций в ней посвящена коллективной радиостанции радиоклуба «Кристалл» (почётным членом которого меня избрали). Здесь я тренировалась и занималась конструированием практически все студенческие годы под руководством кандидата технических наук Геннадия Николаевича Коровина, будучи сагитирована своими сокурсниками в любительский радиоспорт.

image009

Спортсмен-радиолюбитель коллективной радиостанции UK4FAE. Пенза, 1982.      Фото Г.Н. Коровина

 

Возможность и желание «подложить свинью» науке

Перебравшись в Подмосковье по месту распределения мужа, вскоре оказалась в штате редакции вновь созданной городской газеты «Троицкий вариант», сейчас это издание имеет свою научно-популярную версию. Договорные отношения с этой необычной демократически настроенной газетой, да активная работа на рождённом не без моего участия Троицком кабельном ТВ позволили мне по совокупности работ в 1995 году стать членом Союза журналистов России. Председатель подольской первички при представлении на правлении СЖР про меня сказал кратко: «Если охарактеризовать одним словом, то – вездесущая: газеты, журналы, радио, телевидение, городской, районный, областной уровень – везде её следы». В дальнейшем было десятка полтора-два российских изданий. Бережно храню все выданные мне когда-либо редакционные удостоверения. Недолго поработала штатным специальным корреспондентом редакционного отдела газеты Минобороны РФ «Красная звезда», откуда командование «стартовало» меня в аспирантуру на факультет журналистики.

image011

Молодой специалист – инженер-конструктор НИИ вычислительной техники. Пенза, 1983.

 

Но это случилось уже в «нулевые». А что было в «перестройку»? Туча номерных городов, закрытых предприятий, институтов и НИИ, рассекреченных учёных. И в этом был для меня маленький плюс к тому большому минусу. Рухнула страна под названием СССР – Союз Советских Социалистических республик. Исчез Минрадиопром, его НИИ и многие прикладные направления. Я осталась без диссертации технических наук по закрытой тематике в НИИВТ (вычислительной техники). Но творческий зуд сохранился! И видимо, эта не реализация творческих потуг привела меня обратно в журналистику, но уже на другом уровне – популяризации отечественной науки. Слегка владея терминологией, я с головой окунулась в мои технические и естественнонаучные университеты. Можно и так сказать, если вначале физика и лирика в судьбе моей развивались параллельными курсами, то потом внезапно пересеклись и переплелись в нечто единое, материализовавшись на поприще популяризации. То есть сначала была мощная практика в течение десятков лет, затем теория и история популяризации науки, которую я освоила практически за 300-летний период существования отечественных научно-популярных журналов, выпустив объёмный очерк «Популяризация науки в России: краткий обзор журнальной периодики (1702–1991 гг.)». Его оценила патриарх в области истории и популяризации науки профессор Элеонора Анатольевна Лазаревич, сделав бесценные уточнения. Потом я даже написала научный труд с названием «Научно-популярные журналы в структуре современных СМИ: типологические и профильные особенности».

image013

На праздновании 100-летия со дня рождения академика А.П. Александрова в Российской академии наук с сотрудниками ГНЦ РФ ТРИНИТИ. Слева направо: В.Е. Черковец, В.Е. Терентьев, А.В. Родин. Москва, 2003.

Трудности российской науки в 1990-е годы известны. Потому меня – корреспондента отдела науки и сотрудника Физического института АН СССР (о ФИАНе см. ниже) всегда ждали и приглашали на конференции, семинары и симпозиумы, как правило, международного уровня (в силу их меньшей секретности) в институты и университеты, в НИИ и КБ, на предприятия. Резко ставшие открытыми не только для российских и зарубежных учёных, но и для такого нестандартного журналиста, как я, выросшего в стенах советской оборонки и академии, и не нёсшего вреда учёному люду и их деятельности. Мне доверяли самые сокровенные области научных изысканий. И я это ценила всегда. Надеюсь, что ни разу не подвела своих героев, тем более посмертно. Не топтала советскую науку и её преданных служителей, не бросала камни в её огород.

Помогала, чем могла. Однажды даже умудрилась «подложить свинью» науке. А дело было так. Нашим физикам из всемирно известного академического троицкого лазерного Центра (тогда НИЦТЛ РАН) для продолжения экспериментов на хрящах с помощью лазерной установки понадобились поросята. На кроликах с именами Том 1, Том 2 и Том 3 они уже поэкспериментировали, далее, прежде чем работать с людьми, требовалось повозиться с хрюшками. Но где их взять? Времена-то тяжёлые. С вивариями проблема. Я работала в подмосковной областной «Народной газете» (ранее «Ленинское знамя»), они и обратились: «Ты по региону мотаешься, нельзя ли где в колхозах-совхозах на время поросячьи уши взять, а самих поросят после опыта мы вернём». Редакционный  сельхозотдел быстро меня на землю спустил: «Хозяйства сейчас едва выживают, им только вырастить-продать, а не с наукой возиться». Что делать? Науку тоже жалко. Случайно поделилась своими переживаниями с военным моряком из технического управления ВМФ. Он и говорит: «В Подмосковье столько воинских частей, и у каждой подсобное хозяйство».

Есть идея! Звоню в ближайшую к Троицку Центральную военно-морскую часть, знакомый замполит соединяет меня с командиром, и я восторженно говорю о науке, о перспективах, о проблемах, о поддержке, а в конце неожиданно шлёпаю, лишь в процессе понимая, что я слепила: «Если у вас есть возможность и желание подложить свинью науке – Родина вас не забудет…» На другом конце провода – пауза. Чувствую, сердце медленно проваливается в пятки. И вдруг в трубке раздаётся гомерический хохот и слова: «Приезжайте». Долго придумывали имя поросёнку и назвали его «Чунь 1». Целая эпопея была в части, пока мы его ловили. И пустили нас, когда по громкой связи прозвучало: «Пропустить науку!» Короче, ребята потом важную премию по лазерной хирургии в области медицины схлопотали. Рада за них и Отечество наше.

image015

На выставке «Москва–Наукограды–Россия: прорыв в третье тысячелетие». Слева направо:  В.Е. Черковец, С.А. Казаков, В.С. Голубев, В.Н. Найдёнов, В.А. Ульянов, Л.Г. Геворков, В.А. Парафонова и др. Москва, 1997. Фото М.Е. Дмитриева

Я не только участие принимала в экспериментах, но и материал всегда брала объёмно, выгружала по максимуму, с запасом. И если редакция ставила мне задачу написать две полосы (формата А3), я выдавала четыре, если в журнале меня просили дать двадцать строк к юбилею, я приносила двадцать журнальных полос. Например, к 100-летию Президента АН СССР А.П. Александова «Академик атомного флота» или к 110-летию академика и нобелевского лауреата П.Л. Капицы «Дело мастера Капицы». Про мою всеядность редактор одного известного в стране издания сказал: «Где Вера прошла, там можно лет десять не “копать” – чисто». Я же шла вслед за многими журналистами и «выкапывала» столько, что им и не снилось. Из тех мест, откуда они возвращались совершенно без ничего, даже без «трёх строчек» в газете, я везла два-три солидных многополосных материала. А всё от огромной любви к науке и её скромным служителям. Я их обожала! И если мне изначально выделялось лишь четверть часа на беседу, то заканчивалась она часа через полтора-два. Один большой и очень занятый учёный одного из закрытых НИИ по окончании, взглянув на часы, воскликнул: «Вы меня раскручиваете, я и стараюсь». Тогда я предложила отмотать диктофонную плёнку назад, чтобы он прозрел, я лишь в самом начале задала всего один вопрос, но каверзный, а дальше только внимала его монологу. Вот и весь секрет. Слушать! И, главное, слышать собеседника, тогда он раскроется так, как сам не ожидал.

А теперь, пожа-а-а-алуйста, по-русски…

Бывали и курьёзы. Такой случай произошёл в Арзамасе-16, ныне Саров. Когда покидаешь город, на КПП забирают пропуск, которым ты пользуешься во время командировки. Я тогда лет 20 назад была много моложе, плюс выглядела моложаво, как девчонка. Так ко мне поначалу и отнёсся майор из пограничной службы. Но когда увидел мой пропуск, на котором живого места не было от всяких разрешительных штампов и печатей, столько у иного полковника не бывает, сразу подобрался, вытянулся в струнку и произнёс: «Приезжайте ещё!». Хорошо, что честь не отдал.

image017

Конференция «Физика лазеров и взаимодействие лазерного излучения с веществом» прошла в рамках IV Хартоновских научных чтений. ВНИИ экспериментальной физики. Саров, 2003.

 

Другой курьёз, едва не закончившийся международным скандалом, произошёл в одном из сибирских Академгородков. Проходившее там научное событие считалось международным, поскольку в зале присутствовали то ли один, то ли два заокеанских учёных. В силу тогдашних «перестроечных» установок, отдельные наши научные работники взялись доклады читать по-английски. Не котировался тогда в научной среде «великий и могучий». Ладно, доклады, они на бумажке писаны, а вот вопросы-ответы – это проблема ещё та. Советское знание иностранного языка наших возрастных учёных никак не способствовало общению. Потому вначале половина зала помогала отечественным докладчикам уяснить вопрос зарубежных гостей, а затем добрые его две трети помогали учёным гостям понять ответ. Переводчика в зале почему-то не было. Сложно было всем. Даже, порой, весело от терминологических разночтений в переводе.

image019

1-й Международный конгресс по радиационной физике, сильноточной электронике и модификации материалов. Институт  сильноточной электроники (ИСЭ СО РАН). Сибирь. Томск, 2002.

Потому, чтоб дальше не смотреть на такие родовые муки, я потихоньку, по-английски, сбежала в соседний институт. Успела там перезнакомиться с массой солидных и весьма успешных в своей области учёных, уже вырисовывался интересный материал. Как вдруг пригласившие меня коллеги объявились в гостиничном номере с неожиданным предложением: «Возвращайтесь, будут технические экскурсии на наши установки». Здорово! Прихожу. Радуюсь. Начинается процесс. Да вот незадача, «экскурсовод» без переводчика говорит по-английски. Лица российских учёных из глубинки застывают в недоумении. Я английским, даже техническим, до такой степени не владею, немецкий изучала в советской высшей школе. Что делать? Строить умный вид и работать, как фотографы говорят «на американку», то есть щёлкать затвором аппарата, в котором нет плёнки? Или развернуться и уйти, чтоб не «хлопать ушами»? Тогда международный… скандал? Поступаю просто. Достаю диктофон и по окончании очередной фразы лектора, нажимаю на кнопку и говорю: «А теперь, пожалуйста, по-русски». Замешательство. Кубарем прикатилось институтское руководство и… приняло мудрое решение. Участников разделили на две группы: «русскую» и «английскую». Интересно стало всем. Российские учёные, изголодавшиеся по подобным встречам, коих к тому времени не было уже десяток лет, засыпали своих коллег вопросами. Я едва успевала фиксировать: одновременно записывать и фотографировать. Классным получилось общение и последовавший затем материал.

Герои – люди с нетривиальным мышлением

Работала с упоением. Летала по стране – Сибирь, Урал, Север, Юг, Запад, Центр России: Пенза, Саров (Арзамас-16), Снежинск (Челябинск-70), Заречный (Пенза-19), Радужный (Владимир-30), Мурманск, Северодвинск, Димитровград, Обнинск, Протвино, Оболенск, Кольцово, Томск, Новосибирск, Дюссельдорф, Кёльн, Берлин, естественно, Троицк, Санкт-Петербург, Москва, далее везде. Пахала в окопах на передовой науки, забывая обо всём и о здоровье тоже. Мне просто было интересно, надеюсь, как и тысячам моих читателей, что же происходит за заборами некогда закрытых НИИ? Чем гордилась страна, а потом резко перестала, бросив всё на само выживание и произвол судьбы? Сейчас, спустя четверть века, российские правители пытаются собрать эти осколки. Успеха им, что тут скажешь? Очухивалась, лишь оказавшись на операционном столе. Оклёмывалась, и дальше – в жизнь, лишь слегка меняя амплуа.

image021

Участник конференции «Современные охранные технологии и средства обеспечения комплексной безопасности объектов». Испытательный центр НИКИРЭТ. Заречный, 2003.

Например, лет на семь зависла в пресс-секретарях академика РАН, первого российского министра по атомной энергии Виктора Никитовича Михайлова, когда он уже вернулся в науку и руководил Институтом стратегической стабильности Минатома РФ. Почти десяток лет на одной тематике военного атома! Для журналиста – нормального – очень тяжело. Лев Николаевич Толстой, наверное, спёкся бы. А я ничего, сдюжила! И здесь часто юмор выручал. Когда я, наконец, выдала статью о Центральном ядерном полигоне РФ в «НВО – независимом военном обозрении», Никитович это оценил и тут же съёрничал: «Пишешь о Новой Земле, но ты там не была?» За словом-то я никогда в карман не лазала и тут отреагировала: «Вы тоже пишете о термоядерных реакциях на Солнце. И вас там тоже никто не видел…» Рассмеялся. Оценил. А вскоре меня приняли в свои ряды – в Московский союз новоземельцев – ветераны этого полигона. Мне нравится такой союз с его активным сообществом под руководством председателя – вице-адмирала, первого командира авианесущего крейсера «Адмирал Кузнецов», кандидата военных наук, члена Союза писателей Виктора Степановича Ярыгина. А какие у этих славных людей боевые подруги! Но об этом не сейчас.

image023

Рабочий момент Международного семинара по экологическим проблемам утилизации атомных подводных лодок. Северодвинск, 2002. Фото А.М. Соломонова.

Практически все мои герои – личности и лидеры – люди неординарные, с нетривиальным мышлением и со своим мнением, умеющие его отстаивать. Например, профессоры В.С. Летохов, Г.А. Иванов, В.М. Ахутин, Л.М. Мухаметов, академики Л.П. Феоктистов, А.П. Александров, П.Л. Капица, В.Л. Гинзбург, В.Н. Михайлов, другие. А иначе, зачем и в науку идти? Смысл в чём? Особое уважение к Виктору Никитовичу Михайлову я прочувствовала в дни скорби – его похорон. На моё личное обращение к СМИ, откликнулись практически все издания, которые его знали и публиковали материалы его и о нём. Интересно отметить, что даже те корреспонденты, с которыми он изрядно пикировался на страницах прессы ещё в годы работы заместителем министра Средмаша, а затем министром Минатома, не оставили его уход в мир иной без внимания. И даже, находясь в те дни на отдыхе за рубежом, помогали с публикациями особой важности и срочности. Всем огромное спасибо.

Раз есть «ястреб», должно быть и «гнездо»

Каким был для меня академик Михайлов? Открытым. Честным. Независимым в суждениях и поступках. Основательным. Очень чётким. Особенно в постановке задачи и формулировке цели. Он произносил два слова, иногда три и очень редко – предложение. Он часто повторял: «Я – “ястреб”» (он даже книгу воспоминаний с таким названием издал). И этим было всё сказано. И надо было всегда исходить из этого постулата, аксиомы, как угодно. Но это было незыблемо. И всегда было очень сложно… предугадать, прочувствовать, понять, вжиться в его историю, ситуацию, решение глобальных (и не только) проблем. Степень его доверия ко мне была крайне высока. Он часто даже не смотрел материал до… его выхода в свет. «Опубликуешь, тогда почитаю», – так он говорил. И это была проблема. Иногда, учитывая сложность тематики: «военный» – это отнюдь не «мирный» атом, и неоднозначность политики вокруг ядерного и термоядерного оружия и полигонов их испытаний, я упиралась: «Материал готов, назначьте хотя бы консультанта. Пожалуйста…» Назначал. Чаще, одного из своих советников и соратников своего дела: либо Сергея Александровича Зеленцова – генерал-лейтенанта, кандидата технических наук, либо Геннадия Евпатьевича Золотухина – вице-адмирала, очень редко Владимира Степановича Бочарова – генерал-майора, доктора технических наук, учёного секретаря ИСС.

image025

В перерыве международного форума с сотрудниками машиностроительного предприятия (ФГУП МП) «Звёздочка». Северодвинск, 2002. Фото А.М. Соломонова

В последний день нашего общения с В.Н. Михайловым в его кабинете, когда я была уже у двери, он неожиданно вслед мне произнёс (никогда меня не хвалил, только постоянно критиковал, да слегка подначивал и задирал), а тут выдал: «Я уверен в тебе, ты уже готова писать хорошо, очень хорошо». И это почти после четырёх сотен уже состоявшихся к тому времени моих публикаций! Я удивилась, резко «тормознув», обернулась, но потом, чтоб не расчувствоваться, быстро открыла дверь и вышла. Однако предыдущая наша, предпоследняя беседа завершилась ещё неожиданнее. Он всегда провожал меня до двери. И тогда, опираясь на клюшку, вышел из-за своего красивого массивного стола, дошёл со мной до небольшого изящного консольного столика, стоявшего у стены, на котором хранились подаренные ему «термоядерные» сувениры и остановился. Лукаво прищурившись, выдвинул очень узкий ящичек этой консоли (я даже предположить не могла, что в таком небольшом столике может быть встроен ещё и выдвижной ящик), на дне которого я увидела разворот моей первой о нём статьи с названием «Гнездо “ястреба”».

Статья и название родились так. У Михайлова я уже работала почти два года. Готовила отчёты на заданную мне информационную тему. И… ничего кроме диссертации не писала. Параллельно, конечно, читала статьи: его и о нём на сайте института, в интернете, в книгах и сборниках. Штудировала, подаренную мне при первом посещении ИСС книгу «Я – “ястреб”» в третьем издании, в обмен на мою только что вышедшую из печати «Из подлодки – “мерседес”». И, видимо, мудро поступила. Однажды в нашей комнате широко распахнулась дверь, и Михайлов в сопровождении двух сотрудниц, включая зама по экономике и финансам, двинулся прямо к моему столу. Он не часто это делал – заходил к сотрудникам в кабинеты, но всегда это было событием для нас. А тут, с порога приняв «грозный» вид, Никитович произнёс: «Это что такое? Уже два года у меня сидит журналист и… ничего не пишет?!» Я что-то невнятное пробормотала в ответ. Они всей компанией так же быстро удалились.

И меня, что называется «пронесло». Была пятница. К понедельнику, уже насыщенная информацией, я выдала «на гора» целый разворот (две полосы) формата А3. Только название никак не вырисовывалось, ничего путного в голову не приходило. Чтоб себя «раззадорить», я часто придумываю такие «цепкие», что ли рабочие заголовки, так появилось «Гнездо “ястреба”». Потом их меняю, либо редакторы изданий. А тут я оставила рабочую версию в надежде на редакцию. Рассуждала примерно так, приняв Михайловскую игру: «Раз есть “ястреб”, значит, должно быть и место его дислокации – “гнездо”». Однако мой рабочий заголовок… остался. А Виктор Никитович, как выяснилось в ту предпоследнюю встречу, очень был доволен. И молчал о том столько лет! Не случайно, видимо, значительно расширенный впоследствии вариант этой публикации под названием «Каждое ядерное испытание – это частица отданной жизни» он включил в четвёртое издание своей книги «Я – “ястреб”». В стенах михайловского института я стала лауреатом отраслевого журналистского конкурса в номинации «Атомный человек». Вручал мне диплом и ценный подарок Генеральный директор Росатома Сергей Владиленович Кириенко.

Выдающийся учёный и организатор атомной отрасли, академик РАН, научный руководитель Российского федерального ядерного центра ВНИИ экспериментальной физики, министр Российской Федерации по атомной энергии В.Н. Михайлов оставил заметный след в истории Отечества, в создании термоядерного оружия и ядерного приборостроения. Виктор Никитович был истинным патриотом России, признанным лидером ядерного оборонного комплекса. Для меня же он стал самым талантливым и мудрым руководителем в моём скромном деле – популяризации науки, он просто… не мешал работать. Доверял…

Работа моя бесценна, ибо она не стоит ни гроша

В самом начале «нулевых» вдруг активизировался «Первый канал» ТВ! Случайно где-то прихватив один из моих малотиражных сборников (изданных в количестве не более 200 штук), телевизионщики обратились: «Давайте сюда ваших героев, мы будем документальные фильмы снимать». Поздно! Раньше надо было «репу чесать» – большинство моих героев остались жить лишь в моих скромных публикациях. Жаль, что вслед за ними уходили из жизни и популяризировавшие их издания. Их – советских – практически не осталось. Многие из них живы лишь в моей книге с довольно не скромным названием «Типология научно-популярных журналов».

image027

С дельфинами и учёным секретарём НИКТИ БТС      А.А. Писаревым в отделении Утришского дельфинария. Санкт-Петербург, 2000.

А я всё равно счастлива! В своей жуткой материальной нищете с заработной платой ведущего инженера в стенах Росатома в 5 тыс. не американских и даже давно уже не деревянных, скорее, соломенных рублей. И унизить, порой, пытались, да не вышло. Один не шибко высокого ранга учёный, желая меня урезонить и приструнить в моей настойчивости завизировать у него материал (виза была нужна не потому, что я такая или другая – для чистоты взаимоотношений), так и брякнул однажды: «Моя работа стоит 100 млн., а сколько стоит ваша?» Не мудрствуя лукаво, сориентировалась мгновенно: «А моя работа – бесценна, ибо она не стоит ни гроша, цены не имеет». На другом конце провода зависла пауза, а затем едва слышное: «Приходите». Впрочем, советский академик итальянец Бруно Максимович Понтекорво за изобретённый им ещё в 1941 году нейтронный каротаж – метод разведки нефтеносных районов получил… 15 долларов. До сего дня это один из важнейших методов анализа разведывательных скважин. Ныне все нефтяники и прочие сосатели недр земных с удовольствием им пользуются. Миллионы можно было нажить! И что же? 15 долларов. Он сам своим коллегам с большим юмором об этом рассказывал.

За подобными примерами и в нашей стране далеко ходить не надо. Буквально в начале 2017 года довелось в составе команды Троицкого спортивно-оздоровительного клуба инвалидов «Движение» принять участие в межрегиональных соревнованиях (и даже завоевать «бронзу» в личном зачёте) по пулевой стрельбе с названием «XII кубок Ефима Хайдурова». Где мне подарили книгу об этом замечательном спортсмене, тренере и конструкторе спортивного стрелкового оружия, удостоенного мирового признания. Отечественные стрелки и спортсмены всего мира с пистолетами его конструкции всю вторую половину прошлого столетия устанавливали мировые рекорды и завоёвывали чемпионские титулы на самых престижных соревнованиях. В этой книге сказано: «Специалисты по спортивному оружию считают, что в мире до сего времени было только два человека, которые досконально разбирались в особенностях и требованиях, предъявляемых к спортивному огнестрельному оружию, и смогли дать миру конструкции пистолетов и револьверов, которые удовлетворяли стрелков. Это были Джон Мозес Браунинг в Германии и Ефим Леонтьевич Хайдуров в России. Браунинг продал свои патенты на производство оружия и стал миллионером, так как получал проценты от каждого изделия. Хайдуров за создание уникальных образцов оружия не получал ни копейки либо имел смешные премии…»

Между тем, один только пистолет любой модели Хайдурова стоит от 1000 до 1500 долларов. И он один, по сути, в советские годы заменял целые оружейные КБ! Вот цена. Впрочем, какая плата? И за что? Господь Бог тебе талант задаром дал? Даром. Вот и шевели мозгами и о деньгах не мечтай. Везёт, однако, некоторым, но то – единицы. К науке я отношусь с большим уважением, особенно, к науке фундаментальной. Учёные, инженеры работают с полной отдачей и при этом живут очень скромно. Часто их жилище выглядит так: старенький диван, компьютер на столе и бесчисленные полки с книгами. Иногда в холодильнике попадается немного еды. (И это не шутка!) При этом они решают такие задачи, которые двигают вперёд не только российскую, но и всю мировую науку, в конечном счёте – всю нашу цивилизацию.

image029

Рядом с храмом деревянного зодчества. Пенза, 2003.

 

И зачем, мы – специалисты, учёные, конструкторы всё создаём и делаем? Скорее, не зачем, а почему? Ответ ясен, как Божий день! Бог придумал эту забаву для мозговитых, да и наказал при этом, чтоб не зарывали талант в землю. Вот и выполняем по мере возможности. Интересно ведь, а что же там, за горизонтом? Бежим, бежим, а он всё отдаляется, всё дальше и дальше. Но интерес-то не проходит. Мозг трудится, а ему всё новое топливо подавай в виде мыслительного процесса. Мысли в головах передовой части человечества копошатся и такие, и другие, и совсем-совсем новые, не обыденные. Потом весь белый свет наработанным и разработанным с удовольствием пользуется. Не подозревая зачастую, где какое авторство сокрыто? Ну, и ладно. Лишь бы развитие человечества не останавливалось, в лучшую сторону, естественно, по заповедям Господним. А наука служит лишь в облегчение столь тернистого пути. Случаются, конечно, и в ней завихрения, да проходят. Ведь основная масса землян бодрствует, чутко улавливая отклонения от норм этики и морали. Да и качественная журналистика не дремлет, популяризаторская в том числе, прошу не путать с попу-лизаторской. Не случайно, ведь, в науке и такое понятие есть, как «политический физик» – чиновник от науки. Есть просто физик, химик, биолог, а есть с приставкой «политический». Слава Богу, судьба меня от них вежливо отвела. И будь он хоть трижды обложен всяческими регалиями, моё перо к нему не прикоснулось.

Перевести с языка «птичьего» на «человеческий»

Теперь немного о творчестве. Как приходилось управляться с текстом? Всё довольно просто и очень сложно одновременно. Сначала, естественно, сбор материала. Его я везла портфелями. Потом расшифровывала – переводила диктофонную речь на бумагу, неделями изучала, расчленяла, отмечала, выделяла ключевые моменты, анализировала до тех пор, пока  текст  не начинал… работать со мной. Тут уж держись! Он тащит тебя за собой. Главное, вжиться в него настолько, чтобы уловить суть, важность основных направлений, прочувствовать, слиться с течением мысли героя. Это как эксперимент, научный эксперимент, но только не с цифрами, графиками, схемами, но со словом, с человеческим разумом. Можно и так сказать: эксперимент над экспериментом. Потому что герои мои – чаще естественники: физики-ядерщики, лазерщики, атомщики, термоядерщики и пр. Они уже поставили свои эксперименты и получили выдающиеся результаты. Мне лишь оставалось, не вдаваясь в технические и научные тонкости, усвоить и обобщить суть проделанных работ с их же помощью. Да перевести с языка научного – «птичьего», на язык «человеческий» – обыденный, дабы и далёкие от физики люди смогли понять, о чём идёт речь, в чём суть полученных результатов и совершённых открытий.

image031

Знаменитая урановая кладка первого в СССР и Евразии атомного реактора. Институт атомной энергии имени И.В. Курчатова. Москва, 2003.

Часто мне это удавалось. И я была несказанно счастлива. Счастлива от самого творчества – это такой процесс, который мало с чем можно сравнить, который не испытавшему его человеку объяснить невозможно, сравнивать не с чем. Разве с родами, только во стократ мощнее. Невозможно передать, что это такое человеку, не прочувствовавшему, тем более не испытавшему столь сильного ощущения от творческого процесса и его конечного результата. Ну, а потом просто наступало наслаждение от факта публикации, чувство гордости и тщеславия от оценки специалистами и просто интересующимися наукой людьми. Это тоже было здорово! Но недолго. Я быстро приступала к следующей работе, которая и изматывала меня и радовала одновременно.

Ведь это очень не просто, войти в чужую жизнь – творческую, научную, даже слегка личную, чтобы не стать в ней чужаком, чтобы тебе доверили самое сокровенное. И доверяли! Профессоры, доктора и кандидаты наук, академики и даже нобелевские лауреаты (см. книгу «“Слойки” и “сэндвичи” Виталия Гинзбурга»). К славе чужой я не примазывалась. До этой книги было интервью с Виталием Лазаревичем, готовилась к которому я месяца два, читала его работы, посещала знаменитые семинары в ФИАНе, ведь только там он разрешал вести фотосъёмку. Однако нашему редактору журнала «Атомиум» непременно нужна была «картинка» в домашней обстановке. Как быть? Гинзбург эту идею отмёл сразу, и, казалось, бесповоротно. Однако, задание-то редакционное надо выполнять…

image033

Интервью с академиком В.Л. Гинзбургом в его квартире на Ленинском проспекте. Москва, 2001. Фото А.М. Соломонова.

 

Один старейший фиановский сотрудник посоветовал обратиться к супруге академика: «Она его быстро уговорит». Так и вышло. Нина Ивановна встретила нас очень радушно. После фотосъёмки я решила договориться о времени нашего интервью. Неожиданно Виталий Лазаревич предложил: «А давайте прямо сейчас». Поначалу я растерялась, не все книги ещё проштудировала, но отступать было некуда. Беседа получилась очень живой. Тому свидетели диктофон да наш фотокорреспондент Андрей Михайлович Соломонов, в прошлом сотрудник АПН («Агентство печати новости»), запечатлевший на камеру сей исторический момент. Началось с того, что академик произнёс, почувствовав некоторую мою скованность: «Я сейчас напишу три формулы, и ты сразу разберёшься в ядерной физике». Удивительно, но моих школьных знаний оказалось достаточно, чтобы понять суть им содеянного в этой области теорфизики. Вот сила убеждения великого теоретика!

А когда мы добрались до любимой им астрономии, тут и я слегка «блеснула» своими познаниями, почерпнутыми ещё в школьные годы из научно-популярной литературы (как выяснилось, читать её всегда полезно, может пригодиться), написанной его тогдашними конкурентами в науке. В процессе беседы, лукаво прищурившись, и решив слегка мне подыграть и раззадорить, академик как бы удивился: «А вы откуда знаете?» Я тоже слукавила, отвечая: «У вас читала». Интервью «Теоретик всего» опубликовано в 2001 году, а в 2003 В.Л. Гинзбург получил самую престижную награду в мире – Нобелевскую премию. Тогда и вышла в свет уже книга о нём. Книгу я родила в порыве «творческой злости». Интервьюеры в те «нобелевские дни» так его утомили, что когда настала моя очередь, было сильно заметно: академик устал. Я же не могла без материала остаться, тем более что новый редактор обновлённого журнала, когда ставил мне задачу, сказал: «Тебя он примет», зная не очень сильную любовь Гинзбурга к журналистской братии.

С другого края лист уже тянули в папку

Коллеги потом шутили, что у меня «рука лёгкая». Упомянула слова президента Санкт-Петербургского отделения РАН, академика Ж.И. Алфёрова, сказанные им на конференции, прошедшей в рамках научно-технической выставки под названием «Государственные научные центры. Российские наукоёмкие технологии. Инвестиционные проекты», так вскоре – нобелевский лауреат. Выпустила интервью с В.Л. Гинзбургом – то же самое. Жаль, что с троицким профессором В.С. Летоховым судьба свела лишь в дни разразившегося скандала, когда за его пионерские работы «нобеля» получили зарубежные коллеги, длительное время подвизавшиеся в его лаборатории и не удосужившиеся при своих публикациях сослаться на его статьи. Потому за рубежом имена Владилена Степановича и его коллег в данной области науки оказались попросту… забыты. Разразился скандал, в котором великий Летохов не участвовал. Пресса гудела, а он принял всего трёх корреспондентов: НТВ – телевидение, газеты «Известия» и… меня. Что очень ценю. Но речь у нас шла только о науке, таково было его изначальное условие. В дальнейшем, когда его уже не стало, от дочери узнала, что получив Ленинскую премию, он сказал своей матери: «Это что за премия, я Нобелевскую получу». И он фактически её достиг. Если бы не развал мощного СССР, никто бы не посмел обойти российского учёного столь престижной наградой по простой «забывчивости» заокеанских коллег.

image035

На выставочном стенде НИКИРЭТ «Современные технологии безопасности». Москва, 2003.

 

Горжусь и тем, что мне пришлось писать о тех людях, о которых ещё в школьные годы, живя в глубинке провинциальной России, я читала на страницах ведущих советских научно-популярных журналов. Где потом, спустя годы и десятилетия, о них же и публиковала уже свои работы: статьи, очерки и даже портретные очерки – высший пилотаж в журналистике. В творческом багаже есть аналитические статьи, репортажи и прочие материалы, написанные в областях: лазерной науки и техники, лазерного синтеза и медицины, мирного и военного атома, атомной энергетики, ускорительной техники, фотоядерных процессов, разминирования, взрывчатых веществ и их обнаружения, ядерной и нейтринной физики, химии материалов, авиации и космических исследований, связи и технической безопасности, подводного атомного и атомного ледокольного флотов, электроники, астрофизики и теоретической физики, прикладной и дискретной математики, криптографии, термоядерной и взрывной дейтериевой энергетики, ядерного и термоядерного оружия и других. Собственно, все эти области и их разделы досконально освоили герои моих публикаций и делились через меня своими наработками и успехами с нашими любознательными читателями.

image037

В перерыве заседания АИН – Академии инженерных наук. Второй справа её основатель и президент, академик и нобелевский лауреат А.М. Прохоров, вторая слева –    В.А. Парафонова. Институт космических исследований  (ИКИ РАН). Москва, 1998.

Кстати, о лазерах: мощных и не очень. Когда я впервые оказалась на испытательном лазерном полигоне (был в стране и такой), мне показали многое, кое-что рассказали и даже дали почитать. Но рядом постоянно находились соответствующие ребята, потому: диктофон – нельзя, фотоаппарат – ни в коем случае, а бумаги я успевала смотреть, лишь скользя по диагонали, поскольку с другого края лист уже тянули в папку. Вот где пригодились курсы скорочтения, разработанные в космонавтике и предложенные в годы «перестроечные» простым обывателям. То ли блоковое чтение меня спасло, то ли незряшные годы, проведённые в  ФИАНе. Всего через месяц я привезла в то засекреченное НИИ 20-страничный рукописный текст (персональных компьютеров в стране ещё не было). Начальник полигона, принимая стопку исписанных листов, вначале усмехнулся, но уже на второй странице сказал, повернувшись к своему заму по науке: «Эту… сюда больше не пускать». То была скорее шутка…

image039

Участники VI Забабахинских научных чтений у знаменитого памятника И.В. Курчатову. ВНИИ технической физики. Снежинск, 2001.

Однако фундаментальная подготовка в фундаментальном академическом институте плюс индивидуальная работа спецкора от науки с академически-профессорским составом сделали своё дело – изначально дали серьёзную базу в сложнейшей профессии – популяризации науки. Один из сотрудников ОФВЭ ФИАН, с которым мы пересеклись в Институте физики высоких энергий (ИФВЭ) города Протвино, где на ускорителе проходил очередной физический эксперимент, так мне объяснил суть вещей: «Говоря упрощённо, это физика для физики, которая не даёт в ближайшем будущем “надоя” или “привеса”. Это то, что называется “чистая” физика, то есть фундаментальная».

Журналист-инженер это журналист в квадрате

В первой половине 1990-х годах был отмечен всплеск авторских материалов некогда засекреченных учёных, равно как и журналистов, допущенных к рассекреченным областям науки и двойным технологиям. Однако всколыхнувшийся интерес публики к проведению в стране за заборами закрытых НИИ научных работ довольно быстро иссяк, в том числе и по причине, что постаревшие учёные вскоре отошли от популяризации своих работ и даже в мир иной. Равно как иссяк задор популяризаторов ввиду отсутствия гонорарной стимуляции, привлекавшей внимание к популяризации отечественной науки не только учёных, но и журналистов. Молодёжь научная и журналистская и вовсе в эту область не спешит в силу экономических обстоятельств. Пишущих на научные темы журналистов в России немного, всего полтора-два десятка. Как правило, все, кто приходят в научную журналистику имеют базовое специальное образование. В современной науке всё очень быстро меняется, и надо жить в этой среде, чтобы писать статьи на научные темы. Кроме того, надо быть просто увлечённым человеком, ведь, тиражи научно-популярных изданий невелики и гонорары зачастую не соответствуют усилиям, потраченным на подготовку и написание статьи. Отдельная благодарность Союзу журналистов России, отметившему мои скромные заслуги Грамотой «За высокие профессиональные достижения в области научной журналистики».

image041

Специальный комплекс по хранению и транспортировке ЖРО – жидких радиоактивных отходов. На вопросы отвечает главный специалист государственного предприятия «Звёздочка» В.Р. Корб. Северодвинск, 2002.

Неискушённому читателю сложно объяснить, каких усилий требует подготовка популярного научного материала. Дело это настолько непростое и трудоёмкое, что зачастую меньше чем за несколько месяцев серьёзную научную проблему не освоить – это аксиома. Сложно было рассказывать читающей публике о людях малоизвестных, в силу строжайшей секретности приходилось упражняться в иносказательности и многое объяснять по принципу «умолчания». Одна надежда, что грамотный специалист всё равно поймёт и прочитает между строк, прочувствует. Для чего самой надо было постоянно находиться в «центре событий», «прикладываясь к месту» дислокации на объекте, на установке, в лаборатории, на полигоне. Ещё сложнее было писать о людях, о которых было писано и переписано множество статей и книг. И тут мне удавалось иногда найти такие грани, такой поворот событий, не замеченные ранее писавшими до меня, что это тоже вселяло уверенность, чувство гордости и неописуемого восторга – смогла!

image043

Студентка 4-го курса факультета радиоэлектроники Пензенского политехнического института (ППИ). Пенза, 1982.

 

А всё благодаря полученному базовому высшему техническому образованию на факультете радиоэлектроники в провинциальной высшей школе под названием Пензенский политехнический институт – ППИ, где я на отлично защитила дипломную работу под руководством заведующего выпускающей кафедрой «Конструирование и производство радиоаппаратуры» доктора технических наук, профессора Е.Н. Маквецова. Евгений Николаевич был великолепным лектором и классным рассказчиком студенческих анекдотов, баек и прочих поучительных историй. Меня, например, он учил так: «Не разобралась в микроэлектронике? Переходи на электронику. Не поняла? Сориентируйся на электричество. И здесь не въехала? Тогда вода, бассейн, трубы: втекает-вытекает. Если уж и тут полный финиш! Переводи на деньги – всегда разберёшься». Вот уж истинно верно подмечено. Другой профессор родного политеха с кафедры «Радиотехники» мне однажды сказал: «Журналист с высшим техническим образованием – это журналист в квадрате», а ещё он часто повторял: «Ты ходишь по острию лезвия». И это в студенческие годы!  Возможно, он имел в виду двойные технологии и науку оборонного назначения.

Популяризатор науки – достояние страны

В подмосковном Троицке (ныне это Новая Москва) меня – молодого специалиста приняли на работу в Физический институт имени П.Н. Лебедева АН СССР (ныне РАН) в лабораторию фотомезонных процессов (вскоре переименованную в отдел физики высоких энергий), руководил которой Павел Алексеевич Черенков – академик и нобелевский лауреат. В разное время в ФИАНе работали семь нобелевских лауреатов! Это тот самый институт, где побочным выходом лазерного производства стали знаменитые фианиты – искусственные бриллианты. Институту посвящены почти двадцать лет моей трудовой жизни. Работая здесь, в 1991 году я с отличием окончила вечерний философский факультет религиоведения Московского политического института (первый и единственный подобный выпуск в стране) по специальности «религиозная русская философия». После чего в годы «перестройки», когда в науке делать было нечего, я немного преподавала историю религий в частной школе, потом увлеклась телевидением, серьёзной журналистикой, а затем историей и популяризацией науки. Работу в институте в 1990-е годы активно совмещала с журналистской деятельностью, создавала «Троицкую православную газету», одно время даже готовила видеосюжеты на подмосковном канале телевидения в Останкино, оставаясь сотрудником ФИАНа. Очень больно было, когда ввиду бедности канала приходилось размагничивать свои работы, дабы записать на кассету новые.

image045

Инженер-конструктор Физического института имени П.Н. Лебедева АН СССР (ФИАН).    Крым, 1989. Фото В.А. Баскова

«Ты у нас – секретоноситель», – шутливо залепил мне однажды наш главный институтский «секретчик» и по совместительству полковник ФСБ Василий Фёдорович Сенников. «Судя по моей зарплате, вам за свои секреты не страшно?» – парировала я. На том и остались в добрых отношениях на долгие десятки лет. Он же мне в своё время и разницу в работе разведчика и журналиста объяснил. Оказалось, она только в том, что разведчик работает по конкретно поставленной задаче, а журналист, тем более пишущий о науке, идёт «широким фронтом» и берёт всё. И это сущая правда, ведь зачастую не знаешь, что может понадобиться редакции, либо науке в ближайшей и отдалённой перспективе. Сегодня, допустим, об этом ещё нельзя, а завтра уже можно и даже нужно. Часто в 90-е годы прошлого века приходилось быть «первопроходцем» и впервые рассказывать о людях науки и их изысканиях. Задавали и мне вопросы: зачем я это делаю? Ответ был прост: вчера в силу секретности о них было нельзя, а сегодня они никому не нужны, в силу сложившейся на тот момент ситуации в стране и науке.

Я бы ещё добавила, что журналист, пишущий о науке, – это национальное достояние страны. Не зря же ещё в 60-е годы позапрошлого XIX столетия один из столпов популяризации науки в Отечестве нашем Д.И. Писарев написал, что уже нет нужды распространяться о необходимости популяризировать науку и что «хороший популяризатор в России может принести обществу гораздо больше пользы, чем даровитый исследователь». В связи с чем мои скромные «боевые» заслуги отмечены Почётными грамотами главы городского округа Троицк в городе Москве В.Е. Дудочкина «За многолетний добросовестный труд, высокий профессионализм, активную жизненную позицию», а также руководства ГНЦ РФ ТРИНИТИ.

image047

В кабинете учёного секретаря Института спектроскопии РАН. Троицк, 2002. Фото  О.А. Туманова

 

Как сотрудник старейшего в государстве Российском (историю свою отсчитывающего от Физического кабинета Петра I) и всемирно известного академического института, я имела редкую возможность стать участником многих международных научных конференций, где в рабочей обстановке знакомилась с будущими героями. Естественно, приходилось просматривать море литературы, относящейся к обсуждаемому предмету, и до конференции, в её процессе, и, естественно, после неё. Ну, а когда «из-под компьютера» выходил вариант, достойный обсуждения, его непременно следовало показать специалистам. Ошибки в научно-популярных, как и в научных статьях, недопустимы, поскольку они негативно сказываются на авторитете учёного, давшего информацию, да и репутация журналиста при этом страдает. Серьёзные учёные просто не будут иметь дело с таким «бумагомаракой», если допускать неточности в публикациях, образованный читатель  тем более отвернётся.

В науке задерживаются, как правило, люди увлечённые. И если они почувствуют искренний не фальшивый интерес к своей работе, то охотно раскрываются. А для этого, повторюсь, нужна серьёзная предварительная подготовка и определённый набор знаний, чтобы разговаривать с человеком на одном языке. Наивно полагать, что если журналист придёт в лабораторию и сообщит о своём желании написать статью о ходе научных исследований, то ему сразу всё и выложат. Люди порой десятилетиями идут к одному единственному результату в науке. И не расскажут так вот сразу незнакомому человеку о результатах своих трудов. Мне очень помогало, что я изначально обладала обширным кругом знакомств в научной среде, будучи сотрудником ФИАНа, жителем полузакрытого города Троицка, ранее Академгородка. Возможно, именно поэтому я проникала в такие места, куда обычному журналисту путь заказан.

image049

«Вера». Бумага, акварель. Работа троицкого художника А.К. Назарова, создавшего портретную галерею женщин города. Троицк, 1997.

 

В своё время и на атомоходе жить довелось во время одной из конференций, коих было в жизни профессиональной немало. У меня хранится удивительная вещь – подаренный мне в Мурманске альбом с фотографиями всех кораблей российского гражданского атомного флота. Побывала во время технических экскурсий на каждом, кроме «Ямала», он тогда по летним полыньям на Северный полюс экскурсантов доставлял. Уникальность этого фотоальбома в том, что на каждой его странице под фотографиями судов стоят автографы их капитанов и членов экипажей. Собрала я эти подписи в день празднования 40-летия первенца атомного флота на борту ледокола «Ленин». Тогда за столиками в кают-кампании собрались все приехавшие экипажи, включая, естественно, инженеров-атомщиков. Капитан «Ленина» Борис Макарович Соколов, с которым мы и десятой доли не обошли из всех полутора тысяч помещений этого уникального судна, пригласив меня на празднование в экипаж, с улыбкой просил лишь об одном, чтобы я не писала вслед за корреспондентом одной из газет: «Капитан ежедневно осматривает реактор… изнутри». Конечно, не напишу, я же почти сорок лет связана с атомной отраслью и тогда была не новичок. И не с радио я, корреспонденты которого додумались включить перед микрофоном вентилятор, дабы продемонстрировать якобы «гул» работающего реактора.

image051

День «открытых дверей» в учебном центре ВМФ. В центре – командир части, контр-адмирал В.Д. Ямков. Обнинск, 1996.

А до того, году так в 1996 мне впервые в «Народной газете» устроили «разнос»: «Что ты о Северных морях пишешь? Они от нас где? Да-ле-ко. Ты нам затонувшую подлодку в Подмосковье найди – тогда это интересно будет!» Что делать? Нашла. И не одну. И, слава Богу, не затонувшую. Все всплывают – время от времени, конечно. По мере необходимости. И примечательно, что сие подмосковно-калужское местечко к тому времени уже лет несколько, как перестало быть секретным, и не только для самих жителей этого научного городка. В год 40-летия Обнинского учебного центра ВМФ – своеобразной академии атомного флота страны, судьба свела меня с командованием этой уникальной военно-морской части, где наших подводных витязей, продолжающих покорять морскую стихию и подводные глубины, учат не только мужеству и стойкости, но «приручать» мирный атом! Созданные здесь собственными руками талантливых офицеров-инженеров и техников тренажёры, способные смоделировать любую аварийную ситуацию, любую самую невероятную боевую обстановку, – поистине неповторимы.

image053

С ветеранами атомного подводного флота, первыми освоившими сложнейшую технику. Российская академия наук. Москва, 2003.

В тот год страна праздновала 300-летие Военно-морского и 90-летие подводного флота. День 19 марта 1906 года, когда было принято решение о выделении подводных лодок в класс самостоятельных кораблей, российские подводники отмечают как свой профессиональный праздник. Все без исключения моряки-подводники считают себя… романтиками. По крайней мере, мои знакомые. И однажды я всё-таки не выдержала: «Да помилуйте, какая романтика? Одно дело идти под парусами, и совершенно другое – под водой, да с атомными реакторами и ещё Бог весть с чем на борту». И тут Шота Ермолаевич Данелия – преподаватель Обнинского учебного центра ВМФ, где он изо дня в день учил новые поколения подводников бороться за живучесть вверенных кораблей, сказал: «А ты представь себе: Южная Атлантика. Бывают случаи, когда подлодке разрешено всплыть в надводное положение. И эта махина всплывает. Ночь. Море. Волны. Звёзды по всему горизонту. И она тихо покачивается, дышит. И нос округлый зарывается в волну. Она красива. Ты стоишь на мостике (не всем дано только избранным), вокруг – на тысячи миль – никого. В твоих руках мощнейшая, сложнейшая техника, которую тебе доверили и в которую ты веришь. Ты чувствуешь себя мужиком». Я никогда не была в Южной Атлантике, и уж тем более не погружалась в толщу глубин. Но вслед за капитаном первого ранга Данелия мысленно ухожу в морскую пучину, где на глубине 200 метров несётся эта «капсула», а вокруг в безграничном пространстве – ни души. Может, это и громко сказано, но всё-таки наши ребята в форме во все времена олицетворяли героизм, мужество, славу Отечества…

На скромных тропинках грядущих побед…

В результате многочисленных и многолетних перемещений по стране материала накопилось столько, что довольно сложно было систематизировать весьма разнородную продукцию, написанную в разное время по самым разнообразным поводам и совершенно для различных СМИ. И всё-таки в своих немногочисленных пока сборниках (их вышло немного: «Сферы, грани и гранит», «Бьём свои рекорды», «Из подлодки – “Мерседес”») я постаралась ввести некую классификацию. Надеюсь, что они получились пусть и разнородными по составу и характеру написанных работ, но всё-таки весьма познавательными и информативными, по сути. И та тематика, за которую ныне вручают Госпремии, как за ноу-хау, мною была описана лет 20-30 назад, в самый момент её зарождения на лабораторных стендах, как говорится, подвешенная на кнопках, нитках, скрепках и пластилине. На страницах сборников любознательный читатель сможет найти ответы на многие свои вопросы. В них вошли материалы конца прошлого – начала нынешнего столетия и даже тысячелетия. Чем жила на изломе веков в постсоветский период российская наука? Какие строились нашими учёными планы на ближайшее и отдалённое будущее? Что они могли уже поведать о славном научном прошлом?

image055

С академиком Е.П. Велиховым в день 20-летия города. Троицк, 1997.                     Фото М.Е. Дмитриева

 

Я счастлива, не смотря ни на что! Я не просто знакома с моими героями, коих числом не меньше тысячи, они меня учили науке и жизни в науке, передавали знания и опыт – научные знания и научный опыт. Среди них нобелевские лауреаты А.М. Прохоров, П.А. Черенков, Ж.И. Алфёров, В.Л. Гинзбург, академики Е.П. Велихов, В.Е. Фортов, О.Н. Крохин, Э.П. Кругляков, Ю.А. Трутнев, Р.И. Илькаев, Е.Н. Аврорин, Б.В. Литвинов, Г.Н. Рыкованов, Г.И. Месяц, В.Н. Михайлов и многие ныне здравствующие и ушедшие в мир иной удивительные люди, преданные науке и своей стране. Такие встречи не забываются и оказывают влияние на всю жизнь. В общем, грех жаловаться на свой творческий путь. Он мне подарил столько незабываемых встреч, радости общения с известными и просто неравнодушными к своему делу людьми – моими современниками, что грусть вызывает лишь одно: «Иных уж нет, а те – далече». Но остался при всём при том, до сего дня нереализованный фото-видео архив, точно запечатлевший наши лица и дела, а на скромных тропинках грядущих побед, возможно, и наши следы. Одна незадача, меня на этих снимках практически нет, я сама, как правило, в тот момент снимала – закадровый работник! И пока народ в массе свой толкался у кормушки в надежде поживиться, либо едва выжить, я просто работала, в наивной надежде сберечь науку или, крайний случай – память о ней. Надеюсь, отметила хотя бы крупицы её истории, и людей, её творивших. Я очень на это надеюсь. И несказанно радуюсь, когда подаренные моим героям мои сборники, читают их дети и внуки. Что-то и я сберегла в этой жизни для будущих поколений…

image057

Участник 8-й Международной конференции «Перспективные ядерные источники энергии» («ICENES’96»). Физико-энергетический институт (ФЭИ). Обнинск, 1996.

 

В самом начале «нулевых» ветеран-подводник Северного флота, капитан второго ранга Владимир Михайлович Гарбук написал: «С большим удовольствием ознакомился с книгой Веры Александровны Парафоновой “Всех привлекает наша Арктика”. Проблемы, решаемые при строительстве и испытаниях атомного подводного и ледокольного флотов, изложенные в ней, мне близки и понятны… Ценность этой книги состоит ещё и в том, что она написана инженером, хорошим журналистом, патриотом России. Каждая строка в ней пронизана настоящим, а не показным патриотизмом: радостью и гордостью за наши успехи и глубокой грустью за наши вольные и невольные просчёты, отбрасывающие нашу Родину – родину космонавтики, ледокольного атомного флота, родину самых быстроходных и самых глубоководных подводных кораблей – в разряд слаборазвитых государств с одним из самых низких жизненных уровней. В то же время в книге чувствуется настрой оптимиста, человека свято верящего в свой народ, в свою Родину – Россию, в то, что пока рождаются, живут и созидают такие подвижники, она – Россия, преодолев неимоверные трудности, займёт достойное, подобающее ей место в развитии науки и техники на Земле».

Спасибо всем: физикам и военным, журналистам и редакторам, естественникам и филологам! За со-трудничество, со-творчество, со-дружество. Будьте счастливы!!!

Фото из архива автора

ОСНОВНЫЕ ДАТЫ легкий артиллерийский крейсер «Александр Невский»

Каждый год в жизни нашей великой страны России,  и ее великого народа связан с  историей. Не стал исключением и наступивший  2017 год,  5 (18 по новому стилю) апреля этого года исполняется — 775 лет со дня полного разгрома Тевтонских рыцарей  на льду Чудского озера  во время Ледового побоища, когда Русь в очередной раз доказала всем, что к ней  лучше приходить в гости, а не с мечом.

В  этом  2017 году исполняется  — 65 лет со дня вхождения в боевой состав ВМФ, его боевое ядро, легкого артиллерийского проекта 68-бис «Александр Невский», названного в честь Святого Благоверного князя Александра. Ветераны, крейсера, в разные годы, служившие на нем, помнят и не забывают своего родного корабля,  князя Переславле — Залесском, Новгородского Александра Ярославовича  Невского, именем которого он был назван.

В  1221 года — 30 мая на Руси в Переславле — Залесском  у родителей:   Великого князя Киевского и Владимирского  Ярослава Всеволодовича и  Ростиславы (Феодосии)  Мстиславны,  княжны Торопецкой,  дочери князя Новгородского и  Галицкого  Мстислава Удатного   родился  сын Александр.

image001

 

Князь Александр Ярославович Невский (1221 -1263 гг)

 

     В 1225 году —  Александру исполнилось  четыре  года   отец Ярослав Всеволодович,  настоял на проведении   в Спасо-Преображенском соборе  обряда  посвящения сына  в воины, который  совершил  епископ  Суздальский   Святитель  Симон.

В 1234 году — в  тринадцать  лет воин  Александр, совершил свой  первый боевой поход  под отцовским стягом на Дерпт,  где им  была одержана   военная победа на реке Омовже.

В 1236 году — в пятнадцати летнем возрасте,   началась  самостоятельная деятельность Александра, как князя Переславля — Залесского, война защитника своего народа и Отечества.

В 1239 году — успешно закончив войну с литовцами за  Смоленск,  Александр женился  на дочери  Брячислава Полоцкого,  свадьба и обряд венчания прошли в храме Святого Георгия Торопца.

В 1240 году  — 15 июля, получив известия о приближении отряда шведов Александр, с  небольшой дружиною новгородцев и ладожан,   внезапно напал на их отряд, разместившийся на ночлег в устье реки Ижоры, на Неве. Ночная, дерзкая, неожиданная для шведов атака, небольшой по численности дружины под руководством 18-и летнего Александра, застала их врасплох, враг   потерпел полное поражение.

В 1242 году  — 18  апреля,  под руководством молодого 20-и летнего князя Александра произошло знаменитое сражение, на  Чудском озере, названное современниками «Ледовое побоище». Рыцари, пришедшие захватить русскую землю, проиграли сражение, были разгромлены и потерпели полное поражение.  За это, выигранное  сражение князь Александр Ярославович получил звание НЕВСКИЙ.

В 1263 году14 ноября  в 42 летнем возрасте, Александр Ярославович Невский, после непродолжительной болезни,  скончался в Городце,  был похоронен  в Рождественском монастыре во Владимире.

В 1547 году — за защиту русской земли, свои подвиги и заслуги перед Отечеством князь Александр Ярославович Невский, через 284 года после смерти,  решением Синода  Русской православной церкви был возведен в лик Святого.

В 1724 году  —  по личному приказу Петра I, через 361 год после смерти, мощи Александра Невского из Рождественского  монастыря Владимира  были торжественно перенесены в Александра — Невский монастырь,   Санкт Петербурга.

В 1725 году — по повелению Петра I в России, через 362 года после смерти,  был учрежден имперский орден «Святого Александра Невского», как один из высших Российских орденов.

image003

Орден «Святого Александра Невского»

В 1762 году —  3 мая  на Соломбальской верфи Архангельска был спущен на воду 66-пушечный корабль, названный  «Святой Александр Невский», вошедший в состав  Балтийского флота.

В 1942 году – 29 июля Указом Президиума Верховного Совета СССР, учрежден боевой орден «Александра Невского», которым награждался командный состав Красной Армии.

image005

Боевой орден Александра Невского

В 1948 году, в главном штабе ВМФ  был утвержден список с названием, планируемых к постройке легких артиллерийских крейсеров проекта 68-бис, под №5 значился крейсер «Александр Невский», названный в честь Святого Великого князя Александра Невского.

image007

Легкий артиллерийский крейсер «Александр Невский» (1950-1989 гг)

В 1949 году – в конце первой половины года коллективом Невского проектно-конструкторского бюро была закончена работа по созданию проектно-технической документации, для строительства  легкого артиллерийского крейсера «Александр Невский».

В 1950 году – 30 мая на Адмиралтейском судостроительном заводе  № 194 им. Андре Марти в Ленинграде  под заводским  номером  №-625  был заложен легкий артиллерийский крейсер «Александр Невский» проекта      68-бис типа «Свердлов».

В 1951 году – 7 июня на Адмиралтейском судостроительном заводе  им. Андре Марти в Ленинграде   был спущен на воду  легкий артиллерийский крейсер «Александр Невский» проекта 68-бис типа «Свердлов».

В 1952 году – первой половине года, был открыт штат крейсера, на Северном флоте началось формирование экипажа для, строящегося легкого артиллерийского крейсера «Александр Невский», первым командиром был назначен участник Великой Отечественной войны 1941-1945 годов,  капитан 1 ранга Васильев Александр Михайлович.

image009

Первый командир крейсера «Александр Невский» капитан 1 ранга Васильев Александр Михайлович

 В 1952 году – в конце мая, сформированный и прошедший первичную подготовку на  флоте экипаж, начал заселение на достраивающийся в заводе легкий артиллерийский крейсер «Александр Невский».

В 1952 году — второй половине года, экипажем были отработаны необходимые курсовые задачи, корабль совершил переход на Четвертый флот  в город  Балтийск,  начались швартовые, ходовые и государственные испытания крейсера «Александр Невский» на Балтийском  морском  театре.

В 1952 году – 31 декабря на Адмиралтейском судостроительном заводе   в Ленинграде был подписан акт об окончании испытаний и   передаче ВМФ   легкого артиллерийского  крейсер «Александр Невский»  проекта    68-бис типа «Свердлов», корабль вошел в боевое ядро  кораблей Северного флота.

В 1953 году – в конце февраля, приняв боезапас, пополнив запасы, совершив межфлотский переход крейсер «Александр Невский» прибыл на Северный флот, встал  на якорь в Кольском заливе  рейда Североморска.

В 1953 году – 15 марта  на легком артиллерийском крейсере  «Александр Невский» проекта 68-бис типа «Свердлов», на рейде Североморска был  произведен Торжественный подъем флага.

В 1953 году – после морского парада в честь 250-ой годовщины  основания города Ленинграда крейсер «Александр Невский» посетил ГК ВМС СССР  Герой Советского Союза Н.Г. Кузнецов.

В 1954 году — 11 мая  крейсер «Александр Невский» с Министром Обороны  СССР  Н.А. Булганиным, ГК ВМС  Н.Г. Кузнецовым на борту в сопровождении  крейсера  «Железняков»  и группы эсминцев  Северного флота, осуществил поход до созданной базы подводных лодок в Йоканьги.

В 1954  году —  во второй половине года экипаж крейсера «Александр Невский»  принимал участие в  учениях Северного флота. Во время выхода в море  на борту крейсера присутствовали Министр Обороны  СССР  Н.А.Булганин и  ГК ВМС  Н.Г.Кузнецов.

В 1956 году —  в соответствии с директивой Главного штаба ВМФ от           31 марта 1956 года  крейсер «Александр Невский»  вошел в состав 2-ой дивизии крейсеров   Северного флота, с местом базирования в Североморске.

В  1957 году  — по итогам года экипаж крейсера  «Александр Невский» занял  2-е место в Военно-морском  флоте, среди артиллерийских крейсеров  по итогам выполнения   стрельб по большому корабельному щиту (БКЩ)  главным калибром.

В 1957 году – 7 ноября  крейсер «Александр Невский»,  совершив межфлотский переход  на Балтийский флот,  принимал участие в  параде кораблей на Неве, посвященный 40-ой годовщине Великой Октябрьской социалистической революции. После парада,  крейсер   был поставлен в судоремонтный завод для проведения планового ремонта и модернизации.  Во время ремонта на грот мачте корабля была установлена антенна новой РЛС воздушного обнаружения  «П-500» (Кливер).

В 1958 году —   экипаж  крейсера «Александр Невский»  принимал участие в спасательных мероприятиях,   26 марта   были   спасены  9 человек с потерпевшего аварию противолодочного гидросамолета  Бе-6.  Во второй половине года корабль своевременно пришел на помощь и спас моряков рыболовного сейнера, терпящего бедствие, в Баренцевом море.

В 1962 году – в феврале  крейсер «Александр Невский» бортовой №150 вошел в состав, созданной  6-ой дивизии надводных кораблей Северного флота, с базированием в Кольском заливе Североморска.

В 1962 году —  20 июля  экипаж крейсера «Александр Невский»  принимал  гостей во главе с первым секретарем ЦК КПСС, председателем Совета  министров СССР Н.С.Хрущевым.

В 1962 году – 31 декабря экипаж крейсера «Александр Невский», в канун Нового 1963 года, стоя на бочке в Кольском заливе,  отметил 10-ю годовщину, нахождения  в боевом составе кораблей Северного флота.

В 1963 году – 15 марта экипаж крейсера «Александр Невский», стоя на рейде  Североморска,  встретил 10-ю годовщину подъема Военно-морского флага на корабле.

В 1964 году – во второй половине,  крейсер «Александр Невский» встал к причалу СРЗ -35 Роста,  был выведен   из  боевого состава Северного флота, сокращен штат,  проведена  консервация оружия и технических средств.

В 1966 году – во второй половине крейсер «Александр Невский», был  расконсервирован,  экипаж провел ходовые испытания и отстрел артиллерии, пополнил  до полных норм  запасы  и отработал   курсовые  задачи. Приказом Командующего  был введен в боевой состав кораблей  Северного флота.

В 1966 году – 20 октября, стоя на якоре Кольского залива,  экипаж крейсера «Александр Невский» встретил 270-ю годовщину создания военного флота России Петром Великим.

В 1967 году —  экипаж крейсера  «Александр Невский», оказывал  помощь, потерпевшему  аварию ракетному  крейсеру «Адмирал Головко», при   буксировке в базу, в условиях осенне-зимнего периода.  В тяжелых  погодных условиях, корпус крейсера  дал трещину, сгорела турбина, но задача экипажем была выполнена.

В 1968 году – в первой половине, крейсер «Александр Невский», сдав артиллерийский боезапас и проведя чистку цистерн, встал в неплановый доковый ремонт, для устранения полученных в результате шторма повреждений.

В 1970 году – крейсер «Александр Невский»  был отремонтирован, проведя положенные после  ремонта швартовые, ходовые испытания, пополнив запасы и отработав курсовые задачи,  приказом командующего флотом был введен в боевой состав кораблей Северного флота.

В 1971 году – 30 мая экипаж крейсера «Александр Невский», стоя на бочке в Кольском заливе,   встретил   750-ю годовщину со дня рождения, возведенного решением Синода Русской православной церкви в лик Святого, князя Александра  Ярославовича Невского.

В  1971 году —  во  второй половине года,  экипаж крейсера «Александр Невский», в составе группы кораблей  совершал переход для оказания помощи подводной лодке  «К-19», терпящей бедствие  в штормовых условиях Атлантики. Во время   сильного шторма  получил ряд повреждений.

В 1973 году – 15 марта экипаж крейсера «Александр Невский», стоя на бочке в Кольском заливе, встретил  20-ю годовщину подъема Военно-морского флага на корабле.

В 1973 году – в последнее воскресенье июля экипаж крейсера «Александр Невский» встретил 24-ю годовщину Дня Военно-морского флота стоя в парадном строю кораблей,  с речью к морякам с борта корабля  обратился командующий  Северного флота  адмирал  флота Г. М. Егоров.

В 1976 году    — крейсер «Александр Невский» был выведен из боевого состава кораблей  и поставлен  в средний  ремонт к стенке  35-го судоремонтного завода  Роста.

В 1981 году – экипаж крейсера  «Александр Невский», закончив ремонт, начал готовиться к выходу из завода, проведя швартовые и  ходовые испытания. Выполнив отстрел оружия, пополнив запасы и отработав курсовые задачи, приказом Командующего флотом введен  в боевой состав кораблей Северного флота.

В 1982 году — 31 декабря экипаж крейсера «Александр Невский», в канун Нового 1983 года, стоя на бочке в Кольском заливе,  отметил 30-ю годовщину, нахождения  в боевом составе кораблей Северного флота.

В 1983 году – 15 марта экипаж крейсера «Александр Невский», стоя на бочке в Кольском заливе, встретил  30-ю годовщину подъема Военно-морского флага на корабле.

В 1983 году – в конце марта  корабельная ударная группа  в составе пяти кораблей, старший на борту крейсера «Александр Невский» выполнили учебную минную постановку, с оценкой   «отлично», признанной по итогам учебного года лучшей в Военно-морском флоте и завоевавшей переходящий Приз ГК ВМФ.

В 1983 году – в конце года боевой подготовки, крейсер «Александр Невский» был объявлен лучшим кораблем по артиллерийской подготовке на Северном флоте,  и награжден Переходящим Призом по артиллерийской подготовке Командующего флотом.

В 1984 году – 24 июля экипаж крейсера «Александр Невский», стоя на бочке в Кольском заливе,  встретил 80-ю годовщину со дня рождения Героя Советского Союза, Адмирала Флота Советского Союза Н.Г. Кузнецова.

В 1984  году – в последнее воскресенье июля экипаж крейсера «Александр Невский» встретил 45-ю годовщину  Дня Военно-морского флота стоя в парадном строю кораблей,  с речью к морякам с борта корабля  обратился командующий  Северного флота  адмирал А.П. Михайловский.

В 1984 году – в августе   КУГ 56-й бригады под руководством командира бригады,  в составе пяти кораблей, старший на борту крейсера «Александр Невский» приняли участие в состязаниях по минной постановке на Приз ГК ВМФ. КУГ была признана лучшей по минной постановке в Военно-морском флоте и удостоена  переходящего  Приза  ГК ВМФ.

В 1984 году – в ноябре экипаж крейсера «Александр Невский», как лучший корабль по артиллерийской подготовке Северного флота,  выполнил  артиллерийскую стрельбу на Приз ГК ВМФ, по результатам стрельбы был признан лучшим кораблем по артиллерийской подготовке ВМФ и награжден  переходящим  Призом  ГК ВМФ по тактической и артиллерийской подготовке.

В 1985 году — в  августе  крейсер «Александр Невский»  вошел в состав  созданной  37-й дивизии морских десантных сил Северного флота, командир дивизии капитан 1 ранга П.Г.Святашов.

В 1987 году — экипаж крейсера «Александр Невский», как лучший корабль по артиллерийской подготовке Северного флота,  выполнил  артиллерийскую стрельбу на Приз ГК ВМФ, по результатам стрельбы был признан лучшим кораблем по артиллерийской подготовке ВМФ и награжден  переходящим  Призом  ГК ВМФ по тактической и артиллерийской подготовке.

В  1988 году — октябре месяце крейсер «Александр Невский» был выведен из боевого состава кораблей и  поставлен в 35-й судостроительный завод Роста, для проведения ремонта и модернизации.

В 1989 году – в конце мая легкий артиллерийский крейсер «Александр Невский» был исключен из боевого состава кораблей Военно-морского флота, началось его  расформирование.

В 1990 году – в начале года экипаж легкого  артиллерийского  крейсера «Александр Невский», был выведен за штат, часть уволена,  часть переведена на другие корабли и береговые части.

В 1990 году — 31 декабря, в присутствии оставшегося экипажа и пришедших ветеранов   на  легком артиллерийском крейсере «Александр Невский»   был спущен Военно-морской флаг, это произошло через 727 лет после смерти Александра Невского, в честь которого был назван корабль.

В 1991 году — в соответствии с принятым решением, с крейсера  было частично снято оружие и технические средства, корпус  подготовлен к буксировке, отбуксирован и продан Индии.

ПОЛУВЕКОВЫЕ  ЮБИЛЕЙНЫЕ  ДАТЫ КРЕЙСЕРА

В 2000 году – 30 мая исполнилось 50 лет со дня закладки на Адмиралтейском судостроительном заводе  № 194 им. Андре Марти в Ленинграде  под заводским  номером  №-625  легкого  артиллерийского  крейсера  «Александр Невский».

В 2001 году – 7 июня исполнилось 50 лет  со дня спуска для достройки  на Адмиралтейском судостроительном заводе  им. Андре Марти в Ленинграде    легкого  артиллерийского  крейсера  «Александр Невский».

В 2002 году – в конце мая  исполнилось 50 лет со дня заселения на легкий артиллерийский крейсер «Александр Невский», сформированного и прошедшего первичную подготовку экипажа.

В 2002 году – 31 декабря 1952 года  исполнилось 50 лет со дня ввода  легкого артиллерийского крейсера «Александр Невский» в боевой состав кораблей Военно-морского флота Советского Союза.

В 2003 году – 15 марта 1953 года исполнилось 50 лет со дня Торжественного подъема флага на легком  артиллерийском  крейсере  «Александр Невский.

ВСЕ  ЖИВЕТ  ДО ТЕХ  ПОР,  ПОКА  ЭТО  ХРАНИТ  ПАМЯТЬ, ВЕТЕРАНЫ  ЛЕГКОГО  АРТИЛЛЕРИЙСКОГО КРЕЙСЕРА «АЛЕКСАНДР НЕВСКИЙ»  СВОЙ  РОДНОЙ КОРАБЛЬ ПОМНЯТ!

ЖЕНЩИНАМ О ЖЕНЩИНАХ

image001

Нина Сергеевна Вахрамеева на Новой Земле была трижды

Милые женщины, умницы и красавицы! Уверена, что вы даже и не задумывались о том, что совершаете подвиг. Да, да, именно гражданский подвиг, следуя за своими мужьями на прекрасный, но суровый и жестокий Север. Вы и не думали никогда, как высоко ценилось ваше присутствие там, как дорого было ваше душевное тепло, ваши хлопоты по устройству быта, ваша забота о мужьях и детях. Многие из вас рожали там детей, растили их.

image002

Дом офицеров Белушья Губа. Новая Земля

Я работала в Доме офицеров преподавателем музыки по классу фортепиано. Поскольку музыкальных инструментов дома почти ни у кого не было — я распределяла время для их самостоятельной подготовки к уроку на свободном инструменте в Доме офицеров. И вот картина: вкатывается вместе с пургой в дверь «шар», замотанный так, что не поймешь, кто это. Торчат лишь две сосульки-косички. Это ребенок прибыл выполнять задание по музыке, несмотря на мои запреты не приходить сразу после бассейна, не просушив волосы. У меня в душе возникало такое уважение к этим малышкам  от их неосознанной храбрости перед суровой Арктикой!

image003

Преподаватель музыки Н.С. Вахрамеева

 

 

 

Сейчас эти дети уже мамы и помнят ли об этом, но для меня эти маленькие герои с их жаждой научиться играть — незабываемы. Вы и сами сейчас удивляетесь, как легко преодолевали погодные,  да и бытовые трудности. В песне новоземельских авторов есть такие строки: «Где-то дарит природа в мае радостный гром, а у нас по полгода ночь и ночью и днем». Но полярная ночь вас не испугала. В отсутствии солнца вы сами освещали и согревали собой свое жилище.

Понимая, какая трудная служба у ваших мужей, вы ни на что не жаловались, а как могли скрашивали их жизнь, оторванную от Большой Земли.  Отслужили ваши мужья, живете вы давно на материке, но признайтесь, не отпустила вас, как и ваших мужей, Новая Земля. Прав Владимир Маяковский, написав:

«Место,  где воздух, как сладкий морс,

бросишь и мчишь, колеся –

но землю, с которой вместе мерз

вовек разлюбить нельзя»

Сейчас,  ваши мужья объединены в  Межрегиональной общественной организации «Московский Союз новоземельцев» (МОО МСН). Встречаются, общаются, бескорыстно занимаются  общественно-полезной работой. Вы бы видели, как они молодеют, встречаясь друг с другом, сколько радости и воспоминаний дают им эти встречи!

Я замечала, что трости, которые помогают некоторым из них передвигаться — оказываются в эти моменты ненужными, лежат на стульях. Но еще больше они были бы счастливы, если бы вы, жены, были рядом. Это было бы не только замечательно, но и справедливо. Вы делили с мужьями трудности, так почему бы не разделить с ними и радости!

Приходите, участвуйте своим присутствием и в теперешней жизни ваших мужей, ваша поддержка им и сейчас нужна. Вашим мужьям будет приятно, что вы окажетесь свидетелями того, как отмечают их работу, заслуги, награждают… Из скромности, они вряд ли рассказывают об этом дома, а вот слышать самим хорошие слова о муже — волнительно и приятно.

Поздравляю,  вас  с наступающим праздником 8 Марта, желаю здоровья вам, вашим родным и близким!

Надеюсь на дальнейшее общение в МОО МСН.

Одна из вас,

мой телефон:8-906-722-53-52


image004

Справка

Общественная организация «Новоземельцев» образована Учредительной Конференцией 17 декабря 2005 года. Устав и Межрегиональная общественная организация «Московский союз новоземельцев» (МОО МСН) зарегистрированы Федеральной регистрационной службой города Москвы за №7196 27 октября 2006 года. Среди учредителей организации: академик РАН В.Н. Михайлов, вице-адмирал Г.Е. Золотухин, генерал-лейтенант В.Н. Мулов, профессор П.В. Боярский.

На декабрь 2016 года на учете в МОО МСН  состоит  260 членов, объединенных в 15 Объединенных советов по территориальному и производственному принципу, которые возглавляют Председатели. Последнее Правление МОО МСН избрано 6 декабря 2016 года из девяти человек, Председатель В.С. Ярыгин. Документы и деятельность организации регулярно отражаются на сайте организации: WWW.NOVOZEMELECMSK.RU.

ЭКИПАЖ АВИАНОСЦА «Адмирал Флота Советского Союза Кузнецов»

image001
Первого сентября 2017 года, кораблю носящему имя самого молодого Наркома ВМФ СССР Адмирала Флота Советского Союза Н.Г. Кузнецова исполняется — 35 лет.

image002

Адмирал Флота Советского Союза Н.Г. Кузнецов

 

 

Это достаточно зрелый возраст для корабля с авиацией на борту, все ранее построенные ТАКР, названные при закладке: «Киев», «Минск», «Новороссийск» и «Баку» просуществовали менее двадцати лет, а в боевом составе ВМФ еще меньше. Последний, построенный  ТАКР,  после большой модернизации, проведенной  на нашем кораблестроительном заводе, продан,  защищает морские рубежи и отстаивает интересы другого государства.

Последний и единственный сегодня авианосец России «Адмирал Флота Советского Союза Кузнецов» проектировался  Невским проектно-конструкторским бюро (НПКБ) города Ленинграда.  Заложен корабль,  на «0» стапеле Черноморского судостроительного завода (ЧСЗ) — 1 сентября 1982 года с закладной доской «Рига». Закладную доску корабля закреплял лично ГК ВМФ СССР Адмирал Флота Советского Союза С.Г. Горшков.

image003

Адмирал Флота Советского Союза С.Г. Горшков

За прошедшие три с половиной  десятилетия видимых изменений в строительстве таких кораблей нет. Обеспокоенность вызывает то, что из заложенных  трех авианосцев, последний с ядерной энергетической установкой, был построен только один. Оптимизм, появляется вместе с надеждой, что мысль  в нашей проектной  организации, не стояла 35 лет на месте. Возможно, есть предложения проекта нового авианосца, по своим техническим характеристикам не хуже, последнего «Ульяновска», который был заложен, но не построен.

На построенном, находящемся на боевой службе и ведущим боевые  действия авианосце  «Адмирал Флота Советского Союза Кузнецов» в середине июня  2011 года был назначен седьмой командир. Во главе экипажа этого не ординарного тяжелого авианесущего  крейсера (ТАВКР), а вообще авианосца, стал капитан 1 ранга Артамонов Сергей Григорьевич. Он выпускник Калининградского Высшего Военно-морского училища  оружейного ракетно-артиллерийского факультета. За прошедшие почти 35 лет, существования корабля,  каждому из командиров с экипажем пришлось решать различные задачи и вводные.

Первые десять лет — после закладки корабля, шло его строительство, испытание и освоение главного корабельного оружия авиации. Первому командиру капитану 1 ранга В.С.Ярыгину, назначенному на должность 23 июля 1987 года, после окончания ВМА им. Н.Г.Кузнецова, с офицерами довелось в спешке отбирать людей и формировать экипаж, почти на год раньше установленного срока.

image004

Первый командир капитан 1 ранга В.С. Ярыгин

Это повлияло на качество его подготовки, но позволило выполнить в установленные сроки, поставленную не простую задачу. Срочная необходимость заставила, раньше срока экипажу по мере его  отбора,  убывать к месту строительства.  С заселением на корабль,  обеспечивать безопасность свою и прикомандированных представителей промышленности при выполнении программы летно-конструкторских испытаний (ЛКИ), без проведения необходимой береговой подготовки. По возможности, в перерывах между испытаниями, по подготовленным на корабле документам, готовить выпускников военно-морских училищ и школ старшин-техников корабельной службе и знанию специальности. В короткие срок, отдельно экипажем и вместе с рабочими завода отрабатывать элементы курсовых задач перед выходом на ЛКИ.

На недостроенном корабле выходить на летно-конструкторские  испытания авиационного комплекса. Созданным экипажем, совместно с представителями завода и промышленности,  проводить  ЛКИ корабля. Стать участником, наблюдать и гордиться,  как впервые на аэрофинишер полетной палубы совершается посадка самолета СУ-27К, управляемого Героем Советского Союза, летчиком-испытателем В.Г. Пугачевым. Наблюдать восхищаться, как легко, красиво, впервые набирает обороты, разбегается со стартовой площадки, и взлетает с носового трамплина полетной палубы самолет МиГ-29К, управляемый Героем Советского Союза, летчиком- испытателем Т.О.  Абубокировым.

Этот день 1 НОЯБРЯ 1989 ГОДА стал вторым днем рождением авианосца и началом зарождения в истории развития новой палубной корабельной авиации Советского Союза.

image005

Герой Советского Союза, летчик-испытатель В.Г. Пугачев

С окончанием ЛКИ экипажем совместно с представителями завода, успешно в установленные сроки были проведены швартовные, ходовые  и государственные испытания. За это время 231 сутки корабль и его экипаж находились в море, было выполнено 454 полета ЛАК с палубы корабля в полигонах боевой подготовки Черноморского флота, безаварийно пройдено почти 30000 миль. Экипаж успешно, пять раз форсировал БДЛК, ширина которого в узких местах была чуть более 80 метров, а минимальная глубина около 10 метров. Была обеспечена уникальная доковая операция в плавдоке города Новороссийска, проведен осмотр, и ремонт подводной части корпуса корабля. После подписания 23.12. 1990 года комиссией Акта готовности и передаче корабля ВМФ, на авианосце в присутствии гостей и командования в торжественной обстановке 20 января 1991 года был поднят Военно-морской флаг. Не останавливая выполнения программы государственных испытаний, экипаж обеспечил прием на корабль всех видов оружия, пополнил запасы,  в кротчайшие сроки подготовился к переходу. Экипаж успешно, в осенне-зимний период, форсировал Черноморские проливы, преодолев штормовую Атлантику, перешел после постройки к месту постоянного базирования на Северный флот.

За время испытаний и перехода кораблем пройдено около 35000 миль без предпосылок и навигационных происшествий. Все это происходило не в совсем простое для страны время: «Перестройки и распада Советского Союза», когда экипажу, вместе с семьями, волей судьбы пришлось временно оказаться за границей,  в роли  граждан иностранного государства.

Во втором десятилетии — жизни корабля, который сменив три названия, и стал именоваться «Адмирал Флота Советского Союза Кузнецов», командовали: И.Ф. Санько, А.В. Челпанов и А.В. Турилин.

После перевода к новому месту службы начальником штаба ядерного полигона на Новую Землю первого командира, сменил и возглавил экипаж авианосца, капитан 1 ранга Санько Иван Федорович.

image006

Второй командир контр-адмирал И.Ф. Санько

Иван Федоровичу довелось осваивать на корабле северный морской театр, отрабатывать организацию и безопасность стоянки,  на новом месте базирования, повседневную организацию и быт в северных условьях Заполярья. Под его руководством отрабатывал экипаж первые курсовые задачи на Северном театре, выполнял боевые упражнения в полигонах боевой подготовки Северного флота. Под  руководством капитана 1 ранга, а позднее контр-адмирала И.Ф.Санько шло становление экипажа и дальнейшее освоение корабельной авиации в сложных условиях Арктики. Были продолжены  испытания  авиационного комплекса, они проходили успешно. Летчики 279 ИАП под командованием полковника Т.А. Апакидзе к 1994 году освоили полеты с палубы корабля.  Два лучших летчика морской авиации,  совершающих полеты с палубы корабля, за проявленное личное мужество, успехи в освоении авиации, стали Героями России, это были генерал-майор авиации Т.А.  Апакидзе и  полковник И.И. Бохонко.

В конце 1994 года, за отлично выполненную ракетную стрельбу ударным комплексом «Гранит» по морской цели экипаж корабля был награжден Призом ГК ВМФ по ракетной стрельбе.

image006

Взлет самолета с трамплина корабля

Сменил И.Ф. Санько, после нахождения два года в должности старшего помощника командира ТАВКР, капитан 2 ранга Александр Владимирович Челпанов.

image007

Третий командир контр-адмирал А.В. Челпанов

Под командованием Александра Владимировича, шло дальнейшее освоение корабля и его главного оружия — авиации. Как передовой корабль Северного флота по ракетной подготовке, он был допущен к состязаниям на Приз ГК ВМФ. На состязаниях по ракетной стрельбе по морской цели главным ударным комплексом в 1995 и 1996 году экипаж занял 1-е место и завоевал Приз Главнокомандующего ВМФ.

В 1996 году в юбилей 300-летия создания военного Российского флота Петром Великим, экипажу была впервые поставлена задача несения боевой службы в Средиземном море. Экипаж приложил максимум усилий, чтобы подготовиться к выходу и успешно выполнить задачу несения боевой службы, большая заслуга в этом командира авианосца А.В.Челпанова. В конце декабря 1995 года, авианосец с кораблями охранения в составе АМГ, вышел из пункта постоянного базирования Северного флота и взял курс, в Средиземное море. Старшим на переходе и при выполнении задачи несения боевой службы АМГ, был заместитель ГК ВМФ адмирал Касатонов Игорь Владимирович.

image008

Заместитель ГК ВМФ И.В. Касатонов

Командиром АМГ при несении боевой службы был назначен командир 7-ой Оперативной эскадры вице-адмирал В.Г. Доброскоченко. В состав АМГ входило восемь кораблей и судов обеспечения, в том числе атомная подводная лодка «Волк», ЭМ «Бесстрашный», СКР «Пылкий».

image009

Вице-адмирал В.Г. Доброскоченко

Авиагруппа авианосца при несении службы в Средиземном море включала: самолеты палубной авиации Су-33 и Су-25УТГ; вертолеты Ка-27, Ка-27ПС и Ка-29. Старшим авиационным начальником был назначен, заместитель ГК ВМФ по авиации, Герой России генерал- майор авиации Т.А. Апакидзе.

image010

Генерал-майор авиации Тимур Автондилович Апакидзе

 

Экипаж авианосца, с кораблями охранения впервые демонстрировал флаг России в Средиземном море и выполнял задачу несения боевой службы. Не смотря, на большие трудности, особенно на начальном этапе несения службы, экипаж с честью выполнил поставленную задачу. Авианосцем было пройдено более 14000 миль, выполнено — 1500 полетов, в том числе более 500 самолетами палубной авиации и — 1000 вертолетами корабельной авиации.

Работу по освоению авиационного комплекса возглавил полковник В.А. Щербаков, заместитель командира авианосца по авиации, имеющий большой опыт службы на корабле. Виктор Афанасьевич начинал службу в составе первого экипажа, со времени начала строительства корабля. Успешно провел ЛКИ корабельного авиационного комплекса, обеспечивал проведение ходовых и государственных испытаний.

image011

Заместитель командира корабля по авиации полковник В.А. Щербаков

 

 

 

Авиационную боевую часть корабля возглавлял, продолжающий осваивать новую для себя корабельную должность подполковник Г.А. Белов. Он окончил Харьковское ВАТУ, начинал свою офицерскую службу в военном представительстве МО России. Большое желание служить на авианосце ВМФ России привело его на борт ТАВКР. Григорий Александрович успешно продолжил освоение авиационного комплекса корабля, дальнейшие совершенствование практических навыков подчиненными, в должности командира авиационной боевой части (БЧ-6).

image012

Командир БЧ-6 подполковник Г.А. Белов

 

 

При подготовке и несении боевой службы, во время командования авианосцем капитаном 1 ранга А.В. Челпановым, три лучших летчика корабельной палубной авиации подполковник Дубовой Виктор Викторович, Кожин Игорь Сергеевич, полковник Кретов Павел Павлович, за успешное освоение корабельной авиации стали Героями России.

Первый поход экипажа авианосца на боевую службу в Средиземное море стал во многом особенным. Впервые после «перестройки» и распада Советского Союза, прихода корабля к месту постоянного базирования на Северный флот, экипаж приступил к выполнению задачи несения боевой службы. За время похода, нахождения в Средиземном море его посетили МО Норвегии и  ГК Вооруженных Сил страны, командующий 6-м флотом США Д. Пиллинг, командующий ВМС Сирии. Экипаж представлял флаг России в иностранных портах Тартуса и Мальты.

image013

Командир авианосца капитан 1 ранга А.В. Челпанов с летчиками и командованием корабельной палубной авиации

Корабельные морские летчики, творили в небе над Средиземным морем чудеса, присутствующие до сих пор помнят полеты,  Героя Советского Союза В.Г. Пугачева, Героев России Т.А. Апакидзе, В. Чиркина, С. Мельникова, И. Бохонко, Н. Диордица и А. Роевского. За время боевой службы летчики корабельной палубной авиации доказали, что могут не только соперничать с летчиками стран НАТО, но и по многим вопросам превзойти их.

Этим первым, не простым длительным походом на боевую службу в Средиземное море, экипажа авианосца «Адмирал Флота Советского Союза Кузнецов» Россия в очередной раз всем показала, что она жива, ее флот на подъеме и готов не только быть в океане, но и где потребуется, отстаивать и защищать интересы своего государства. Корабль во время командования А.В.Челпанова дважды восстанавливал свою техническую готовность, Экипаж провел два ремонт. С окончанием ремонта в 1998 — 1999 годах экипажем и летчиками палубной авиации продолжилось освоение КА и испытания нового самолета СУ-27КУБ.

В сентябре 2000 года командиром авианосца был назначен, капитан 1 ранга Турилин Александр Васильевич, он с экипажем продолжил традиции, заложенные на корабле за прошедшие годы.

image014

 

Четвертый командир контр-адмирал А.В. Турилин

 

 

 

В декабре 2000 года, экипаж отмечал пятнадцать лет со дня спуска 4.12.1985 года корабля на воду, командованием с экипажем подготовили и провели комплекс мероприятий, посвященных этой дате. 20 января 2001 года, был праздничный день, экипажем была отмечена 10-и летняя годовщина со дня Торжественного подъема Военно-морского флага на корабле. Выступая и поздравляя экипаж авианосца, командир напомнил основные вехи истории корабля, поставил задачи на будущее.

image015

Капитан 1 ранга А.В. Турилин на ГКП авианосца

 

Освоение корабельной авиации, тактика ее использования в сложных условиях севера, экипажем продолжалась, вместе с выполнением других задач. В августе 2001 года экипаж принимал участие в операции по спасению экипажа АПРК «Курск».

image016

Идет очередной заход самолета на посадку

 

 

 

В свое третье десятилетие — авианосец и его экипаж шагнули в сентябре 2002 года. После окончания обучения в Военно-морской академии им. Н.Г.Кузнецова, в июне 2003 года командиром был назначен капитан 1 ранга Шевченко Александр Петрович. Начав новый учебный год боевой подготовки с 1 декабря 2003 года, отработав и сдав курсовые задачи, экипаж начал готовиться к несению боевой службы.

В плане боевой подготовки  на 2004 учебный год экипажу стояла задача несения боевой службы в Атлантике. В сентябре корабль вышел в море в составе корабельной авианосной ударной группы (КАУГ), в составе тринадцати кораблей и вспомогательных судов, на проводимое учение кораблей Северного флота, которым руководил на начальном этапе командующий флотом вице-адмирал М.А. Абрамов.

image017

Пятый командир капитан 1 ранга А.П. Шевченко

 

 

 

 

 

В сентябре корабль вышел в море в составе корабельной авианосной ударной группы, в составе тринадцати кораблей и вспомогательных судов, на проводимое учение кораблей Северного флота. Это была третья боевая служба корабля, первой считают своеобразный переход корабля на СФ в декабре 1991 года через Средиземноморские проливы и штормовую Атлантику, второй боевая служба в Средиземном море в 1996 году, в год 300-летния создания военного флота России.

image018

 Корабль в походном ордере на переходе

 

 

Во время учений погода не баловала, постоянно сопровождали корабли вероятного противника, совершала облет его авиация. Летчики продолжали совершенствовать свое боевое мастерство в условьях не благоприятной погоды.

image019

Есть очередная посадка!

 

 

Об этом хорошо, живо и образно написано в Путевом дневнике из Атлантики писателем маринистом капитаном 1 ранга Шигиным Владимиром Виленовичем, выходившем на проводимые учения кораблями КАУГ на борту авианосца «Адмирал Флота Советского Союза Кузнецов.

Из Путевого дневника В.В.Шигина

image020

 

Писатель – маринист капитан 1 ранга В.В. Шигин

 

 «Самолет резко снижается, из сопел бьется пламя. Есть зацеп! «Су» неистово рвется из пут тормозного троса, гася инерцию, проскакивает еще несколько десятков метров по палубе и, наконец, замирает».

Взревели турбины, газ на предел и нет дороги назад.

Мне ангел-хранитель за левым плечом шепнул: «Мы прорвемся, брат!»

Врезался в небо на форсаже. Палуба – дом мой и кров.

Остались внизу среди пенных брызг где-то за правым крылом.

Вираж. И с «фантомом» один на один сошлись мы атакой в лоб.

Пусть слабый, не выдержав, отвернет, уступит небо, падет.

Простор. Я один. Свободу пью. Я счастлив победным часом.

Мой мир бесконечен, высок и чист – обитель богов и ассов.

Заход на посадку. Глиссаду держу, мне пот застилает глаза.

И трос тормозной – обнаженный нерв, натянут как жизни черта.

Зацеп! Рев и скрежет. Машина, как конь, рванулась и сдала назад.

И ангел – хранитель за левым плечом шепнул: «Мы прорвались, брат!»

В начале октября корабль попал в шторм, который был за 9 баллов, проверялся корабль и его экипаж на способность выполнять задачи в штормовой Атлантике. После улучшения погоды, появилось небольшое стихотворение.

Качнуло, круто горизонт и вздрогнул корпус корабля, 

Когда ударила о борт десятибалльная волна.

Казалось, ад разверзся вдруг. Вздымаясь, рушились валы.

И за пределы допусков кренило на борт корабли.

Молись, моряк, морским богам и в Проведение поверь.

Так мы врывались в океан через арктическую дверь!

Подводя итоги, прошедших учений в конце похода командир 7-й Оперативной эскадры вице-адмирал Алексей Романович Максимчук, отметил хорошие действия экипажа «Адмирал Флота Советского Союза Кузнецов», в том числе действия в штормовых условьях Заполярья.

image021

 

Командир 7-ой Оперативной эскадры вице-адмирал А.Р. Максимчук

 

 

 

За 46 — ходовых суток авианосцем в 2004 год было пройдено — 8000 миль, выполнены запланированные боевые упражнения, совершено 350 взлетов-посадок корабельной авиации. Александр Петрович с экипажем успешно выполнял задачу несения боевой службы в 2005, 2007 и 2008 годах. За 57 ходовых суток боевой службы в Северной Атлантике в 2005 году, было пройдено — 8000 миль, выполнены плановые боевые упражнения с применением оружия, совершено — 330 взлетов-посадок корабельной авиации. В 2007- 2008 году при несении боевой службы в Средиземном море, экипажем за 71 ходовые сутки, пройдено — 11600 миль, выполнены плановые боевые упражнения, в том числе успешно впервые опытовая ракетная стрельба «РС-52».

С мая 2008 года в командование кораблем вступил капитан 1 ранга Родионов Вячеслав Николаевич, он офицер первого экипажа корабля, ему довелось принимать участие в отборе людей и их подготовке на первый выход для проведения летно-конструкторских испытаний.

image022

 

Шестой командир  капитан 1 ранга В.Н. Родионов

 

 

 

 

Вячеслав Николаевич начинал свою офицерскую службу инженером электронавигационной группы штурманской боевой части, на авианосце называемым «Тбилиси», прошел все этапы испытаний и освоения корабля его первым экипажем. После окончания  Военно-морской академии им. Н.Г.Кузнецова с должности старшего помощника командира корабля «Адмирал Флота Советского Союза Кузнецов» был назначен командиром. Под командованием капитана 1 ранга Вячеслава Николаевича Родионова экипаж поддерживал, назначенную боевую готовность и выполнял поставленные задачи. Корабль был подготовлен и выполнил задачи двух боевых служб в Атлантическом океане и Средиземном море. Первый боевой поход под руководством назначенного командира начался в декабре 2008 года на боевую службу в Средиземное море. Кораблем, в северных штормовых и условиях осенне-зимнего периода было пройдено — 12000 миль, совершено почти 600 вылетов авиации палубного базирования, выполнены подготовительные и зачетные ракетные и артиллерийские стрельбы. В большинстве своем боевые задачи выполнялись на фоне зачетных боевых учений, с выполнением боевых упражнений, как одиночно экипажем, так и совместно с кораблями Северного флота, силами обеспечения Северного, Балтийского и Черноморского флотов.

В 2008 году впервые за 18 лет нахождения авианосца «Адмирал Флота Советского Союза Кузнецов» в боевом составе Северного флота его посетил Президент России, Верховный Главнокомандующий Вооруженных Сил Д.А. Медведев.

image023

Почетный караул встречает Президента Российской Федерации, Верховного Главнокомандующего России

Осмотрев корабль, встретившись с матросами, старшинами мичманами и офицерами экипажа, Президент России остался доволен состоянием корабля, подготовкой экипажа, о чем сделал запись в Книгу почетных посетителей.

image024

Президент РФ Д.А. Медведев на полетной палубе корабля

 

В течение 2008-2011 годов совершенствовались элементы боевой подготовки, продолжались отработки полетов корабельной палубной авиации. Шло совершенствование организации обеспечения боевых летных смен, отрабатывались элементы курсовых задач с выполнением подготовительных и зачетных боевых упражнений оружием корабля.

image025

Заход на посадку

 

Подводя итоги боевой подготовки 2010 года, на построении экипажа, командир капитан 1 ранга В.Н.Родионов отметил, что за прошедший год боевой подготовки во время выходов в море экипаж приобрел опыт эксплуатации материальной части и использование оружия, в том числе в сложных штормовых условиях. Отличные моральные и профессиональные качества показали многие офицеры авиационной, ракетно-артиллерийской, минно-торпедной и электромеханической боевых частей. Под руководством командира экипаж успешно занимается патриотическим воспитанием, подрастающего поколения. С большим удовольствием и радостью посещали корабль учащиеся 637 средней школы города Москвы, которая носит имя Героя Советского Союза, Николая Герасимовича Кузнецова.

image026

Построение учеников  школы им. Н.Г. Кузнецова в ангаре корабля

 

Приехавшие из поездки на корабль дети с таким восторгом вспоминают, проведенное на корабле время, гостеприимный экипаж и почти у всех появляется желание, включая девочек, пойти на него служить. На авианосце частыми гостями были артисты, в Дни корабля семьи офицеров, мичманов и старшин экипажа. Больше всего возможности посетить корабль, на котором служат их отцы, радовались дети.

image027Дирижер В.Т. Спиваков  на полетной палубе с командиром

 

 

 

image028

 

Экипаж с детьми слушают камерный оркестр «Виртуозов Москвы»

 

После службы на ТАВКР Вячеслав Николаевич был назначен НШ соединения, в которое входит  «Адмирал Флота Советского Союза Кузнецов», в 2013 году заместителем начальника Балтийского военно-морского института, а в 2014 году его начальником. За образцовое исполнение обязанностей по службе в 2016 году, капитану 1 ранга В.Н. Родионову было присвоено звание контр-адмирал.

image029

Начальник Филиала ВУНЦ ВМФ «Военно-морская академия» В.Н. Родионов

 

 

 

 

Шагнул в свой 35-и летний юбилей — авианосец «Адмирал Флота Советского Союза Кузнецов» с экипажем в сентябре 2016 года, он продолжает выполнять задачи по защите морских рубежей Отечества. Командует авианосцем капитан 1 ранга Сергей Григорьевич Артамонов, после выпуска лейтенанта С.Г. Артамонова в 1992 году, служба Сергей Григорьевича до 2005 года походила на ТАВКР. Он последовательно прошёл на корабле должности от командира зенитно-ракетной батареи до помощника командира по боевому управлению. В 2007 году закончив Военно-морскую академию им. Н.Г. Кузнецова был назначен помощником начальника штаба 43 дивизии кораблей Северного флота. С 2008 по 2011год старший помощник командира  ТАВКР «Адмирал Флота Советского Союза Кузнецов».

image030

Седьмой командир  капитан 1 ранга С.Г.  Артамонов

 

 

 

 

С назначенным командиром авианосца, экипаж продолжил традиции, заложенные на авианосце, поддерживает назначенную боевую готовность и выполняет, поставленные задачи. В 2011 учебном году продолжалась отработка летчиков палубной авиации корабельного истребительного полка в Баренцевом море, в первую очередь молодых, начинающих осваивать корабль. С началом нового учебного 2012 года экипаж в составе корабельной авианосной группы отрабатывались задачи при несении боевой службы в океане. В составе корабельной авианосной группы, было пройдено — 15000 миль, в Баренцевом, Норвежском и Северном морях, Атлантическом океане и Средиземном море. Совместно с кораблями Балтийского и Черноморского флотов проведено множество тренировок и корабельных боевых учений с выполнением ракетных,  артиллерийских и торпедных стрельб.

image031

Корабельная авианосная группа на переходе

 

 

После длительного похода корабль был поставлен в ремонт для восстановления технической готовности и подготовки к очередному выходу на боевую службу в Средиземное море. 2014 год стал особенным для экипажа и флотской общественности России.

image032

У причала судоремонтного завода

 

 

В 2014 году, исполнилось: 110 лет со дня рождения, 24 июля 1904 года, Героя Советского Союза, Адмирала Флота Советского Союза Н.Г.Кузнецова; 95 лет, с момента поступления Николая Кузнецова, 13 ноября 1919 года, в 15 летнем возрасте, добровольцем на службу в Северо-Двинскую военную флотилию; 75 лет, со дня назначения 28 апреля 1939 года, флагмана флота 2 ранга Н.Г. Кузнецова, на должность НК ВМФ. Все 1418 дней и ночей войны, Николай Герасимович был бессменным руководителем флота страны, победившей фашизм.

В этом юбилейном 2014 году экипаж авианосца, носящий имя Адмирала Флота Советского Союза Н.Г.Кузнецова, отработав курсовые задачи, совершил поход в составе отряда кораблей на боевую службу в Средиземном море. Поставленные экипажу задачи были выполнены, к своему флотскому празднику авианосец прибыл в родную базу.

В этот праздничный для ветеранов и военнослужащих флота день, который отмечался Военно-морским флотом России 75-й раз впервые в истории экипажа, Морской парад военных кораблей открывался с борта авианосца «Адмирал Флота Советского Союза Кузнецов», Верховным Главнокомандующим, Президентом России Путиным Владимиром Владимировичем.

image033

 

Встреча Президента России В.В. Путина и сопровождающих его гостей командиром

image034

Президент России поздравляет военных моряков с 75-ой годовщиной Военно-морского флота

После небольшой стоянки проведения праздничных мероприятий экипаж вышел для отработки задач и выполнения годового плана боевой подготовки. В этом же 2014 году 1 ноября, находясь в море экипаж встретил 25-и летие первой посадки на палубу корабля самолета СУ-27К, летчик- испытатель Герой Советского Союза В.Г. Пугачев.

Новый 2015 учебный год экипаж встретил, находясь в боевом составе кораблей Военно-морского флота, отрабатывая и выполняя поставленные задачи. Корабельный истребительный полк морской авиации возглавил новый командир полковник П. Подгузов, один из учеников Героя России генерал-майора Т.А. Апакидзе. Под его руководством шла дальнейшая учеба летчиков полка по применению авиации днем и в ночных условиях, подготовка молодых пилотов, в том числе на учебно-тренировочном комплексе «Нитка» в Крыму. Отработав взлеты и посадки на берегу, летчики приступили к полетам с посадкой на палубу корабля «Адмирал Флота Советского Союза Кузнецов».

Дети школы города Москвы им. Н.Г.Кузнецова, продолжают гордиться авианосцем, который носит имя «Адмирал Флота Советского Союза Кузнецов» по возможности и с большим удовольствием его посещают в перерывах между учебой и выходами  корабля. Совместно с членами экипажа участвуют в проведении информационной акции: «Есть такая профессия – Родину защищать».

image035

Дети школы им. Н.Г. Кузнецова Москвы у траппа авианосца «Адмирал Флота Советского Союза Кузнецов»

 

После прибытия они делятся  своими впечатлениями с товарищами и пишут дневники с воспоминаниями.

Начав, 1 декабря новый 2016 учебный год, экипаж 23 декабря отметил  25-и летие со дня принятия корабля в боевой состав Военно-морского флота России, и начали вести подготовку к своему 25-и летнему юбилею.

image036

Корабль в день торжественного подъема флага

 

20 января 2016 года в парадной форме и праздничном строю, экипаж встречал день торжественного подъема флага на корабле. Подводя кратко итоги деятельности экипажа, командир капитан 1 ранга С.Г.Артамонов отметил. За прошедшие годы кораблем было пройдено более 160 тысяч  миль, прошли становление десятки тысяч моряков и морских летчиков, совершено тысячи взлетов и посадок с палубы корабля различных типов авиации, за освоение корабельной авиации более десяти летчиков- палубников стали Героями России. На праздник экипажа прибыло много гостей из первого экипажа, представители администрации городов России и командование. После торжественного митинга и поощрения членов экипажа, состоялся концерт Ансамбля песни и пляски Северного флота, творческих коллективов Московской области.

В 2016 году 15 ноября экипажу авианосца «Адмирал Флота Советского Союза Кузнецов», при несении боевой службы в Средиземном море, впервые поставлена боевая задача, применять свою корабельную палубную авиацию для нанесения ударов по береговым объектам незаконных формирований Исламского государства.

Находясь на боевой службе, выполняя государственную задачу, экипаж 20 декабря  встретил 25 летие со дня двадцати суточного межфлотского перехода к месту постоянного базирования на Северный флот. Авианосец «Адмирал Флота Советского Союза Кузнецов», водоизмещением более 60 тыс. тонн, с экипажем более 2000  человек, размерениями по полетной палубе длина – 305 метров, ширина – 75 метров. Вооружение и запасы авианосца позволяют несколько суток непрерывно, днем и ночью вести боевые действия. Обеспечивая подготовку и боевое применение корабельной палубной авиации в несколько летных смен ежесуточно.При необходимости нанести ракетный удар ракетным оружием и обеспечивать свою ПВО.

Корабль, названный в книге директора Черноморского судостроительного завода Ю.И.Макарова «Авианосец»,     «…РУССКОЕ ЧУДО…» был заложен почти 35 лет назад на «0» стапеле. Экипаж, формирование которого началось 30 лет назад на Северном флоте, продолжают все эти годы защищать морские рубежи России и отстаивать интересы Отечества, и в этом большая заслуга многонационального экипажа авианосца.

Сайт для тех кто служил и служит на архипелаге Новая земля