Архив рубрики: Заметки

СТИХИ Жолобова Ивана Александровича

ЛЮБИМОЙ!

Снова трудные мили разлуки,

Остаются вдали, за кормой

Тяжелы от усталости руки,

Но, а сердце, как прежде с тобой.

 

Верь, сойду я по трапу однажды

Будет встреча от солнца светла

И глаза твои карие скажут

Как упрямо меня ты ждала.

 

И тебе не покажется грубой

От фуражки на лбу полоса

И доскажут горячие губы,

Что сказать не успели глаза!

1981-1982 гг.

 

 

РАЗМЫШЛЕНИЯ…

 

Черта и грань. Где разница, где схожесть?

Где меркнет свет для темной стороны?

Необъяснимо на людей похожи

Своей необъяснимостью они.

 

Сейчас светло, вчера мрачнее тучи,

А завтра, вновь, светло через черту!

По-прежнему тут мусорные кучи,

А грань проходит дальше, за версту.

 

Там может чисто? Может быть иначе?

Зачем тогда границей разделять?

Черта и грань ведь что-то же да значат,

Нельзя же, ненавидя, целовать.

 

Но как познать, определить границу,

За внешней добродетелью понять?

Плохое под хорошее рядится,

Черта и грань стираются опять.

 

А нужно ль нам докапываться сути?

Черту между добром и злом искать?…

Из родника, не взбалтывая мути

Пей сок у жизни, чтобы чище стать!

 

Чтоб не краснеть перед самим собою,

И так, на сердце руку положить,

Перед людьми, перед своей судьбою

Сказать, что будешь ЧЕСТЬЮ ДОРОЖИТЬ!

07.11.2005 г.

***

Склонясь в почтительном молчаньи,

В суровом торжестве минут,

Стоят седые ветераны,

Лишь слышен праздничный салют.

 

Смотрю на пожилые лица

И вижу, что еще для них

Не перевернута страница,

Последний не поставлен штрих.

 

Им снова воевать придется

За выживанье, как тогда.

Но только враг теперь зовется

Не «немчура», а «господа».

 

И не чужой страны агрессор,

А свой, родной, возросший тут

Недоучившийся профессор,

В коррупции погрязший плут.

 

Огнем горят, былые раны,

Оставшихся в живых солдат,

И стиснув зубы, ветераны

Поникшим взором в мир глядят!

22.02.2005 г.

 

БАЛЛАДА О РОССИИ

(краткий курс новейшей истории)

 

Не забуду первых чисел мая –

Сам редактор, в 5 часов утра,

Вдруг, как гаркнет, сводку обнимая: —

«Враг капитулировал, УРА!»

 

Не забыть нас было, полусонных,

Кто-чего взбалмошенное нёс,

Мы полураздетые, в кальсонах

Обнимались, мокрые от слёз.

 

Гром Победы, трудный, но весенний,

Через все фронты и все тылы,

Он рванул салютами спасённых

И украсил тостами столы!

 

За сограждан всех, больших и малых,

За воскресший цвет кремлёвских звезд,

И за генерала генералов –

За генералиссимуса тост!

 

А в ответ на тост такого рода,

Сталин всенародно произнёс

Тост во славу русского народа,

Тост, который тронул всех до слёз.

 

Тост, когда не грех расцеловаться

С чувством благодарности простой,

Тост, который с грохотом оваций

Был воспринят всей одной шестой!

 

Не могу отсиживаться немо,

Ждать каких-то импульсов извне,

Ведь фигура Сталина, как тема –

Это эхо прошлого во мне.

 

Всенародно, в ноябре и мае,

Мы сверяли чувства по нему.

И стоял он, руку поднимая,

Равно Громовержцу самому.

Не о нём ли, как о капитане

Мы трубили, тоже неспроста,

Это он в годину испытаний

Не сходил с командного поста.

 

Это мы по своему закону

Чтили в нём могущество своё,

Из живого делали икону

И молились, глядя на неё.

 

А когда от смертного удара

Он упал, вершинно одинок,

Нам тогда почудилось недаром,

Что уходит почва из-под ног.

 

И, скорбя об этом человеке,

Наш, все бури вынесший народ,

Думал, что отныне и навеки,

Он подвержен участи сирот.

 

Человек лежал в Колонном зале,

А к нему, сметая всё в пути

Шла Отчизна, с горькими слезами,

Чтоб сказать последнее – прости!

 

Но и здесь, возвышенный над каждым,

Он ушел от нас не одинок –

Сотни душ растоптанных сограждан

Траурный составили венок

 

Мы потом сошлись в Кремлёвском зале,

Лучший цвет завода и села,

Нам о культе личности сказали

Утаив, что личность-то была.

 

О таких, буквально, людях-глыбах,

До вершин вознесшихся не вдруг,

Нужно не замалчивать ошибок,

Но и не зачеркивать заслуг.

 

Образ Сталина – он вглубь души затолкан,

То гнетёт её , то жжёт огнём,

Мы ещё никто не знаем толком,

Объективной истины о нём.

 

Нам, плебеям, исстари отпущен

Был невольный кодекс немоты –

Дескать, молвить правду власть имущим

Могут, лишь, придворные шуты.

 

Я не помню, кто сказал, но точно

И бытует истина одна –

Человека украшает скромность,

Но не всем сопутствует она.

 

А к несчастью, есть ещё напасти –

Простодушный выходец из масс

Вдруг дорвался, так сказать, до власти

И пошёл, что твой «Калиф на час».

 

Всех учил с настойчивостью хмурой,

Волево: внушая без конца,

Как свести лицо АРХИТЕКТУРЫ

К типовой безликости лица.

 

Все поля засеять кукурузой,

Компетентность миру показать,

Для страны не будет он обузой,

Повернув тем самым реки вспять.

 

Воплощать бредовые идеи,

Признавая пряники и кнут,

Добиваясь непонятной цели,

Развязав холодную войну.

 

Объявив, что лет так через 20,

Мы построим Коммунизм в стране,

И тем самым стал он нам казаться,

Без царя в «курчавой» голове.

 

Но и здесь рекорд поставлен века –

Атомную карту разыграв,

Мы послали в космос Человека,

«Кузьки мать» на деле показав!

 

А ещё, — и это ль не заслуга,

Против истины никак не погрешишь,

Что в стране от севера до юга,

С трудодней на деньги перешли.

 

Принят был закон простой и крепкий,

Каждый знал куда, зачем и где,

Был уверен человек советский

В завтрашнем своем советском дне.

 

Но в итоге игрищ закулисных

Был на юг отправлен он пока,

Чтоб набраться сил на Водах Кислых

По Постановлению ЦК.

 

И пошло поехало в Отчизне …

Чернобровый и геройский вождь

Следом появился в нашей жизни,

Как на высохшую землю дождь.

 

Все прошли казахскими степями,

Новый фронт – поднятье целины.

И, почти что, понимали сами –

Это для развития страны.

 

Уж не говорю про стройку века –

Комсомол ответ даёт отцам!

В словаре простого человека

Выраженье появилось – БАМ!

 

И во всей стране великой стали,

Жить его указанной тропой.

А газеты лишь о нём писали,

Там и сям вставляя «дорогой».

 

Маршальский мундир к лицу любому

И ещё, когда на нём, вдвойне

Золотые звезды дорогому …

Жаль в Афган не въехал на коне!

 

А визиты в дальние пределы

С батальоном свиты показной?!

Это нам в копеечку влетело,

Но покрыто нашей госказной.

 

Шли годы. Народ всё жил. Он стойкий.

Иноземец, точно, не поймёт.

Начался период перестройки

А народ всё жив. Он всё живет.

 

Пережил лишения и муки,

Гнёт тиранов и ярмо вождей.

Что еще придумают от скуки?

Что нам ждать от, так сказать, властей?

 

Кое-чья окончилась карьера,

Истекли регламенты и срок.

Нового увидели премьера

И министров новых целый полк

 

Много поменяли эти годы,

Кто ушёл, кого «ушли» навек,

Лишь, переживающий невзгоды,

Нищим остаётся человек.

 

Как поэт, итожащий потери,

Объявляю линию свою –

Я в народ российский все же верю,

Только жалко Родину мою!..

 

Защитник Отечества!

 

Я помню 41й… От границы,

Почти до середины, до Москвы

Мы, отступив со всех своих позиций,

Свои же за собою жгли мосты.

 

Я помню боль, я помню скрежет стали,

Лязг гусеничный ржаво режет слух.

На всех фронтах тогда мы отступали,

И каждый знал реку с названьем Буг.

 

Но под Москвой, споткнувшись о преграду,

Враг остановлен мощною рукой.

И мы прошли торжественным парадом

От Красной площади и до передовой!

 

Потом я на защиту Ленинграда

Со взводом автоматчиков попал.

И враг побит! И прорвана блокада!

Народ в победу крепче верить стал.

 

Я был под Курском в танковой атаке,

Под Прохоровкой дважды был убит,

В бою под Брянском в рукопашной драке

Я выжил, выстоял, я чудом не погиб.

 

А выжил, хоть удар пришелся в спину,

Я потому, что должен был дожить,

Дойти с Победою до Праги и Берлина

И Родине салютом доложить!

 

И я не дам Отечество в обиду,

Я день и ночь на страже, я в строю.

Не допущу опять удара в спину

И гимн во славу Родины пою!

10.02.2009 г.

***

Не тот поэт, кто в рифму стих слагает,

А кто за правду жизнь готов отдать!

Кто, чем живет и чем располагает –

Душа, Перо и Школьная Тетрадь!

 

Кто видит жизнь не так как все. Иначе.

И постигает жизнь не так как все – умом.

Поэт слезами никогда не плачет,

Душою только, сердцем и пером!

 

Он может словом воскресить из пепла,

Поднять над всеми и боготворить

Вселить надежду, вера чтоб окрепла.

А может, просто словом удавить!

 

Поэт живет. Ролей он не играет

Его душа всегда обнажена.

А жизнь его, — и он об этом знает,

Навек болезнью этой сражена!

16.11.2006 г.

МУЗЕ…

 

Чем дольше я живу на белом свете,

Тем больше мне приходится жалеть

О том, о чем пока еще не спето,

О том, о чем, увы, уже не спеть.

 

Жалею я, что стар стал уж годами,

О том, что безвозвратно потерял,

Жалею, что не встретился я с Вами,

Когда всего лишь, 20 разменял.

 

Когда я полон сил был и надежды

Когда морские мили бороздил…

Теперь пою о том, что было прежде,

И вспоминаю тех, с кем я дружил.

 

Все чаще за бокалом я хмелею,

А во хмелю мне хочется рыдать.

И лишь одну мечту в душе лелею –

До боли Вас хочу я увидать!

 

Прижать к груди хочу Вас, что есть мочи,

Вдыхать Вас, вместо воздуха в груди…

Я жду Вас. Жду и дни, и жду Вас ночи,

Я брежу Вами… И зову… Прийди-и!

21.11.2006 г.

Перемены …. Перемены …

 

Снова слякоть, снова блажь природы,

Оттепель средь снега, невпопад.

А когда ж метель, пурга, сугробы,

А когда ж обильный снегопад?

 

За окном бушующая вьюга?..

Где все эти прелести зимы?

Иль смеется белая подруга.

Или плачет горько, без вины?

 

Что там в небесах, за облаками,

Ниспошлет Господь благую весть?

Или мы, похабными руками

Натворили, что грехов не счесть?

Нагрешили, что не отмолиться,

И кругом одна сплошная муть…

Тянется рука перекреститься,

Но простится ль нам когда-нибудь?!

 11.12.2005 г.

Внезапная гроза

 

Все замерло вокруг и потемнело,

Все стихло вдруг и воздух, как струна,

Как зверь перед прыжком, заматерелый,

Природа пробуждалась ото сна.

 

Мгновенье, нет чуть больше, чуть длиннее,

И шелест шелка по нагой траве…

Прыжок в бездонье! Яростней! Смелее!

И гром, как рык, в небесной синеве!

 

Салюты молний! Вихря ликованье!

И водопад из всех небесных сфер!

Деревья меньше стали в приседаньи –

«Армагеддон» во всей своей красе!

 

Стихия торжествует! Все, как в жизни –

Затишье, буря, хаос, новострой …

Но, как бы не были все силы зла капризны

Их побеждает разум и покой.

 

Так и природа. Лишь побушевала,

И солнца луч коснулся теплых луж,

Деревья отряхнулись после «бала»,

А гром в дали доигрывает «туш»!

10.03.2006 г.

 

С праздником, сыны Отчизны!

 

На страже рубежей родной  страны

Покой и небо, мир оберегая,

Стоят Отчизны лучшие сыны,

Чтоб Русь жила, Россия дорогая!

 

Чтобы в стране везде сады цвели,

Чтоб на земле всегда был мирный атом,

Мы знаем, что чуть ближе, иль вдали

Не спит российский воин с автоматом.

 

Овеян славой наш Российский стяг,

Почетен труд у каждого солдата –

Он честь страны с оружием в руках,

Земли родной оберегает свято!

23.02.2007 г.

ПОДВЕДЯ  ЧЕРТУ  ПУНКТИРОМ …

 

Я дорогу свою в кружева заплетаю

И иду не вослед, а тропинкой своей,

И пытаюсь не сбиться с пути, но я знаю,

Чем извилистей путь, тем узор красивей !

 

Уж полвека в пути, тяжесть лет за плечами

И усталость порой молча давит в груди,

Но когда достаю свой блокнот со стихами,

Знаю, много еще у меня впереди.

 

А узор кружевной позади остается,

Пусть он радует глаз вслед идущих за мной,

У меня впереди нить тропинкою вьется,

И не надо в пути мне дороги иной.

 

А в прошедшем моем много ль было ошибок ?

И за каждый свой шаг я сполна отвечал.

Я не ждал от судьбы ни поблажек, ни скидок,

И теперь у меня есть надежный причал.

 

Подойдя к рубежу «Пятьдесят», я считаю,

Что поставлен «Зачет» в книге жизни моей,

А с дороги своей не сверну, хоть и знаю,

Чем извилистей путь, тем узор красивей !

                                            05.11.2007 г.

НА МОРЕ ШТИЛЬ…

 

На море штиль, и слышен за кормой

Лишь шум винтов и чаячий галдёж.

Корабль идёт, на румбе — курс домой.

В душе надежда, что меня ты ждёшь.

 

Мгновенья растянулись на часы,

За нашими часами сотни миль,

Успел я сбрить и отрастить усы,

В душе — тревога, а на море — штиль!

 

Уж лучше б непогода, чем покой,

От тишины труднее не свихнуться…

В который раз с Победою домой —

Ведь уходили, чтоб опять вернуться!

 

Но кто хоть раз сумел соприкоснуться,

Кто хоть однажды в море побывал,

Кто испытал накат и грозный шквал

И пусть недолгий, но девятый вал,-

Мечтает вновь на КОРАБЛЕ проснуться!

 

Воспоминания старого солдата.

 

Я помню утро у военкомата,

С котомками, подстриженный народ

И зычный голос бравого солдата:

«За Родину, за Сталина, вперё-ёд!»

Всё порывался он идти в атаку.

С медалями, но без обеих ног…

А позже, видел я, он горько плакал

И удержать рыдания не мог!

Потом мы шли, потом окопы рыли,

Атаки, ярость, всё не перечесть…

Мы ничего с тех пор не позабыли!

И главное мы сохранили — ЧЕСТЬ!

Со скрежетом в зубах мы отступали,

Спиною слыша стоны матерей.

Мы о ПОБЕДЕ день и ночь мечтали,

Когда загоним в логово зверей!

И час настал. Погнали супостата.

Я помню день, он снился в моих снах —

Все, как один. безусые ребята,

Но ПОБЕДИТЕЛИ и в орденах!

Мы шли вперёд простым солдатским шагом,

С корнями выкорчёвывая «грязь»,

Весь мир увидел Знамя над Рейхстагом,

У наших ног поверженную мразь!

С тех пор для нас, доживших до Победы,

Он был и будет самым светлым днём!

Наденем ордена, забудем беды,

Помянем, встретим, выпьем и споём!

 

«Торжество Жизни»:

 

В один из дней последних чисел мая,

Израненный, но всё-таки живой,

С войны, ещё не очень понимая,

Что это правда, шёл солдат домой.

 

Задумавшись, по пыльной шёл дороге,

Лишь изредка качая головой,

Он вдруг как вздрогнул, будто «по-тревоге»,

Вдали заметив силуэт родной.

 

Походка, та, что с детских лет манила…

От счастья затуманилось в глазах,

Дыхание в груди перехватило,

Он замер, не решаясь сделать шаг.

 

Она к нему не чуя ног бежала,

Едва в солдате мужа распознав,

Необъяснимо сердце подсказало.

С утра навстречу милому погнав!

 

А как ждала, молилась у иконы,

Прося у Бога милости одной.

И Бог услышал рвущиеся стоны,

И воротил любимого домой!

 

Огромным счастьем их глаза блеснули,

В объятия друг друга обхватив,

Они сошлись в ВЕЛИКОМ ПОЦЕЛУЕ,

ЖИЗНЬ на Земле, тем самым, возродив!

 

«Живёт на селе ветеран-фронтовик»:

 

Я поражаюсь стойкости солдата,

Боюсь себе представить я на миг,

Под шквал огня, лишь глядя на комбата

В атаку шел мой дядя-фронтовик!

 

Прошел сквозь ад из пепла и пожарищ,

Сквозь ураган и миномётный вой…

Василь Михалыч, попросту — товарищ,

А на груди — две Славы боевой! …

 

Их батальон, с потерями, но первый

Ворвался в город, занятый врагом!

«Из стали, видно, сделаны их нервы»,-

В заметке фронтовой прочтут потом.

 

Прочтут о том, что все они герои,

И что на них надеется страна…

«Бывало всё. И страх бывал порою»,-

Рассказывал мне дядя иногда.

 

Он победил! Пришёл домой с Победой!

Сияли гордым блеском ордена!..

Не дай нам Бог ещё хоть раз отведать

Войны такой, такие времена.

 

Я поздравляю бывшего солдата

С Великим Днём Победы боевой!

Мы не забыли, это ОН когда-то

Страну от смерти защитил собой!

 

«Афганский синдром» 

 

Ночные сны — жестокие кошмары,

«Синдром афганский» — доктор говорит.

И я опять беру свою гитару,

Ору от боли, ведь душа болит !

Кричу от боли, хоть уже проснулся,

Рву у себя рубаху на груди…

А ночью вновь я в пекло окунулся,

И вновь иду в атаку впереди !

Уж сколько лет прошло, а я воюю,

С погибшими друзьями водку пью,

План местности по-памяти рисую

И кровь периодически сдаю.

Всё б ничего, но вот в последнем бое

Я, прошлой ночью, ногу потерял,

Как заорал от страшной дикой боли,

Родных своих, опять, перепугал !

А в прошлый месяц разорвал на части

Снаряд шальной, упавший на меня,

И оказался я у смерти в пасти,

Не вытащили тело из огня !

Для каждой ночи мне сюжет отмерян —

На той недели взяли языка,

Позавчера предатель был расстрелян,

А что сегодня, не узнал пока.

И так всю жизнь, из спальни и в атаку !

Какой мне от войны поставить щит ?

Когда закончу я ночную драку ?

«Синдром афганский» — доктор говорит !..

 

БРИГАНТИНА

 

Пусть бригантина, подняв паруса, уплывает,

Я остаюсь, как бы ни было мне тяжело,

Буду смотреть, пока за горизонтом растает,

Ну, а потом буду ждать возвращенья ее.

 

Все мне впервой. Ведь обычно меня дожидались,

Где тяжелей, где тревожному сердцу больней,

Вот и сейчас мы с друзьями у трапа расстались

И мне опять одиноко у серых камней.

 

Чайки кричат, словно мысли мои повторяют,

Всю свою жизнь я провел среди волн и штормов.

«Что ж ты не с нами? – то птицы меня укоряют.-

Ты ж альбатрос и спокойных не выдержишь снов».

 

Что им ответить? Я в землю гляжу виновато,

Ведь мне и впрямь беспокойные видятся сны,

То я чеку из гранаты не вынул когда-то,

То из похода не все возвращаемся мы!

 

Тешусь надеждой, что в мирный поход уплывает

Мой славный корабль от родных от своих берегов.

Буду смотреть, пока за горизонтом растает,

Ну, а потом буду ждать возвращенья его.