Архив метки: Взрыв ЯО

ПОСЛЕДНЕЕ НАТУРНОЕ ЯДЕРНОЕ ИСПЫТАНИЕ НА НОВОЙ ЗЕМЛЕ.

image001

Контр-адмирал  Выскребенцев В.В. Заместитель начальника Полигона (1983-1993 гг)  Ветеран подразделений особого риска

17 сентября 2019 года исполняется 65 лет со дня образования ядерного полигона на Новой Земле. Днем рождения полигона считается дата подписания директивы Главного штаба ВМФ с объявлением оргштатной структуры нового соединения, в/ч 77510. Полигон был создан в соответствии с Постановлением ЦК КПСС и Совета Министров СССР от 31.07.1954 года №1559-599сс об оборудовании на архипелаге Новая Земля подчиненного 6-ому управлению ВМФ. «Объекта 700»,

В Постановлении говорилось: «…построить полигон для испытания атомного оружия на суше, в воде, в атмосфере, а также исследовать воздействие атомного оружия на все виды вооружения и техники, в том числе на корабли, подводные лодки и фортификационные сооружения.»

Первой крупномасштабной испытательной задачей морского испытательного полигона было испытание кораблей, подводных лодок, вооружения и военной техники, береговых и гидротехнических сооружений на воздействие поражающих факторов подводного ядерного взрыва. В течении арктического года героическими усилий тысяч строителей, ученых, инженеров, техников и рабочих, военнослужащих и служащих, многочисленных организаций и ведомств было подготовлено и проведено 21 сентября 1955 года первое ядерное испытание на Новой Земле с осуществлением подводного ядерного взрыва, мощностью 3,5 Кт на глубине 12 м в губе Черная. Результаты этого испытания были положены в основу дальнейшего развития теории подводного ядерного взрыва, выявления воздействия поражающих факторов ядерного взрыва в морских условиях на вооружение и военную технику. Была проверена работоспособность ядерного заряда к торпеде Т-5 533мм, разработана система управления автоматикой опытового поля, разработана и испытана аппаратура регистрации параметров и явлений ядерного взрыва.

Постановлением ЦК КПСС и Совета Министров СССР от 05.03.1958 года «Объекта 700» был переименован в Государственный Центральный Полигон №6 Министерства Обороны СССР.

Натурные ядерные испытания на Новой Земле проводились до 24 октября 1990 года. За этот период в обеспечении подготовки и проведения ядерных испытаний приняли участие не менее 15 тысяч военнослужащих, рабочих и служащих полигона на Новой Земле. Ветераны – участники ядерных испытаний на Новой Земле при дружеских встречах с гордостью вспоминают о результатах успешно выполненных задач по созданию ядерного щита СССР, России.

В испытательной деятельности полигона можно выделить характерные периоды.  С1955 по 1962 гг. на полигоне проводились испытания в атмосфере без ограничений мощности взрыва, с энерговыделением от единиц Кт до 50 Мт. За это время был проведен 91 ядерный взрыв, в том числе: подводных – 3, приводных 2, наземный – 1, воздушных – 85.

Основным результатом ядерной деятельности СССР на этом этапе явилось достижение паритета с США на качественном уровне создания и испытания ядерного оружия. Паритет по количественному наличию ядерного оружия был достигнут в середине 1970-х годов. С целью прекращения дальнейшего загрязнения атмосферы продуктами ядерных взрывов был подписан Договор тремя странами: СССР, США и Англией в Москве в августа 1963 года «О запрещении ядерных взрывов в космическом пространстве, в атмосфере и под водой, с ограничением выхода реактивных продуктов за пределы национальных территорий при проведении подземных ядерных испытаний.»

Подземные ядерные испытания на Новой Земле проводились с 1964 по 1975 гг. в штольнях и скважинах без ограничения мощности, от долей Кт до нескольких Мт. С 1975 по 1990 гг. проводились ядерные взрывы в штольнях при ограничении мощности взрыва не более 150 Кт. На Новой Земле было проведено 42 подземных ядерных испытания. Проведением подземных ядерных испытаний проверялись теоретические и технические решения по созданию и совершенствованию ядерных зарядов для достижения конечных целей обеспечения безопасности, надежности и эффективности ядерного оружия.

При подготовке и проведении натурных ядерных испытаний все участники проявляли профессионализм, стойкость, мужество, преданность долгу, осознание значимости своего труда в решении важных государственных задач по обеспечению безопасности страны – по созданию ядерного щита Родины.

Успешное проведение подземного ядерного испытания всегда воспринималось на полигоне как праздник.  Постоянный позитивный настрой у испытателей полигона поддерживался в процессе рабочих контактов с учеными, сотрудниками федеральных ядерных центров, КБ, НИИ и представителями МО и ВМФ.

В конце 80-х годов экономическая и политическая обстановка в стране стала меняться, был объявлен курс на Перестройку. Участники подготовки и проведения испытаний восприняли Перестройку как свою задачу по повышению качества и эффективности проведения испытаний. В соответствии с постановлением правительства к осени 1989 года было подготовлено к проведению подземное ядерное испытание в штольне на объекте А-13Н. Время шло, указание на проведение испытания не поступало, был объявлен временный мораторий на проведение ядерных взрывов. Руководство страны выступило с инициативой о всеобщем запрещении испытаний и ликвидации ядерного оружия во всем мире. Активизировалось антиядерное движение мировой общественности. Внутри страны борцами за ядерное разоружение стали выступать некоторые члены Верховного Совета СССР, Выучейский, Емельяненков и другие. Они выдвигали настойчивые требования прекратить ядерные испытания в СССР в одностороннем порядке. Перенос срока проведения испытания на объекте А-13Н и неопределенность ситуации легла тяжелым бременем на всех участников подготовки испытания. Наступила полярная ночь, усилились морозы и вьюги, необходимо было охранять штольню, обеспечивать электроэнергией приборные сооружения на приустьевой площадке и командном пункте. Штольня А-13Н располагалась на южном берегу речки Шумилиха, дорога от поселка и командного пункта и кабельная трасса от КПА до ППА проходили через русло реки Шумилиха. Река Шумилиха, летом — спокойная и маловодная, зимой растут наледи и образуются глубокие лунки, весной — бурная и полноводная, и тогда опрокидываются кабельные трассы, не преодолевает преграды транспорт. Весной 1990 года в территориальные воды полигона в районе пролива Маточкин Шар вошло судно «зеленых», Гринпис, с попыткой высадки десанта на быстроходных катерах в зону испытаний. Оценивая обстановку, я предложил начальнику испытательной станции сосредоточить усилия на охране испытательного объекта. Начальник полигона вице-адмирал Горев В.А. с группой режима на вертолете осуществил поиск и задержание группы «зеленых» на приустьевой площадке объекта А-37А с последующей передачей задержанных прибывшим пограничникам. Наступил очередной октябрь, очередная зима и полярная ночь. После года хранения установленных зарядов, датчиков, кабельных трасс возникло опасение, что дальнейшее хранение может привести к непредсказуемым тяжелым последствиям в случае отказа взрыва ядерных зарядов при проведении испытания. Неожиданно меня вызвал к телефону В.Н.Михайлов и предложил от имени Совета Министров СССР выполнить обязанности председателя Государственной комиссии по проведению подземного ядерного испытания на объекте А-13Н. Недолго думая, я согласился. К этому времени я имел опыт работы в качестве заместителя председателя Государственной комиссии при проведении пяти подземных ядерных испытаний и понимал меру своей ответственности независимо от своей роли в составе Государственной комиссии. 10 октября 1990 года госкомиссия Совета Министра СССР разрешила проведение ядерного испытания с учетом погодных условий. Объект А-13Н был готов к проведению испытаний. Весь период его хранения испытатели поддерживали в готовности регистрирующую аппаратуру, кабельные трассы, автоматику управления опытовым полем и т.д. В кратчайший срок были уточнены силы и средства, планы предварительной и аварийной эвакуации, боевые расписания, таблицы и команды докладов. Задачу провести испытания все участники восприняли с большим воодушевлением, с желанием успешно выполнить задачу государственной важности и подсознательно прекратить годовое мучительное изнуряющее ожидание.

Дальнейшей первоочередной задачей стала оценка метеообстановки с целью выбора «метеоситуации», при которой, в случае выхода реактивные газы не распространятся за пределы полигона. По вопросу оценки метеоусловий ежедневно велись консультации, с одной стороны, представителей полигона (представителя федерального ядерного центра, проводящего испытания, начальника метеослужбы полигона, представителя Госкомгидромета, членов государственной комиссии), с другой стороны, с руководством в Москве (руководителем Госгидромета, начальником 6-го управления ВМФ, заместителем министра по атомной энергии В.Н. Михайловым). Метеоусловия были неблагоприятными для проведения взрыва. Изучение синоптических карт не позволяло определить точное время наступления необходимой метеоситуации. 24.10 1990 года во время очередной консультации был согласован прогноз возможного периода кратковременного появления необходимой метеоситуации и дано разрешение на проведение взрыва. Подземный ядерный взрыв был произведен 24.10.1990 года в 17 часов 58 минут. С полным камуфлетом – без выхода радиоактивных продуктов на поверхность земли. Все изделия сработали по заданной программе. Успешно были сняты материалы регистрации и отправлены на экспресс-обработку. Испытание было проведено под контролем представителя 12 ГУ МО СССР.

На следующий день, объект А-13Н посетили члены Верховного Совета в сопровождении начальника полигона. Была высказана одна претензия, что не смогли присутствовать на полигоне во время проведения подземного ядерного испытания. После пережитого, связанного с подготовкой и проведением испытания на объекте А-13Н, меня уже не очень волновали последствия всевозможных разбирательств. Для меня было главным – это успешное проведение испытания, выполнение возложенной задачи, оправдание оказанного доверия. Я остаюсь признательным В.Н.Михайлову, ныне ушедшему из жизни, который принял, фактически, всю ответственность на себя за принятие решения о проведении последнего ядерного испытания в СССР. С 1996 года полигон продолжает испытательную деятельность в новых условиях путем проведения неядерно-взрывных экспериментов по созданию и совершенствованию ядерного оружия в целях повышения его безопасности, надежности и эффективности. От имени ветеранов желаю всем создателям ядерного щита России доброго здоровья, творческих успехов и дальнейших достижений в обеспечении обороноспособности России.

Сапежко Аркадий Яковлевич (Воспоминания ветерана-испытателя ядерного оружия)

image002Ветеран-испытатель, член МОО МСН А.Я. Сапежко

За многолетний труд на благо нашей Родины награждён многочисленными правительственными наградами и знаками министерства. За успешное выполнение работ на испытательных ядерных полигонах, объявлена благодарность Министром и дважды – начальником  5 ГУ , неоднократно – руководством НИИИТ.

К 20-летнему Юбилею НИИИТ в 1986 г., было присвоено звание «Лучший инженер – исследователь Министерства», награждён почётным Дипломом Министерства и ЦК профсоюза с вручением ценного подарка.

Родился я 5 мая 1940 года в городе Гомеле БССР в семье госслужащих: отец – юрист, мать – бухгалтер.

Год 1957 был для меня знаменательным: я окончил школу с серебряной медалью, стал победителем Олимпиады по физике учащихся 10-х классов, чемпионом области по авиамодельному спорту по классу планеров (награждён Дипломом 1-ой степени и патефоном) и поступил в Рижское высшее инженерно-авиационное военное училище.

image003

 

Город Гомель, моя Родина

После окончания первого курса училища,  начал заниматься в Научном  обществе по аэродинамике, где выступал с информациями и докладами. Моим научным руководителем стал преподаватель кафедры аэродинамики подполковник кандидат технических наук А. Тотиашвили. После третьего курса, являясь отличником учёбы, имел право на свободное посещение лекций. С большим интересом читал статьи, опубликованные в сборниках Научных трудов МИФИ, которые обнаружил в библиотеке училища, что пригодилось мне в дальнейшем.

Вообще-то у меня была мечта после окончания училища, продолжать учебу заочно на механико-математическом факультете университета.

image005

 

Моя семья. Лето 1958г, после окончания 1-ого курса

В 1960 году  училище было реорганизовано в Институт инженеров ГВФ. Я решил не продолжать обучение в этом институте и подал документы для поступления в МИФИ, где был зачислен на факультете «В» в группу «Электроника».  Вот, где пригодилось ознакомление с Научными трудами МИФИ и моя любовь к математике и физике!!!

Кстати, слушатели 4-х курсов училища для завершения учёбы, были переведены в Москву в ВВИА Н.Е. Жуковского. С ними я часто встречался.

image007

Национальный исследовательский ядерный университет «МИФИ»

В процессе обучения  в МИФИ,  учился  в аудиториях, которые располагались   на разных улицах Москвы,  вначале на Кировской и  Малой Пионерской, где тогда находился институт, а с  1962 года  в новом здании на Каширском шоссе.  Учился с удовольствием, особенно по таким разделам высшей математики как «Теория функций комплексных переменных», «Методы математической физики»; по разделам теоретической физики: «Теория поля», «Квантовая механика»; «Ядерная физика».

После третьего курса зав. кафедры теоретической ядерной физики профессор Рязанов Михаил Иванович, который читал лекции и принимал экзамены по курсу «Теоретическая физика», предложил мне перейти в группу теоретиков (в институте такое практиковалось для тех студентов, у которых были отличные оценки по математическим и физическим дисциплинам). Я ответил, что Эйнштейна из меня не получится, а электроника – очень перспективное направление в технике. В этом меня убеждал декан нашего факультета Арменский Евгений Викторович, в дальнейшем организатор и ректор Московского института электронного машиностроения 1962-1987 гг. Время показало его абсолютную правоту.

Окончил МИФИ  в июне 1964 году с квалификацией «инженера-физика» по специальности «автоматика и электроника» и по направлению нашего Министерства среднего машиностроения (МСМ), был направлен на работу в Научно-исследовательский институт импульсной техники (НИИИТ).  Научно-исследовательский институт Импульсной техники города Москвы занимал ведущее место в отрасли по развитию и совершенствованию ядерного оружейного комплекса страны. Вся моя дальнейшая жизнь с этого момента связана с этим институтом.

image009

Здание  Научно-исследовательского института импульсной техники

Моя творческая деятельность  в НИИИТ  началась  с участия в разработке двухканальной телеметрической системы ССТП1 для регистрации однократных электрических сигналов нано – и микросекундного диапазона времени, которая состояла из двух полукомплектов: передающего и приёмного.  В начале, мне поручили разработку растровых развёрток для передающего полукомплекта (ССТП1-01) и приёмного полукомплекта (ССТП1-02),  но уже через год назначили ведущим разработчиком сложного в технической реализации передающего полукомплекта в целом. Впервые, изготовленный  макетный образец двухканальной телеметрической системы ССТП1 участвовал факультативно при проведении физических измерений на Семипалатинском полигоне в 1966 году.

image011

 

Семипалатинский  ядерный полигон

В дальнейшем, разработанная  и изготовленная нами аппаратура ССТП1 подтвердила свою работоспособность в реальных условиях, участвуя в четырёх подземных ядерных испытаниях 1966 – 1977 гг. на Семипалатинском полигоне.

Разработчиками  аппаратуры  ССТП1 являлись: В.А. Федосов, А.Я. Сапежко, А.Н. Волгин, Е.Н. Саратовский и В.Ф. Стефанков.  На начальном этапе работ по созданию ССТП1 принимали  участие Л.Л. Фишман и Г.В. Милославский. На этапе внедрения аппаратуры  ССТП1 в практику проведения физических измерений принимали активное участие так же И.Е.Збрицкий, В.И.Ядов и В.В. Рыбак.

image013

 

Внешний вид ССТП 1. Справа — передающий полукомплект, слева — приёмный

В 1968 году  на Новой Земле НИИИТ впервые проводил факультативно телеизмерения параметров ядерных зарядов с использованием двух экспериментальных и одного опытного образцов ССТП1. Особенность эксперимента состояла в том, что все три передающих полукомплекта ССТП1-01 размещались в специальном боксе в штольне, а три приёмных полукомплекта ССТП1-02 – в специальном сооружении на расстоянии около трёх километров от входа в штольню. В качестве канала передачи использовались три кабеля РК 75-9-13.

image015

 

Испытательный ядерный полигон Новой Земли

 Информация после проведенного испытания была получена, но не в полном объёме из-за ряда факторов, как от нас независящих, так и по причине наших незнаний особенностей подрыва и работы ядерных зарядов. Устранить пробел в наших знаний в этой области помог Виктор Никитович Михайлов, с которым я познакомился на ядерном полигоне островов Новая Земля в 1968 году. Благодаря этому в дальнейшем мы не допускали потери информации.

image017

 

В.Н. Михайлов с сотрудниками НИИИТ и НИЧ на ядерном полигоне Новой Земли

В дальнейшем, в течение более 40 лет, мне посчастливилось работать вместе с Виктором Никитовичем или под его руководством. Я думаю, что история развития отечественного специального ядерного приборостроения  была бы  наверное, иной без В.Н.Михайлова.  С его приходом в НИИИТ уровень знаний сотрудников института  по  принципиальным особенностям физических измерений, техническим и конструктивным требованиям к приборам и комплексам, а также к измерительным каналам значительно возрос. В итоге  это сказалось как на качестве так и надёжности получаемых на испытаниях результатов.

Как правило для регистрации параметров ядерного взрыва на полигоне развертывался комплект измерительной аппаратуры.

image019

Автоматизированная измерительная аппаратура развернута на испытания

Запомнившееся мне событие, с использованием измерительной аппаратуры ССТП1,  произошло в 1970 году.  За проведение    физических измерений и получение заданных параметров ядерного взрыва,  отвечала группа НИИИТ.  Она состояла  из трех человек,  старшим  был   В.Н.Михайлов, а за постановку физических измерений отвечали С.Ф. Семенов  и  А.Я.Сапежко. За два дня до времени «Ч», при проверке  аппаратуры на экранах индикаторных трубок двух передающих полукомплектов ССТП1-01, вместо штатной информации калибровки я увидел «звёздное небо». Это свидетельствовало о наличии неисправности в канале связи с двумя приёмными полукомплектами ССТП1-02, который  осуществлялся  по двум кабелям РК 75-9-13 длиной около 10км.

Проводимые нами поиски неисправности были безрезультатны. В.Н. Михайловым  было принято решение, работы по ее поиску на кабельной трассе прекратить, а два исправных кабеля методики КТУ передать мне для телеметрии.  При этом Виктор Никитович посмотрел на меня и сказал: «Не подведи!».

Испытание было  проведено успешно, телеметрия сработала на все 100 процентов!!!

В 1971 г. мне был вручён первый в моей жизни орден «Знак почёта». Возможно, этому способствовало успешное проведение телеизмерения, проведенного  в 1970 году ядерного испытания  на Новой Земле.

image022

АК СГ1А на переднем плане А.Я. Сапежко, за столом оператора Ю.В. Рябцев

 Разработка телеметрических систем всегда была актуальна. Их использование при проведении подземных испытаний, исключало опасность утраты результатов измерений параметров ядерных зарядов из-за возможного воздействия на регистрирующую аппаратуру обвалов, камнепадов, радиоактивного излучения а также открывала возможность получения необходимой экспресс информации.

image023

 

Новая Земля с границами ядерного полигона

Необходимо отметить что важную роль в развитии телеметрических систем сыграли научно — исследовательские работы, выполненные коллективом сотрудников в/ч 70170 (В.И. Крылов, В.М. Соколов, Ю.К. Худяков, В.В. Маслевцов, В.И. Жикулин, О.Г. Павлюченков, Б.П. Сапрыкин).

image026

 

Внешний вид масштабно — временного преобразователя ССТП 2

 В 1970 году  я был назначен ответственным исполнителем по разработке масштабно — временного цифрового преобразователя ССТП 2, который должен был выполнять функцию базового преобразователя для регистрации однократных электрических сигналов нано – и микросекундного диапазона времен в составе Единого канала телеметрии с использованием системы  БРС-4. Разработчиками преобразователя ССТП2 являлись: А.Я. Сапежко, В.И. Ядов, В. Поведский, Б.И. Кузнецов, Е.Л. Миркин. По нашим  техническим заданиям были разработаны: электронно-лучевое запоминающее устройство СОЗУ2 в отделе А.Г. Берковского , источники питания – в лаборатории Л.Н.Резникова.

Опытный образец ССТП2 подтвердил свою работоспособность в реальных условиях, участвуя в подземных ядерных испытаниях в 1975 году на Семипалатинском полигоне (в автономном режиме совместно серийным осциллографом ОСТ 200 7) и в 1976÷1978 гг. — на Новой Земле.  В 1976 году используя преобразователь ССТП2 совместно с аппаратурой передачи данных «Аккорд 1200 ПП», информация по одной из методик из экспериментального образца аппаратурного комплекса (АК), находившегося на приустьевой площадке, по подводному кабелю была передана на расстояние, примерно 300 километров в  НИЧ, где  она была принята и обработана. Принятые результаты измерений полностью согласовывались с результатами измерений, полученных с помощью осциллографического регистратора на приустьевой площадке.

С появлением в конце 1980 г. нового поколения цифровых устройств СПР5, СУПИ9 и опытных образцов аппаратурных комплексов СГ105, СГ109, по инициативе Михайлова В.Н. был  организован  альтернативный  канал  телеметрии,  в  котором  АК  СГ105  по  прежнему  выполнял  функции передающего  пункта  телеметрии,  а  СГ109 – функции  приёмного  пункта  телеметрии  и  размещался  на  КПА.  Этот  канал   телеметрии  до 1991 г.  являлся  основным  и  обеспечивал  получение оперативной  информации  о результатах  измерений по методикам физизмерений, включая  возможность  визуального  контроля  формы  зарегистрированных  сигналов в преобразованном  масштабе  времени  на  экране  устройства  индикаторного  СПР5.

Двухканальная телеметрическая системы ССТП1 и масштабно — временной преобразователь ССТП2 были, удостоены Дипломов 1-ой степени  и Золотых  медалей   Главного  комитета  ВДНХ  СССР в 1974 г. и 1981 г. соответственно, а коллектив разработчиков и испытателей автоматизированной измерительной системы был отмечен Государственной премией СССР.

В 1981 я был назначен руководителем НИР по созданию масштабно – временного преобразователя ССТП3 пико – наносекундного диапазона. Результаты НИР послужили основой для проведения ОКР по созданию аналого – цифрового регистратора СРГ7, обеспечивающего в  одном  цикле  работы  прибора   как  аналоговую,  так   и  цифровую  регистрация

В августе 1988 г. СРГ7 участвовал в измерениях при проведении подземного ядерного взрыва  «Кирсардж»  на Невадском испытательном полигоне в рамках совместного эксперимента контроля (СЭК) и убедительно доказал, что его технические характеристики не уступают системе измерений США. Успешное завершение СЭК  в августе и сентябре 1988 г. (проведение подземного ядерного взрыва  на Семипалатинском испытательном полигоне) открыло дорогу к заключению Договора  о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний (ДВЗЯИ).

Со второй половины 80-х годов я принимал непосредственное участие как руководитель и как ответственный исполнитель ряда ОКР по важнейшим научно-техническим направления:

1.Создание мобильного приборного комплекса для автоматизированной системы засечки и регистрации воздушных  ЯВ (1984 —  1986 гг);.

  1. Разработка унифицированного сейсмического  комплекса  для  автоматизированной системы сейсмического контроля  (АССК)  в двух вариантах конструктивного исполнения:

 -автоматическая  сейсмическая станция (АСС);

 -обслуживаемая  сейсмическая станция (ОСС).

В 1992 году весь комплекс работ был успешно завершён проведением государственных испытаний. Введены в эксплуатацию три АСС и восемь ОСС.  Созданы центральная станция спутниковой связи и центр сбора и обработки данных.

  1. Создание сейсмогидроакустического комплекса для решения задачи контроля за проведением подземных ядерных взрывов на удалённых островных испытательных полигонах Мирового океана с помощью автономных донных сейсмогидроакустических станций.
  2. Разработка широкого спектра многоканальных цифровых приборов для газодинамических исследований, экспериментальной отработки и испытаний конструкции ЯЗ,
  3. Разработка устройства автоматики для дистанционного управления регистрирующей  и  вспомогательной аппаратурой, а также  технологическим оборудованием  в  АК, входящими в состав  единой автоматизированной системы испытаний (ЕАСИ).

6. Создание, испытание  и передача  в эксплуатирующие организации ЕАСИ, предназначенной для обеспечения работ на ЦП РФ.

image027

Группа специалистов научно-производственного центра «Импульсная техника» (НПЦ  ИТ) после успешного завершения государственных испытаний ЕАСИ

В 2001 году академик РАН В.Н. Михайлов пригласил меня на работу по совместительству в «Институт стратегической стабильности» и на кафедру № 26 в МИФИ (Национальный исследовательский ядерный университет «МИФИ» с 2008 г.). В МИФИ я читал лекции студентам пятого курса по основам телеметрии однократных быстропротекающих процессов.

Кстати, группа, которую я курировал по результатам проверки МИФИ министерством образования России была признана одной из лучших.

image029

Директор Института стратегической стабильности, зав.кафедрой № 26 НИЯУ МИФИ, академик РАН  В.Н.Михайлов.

 

С теплотой вспоминаю работу в суровых условиях Новоземельского и Семипалатинского полигонов. У каждого из них свои отличительные особенности. Однако меня всегда манила и продолжает манить к себе,    Центральный испытательный полигон на Новой Земле.

image031

Главный военный городок Центрального ядерного полигона островов Новая Земля Белушья Губа

image033

 

 

 

 

Делегатская годовая отчетная Конференция МОО МСН

image035

 

Белые медведи островов Новая Земля

 Он манит к себе, не только особой достопримечательностью, климатическими условиями, зимними вариантами, полярными темными ночами, светлыми, с незаходящим круглые сутки солнцем в  полярные дни. А в первую очередь — замечательными людьми, которые живут и служат здесь на островах ледовитого океана в царстве ледников, снегов и белых медведей.

image039

 

 

 

 

Годовая отчетная Конференция МОО МСН

 

 

 

Фотография на память годовая отчетная Конференция

image043

 

 

Беседа вице-адмирала В.С. Ярыгина и А.Я. Сапежко

Пользуясь предоставленной возможностью, хочу пожелать всем новоземельцам крепкого здоровья, благополучия, удачи и добра. Пусть в вашей жизни будет как можно больше поводов для радости и отличного настроения.

 С большим уважением — Аркадий Яковлевич Сапежко.