Архив рубрики: Воспоминания

30 лет посадки на аэрофинишер палубы авианосца

image001

Авианосец «Адмирал Флота Советского Союза Кузнецов»

ТАВКР (авианосец) по документам «Советский Союз»,  по представленном ТТЗ представителями ВМФ,  проектировался  Невским проектно-конструкторским бюро города Ленинграда. В создании корабля принимали участие 169 министерств и ведомств, 3500 основных предприятии, более 7000 заводов и фабрик Советского Союза. Строился корабль в цехах ПО Черноморский судостроительный завод города Николаева, с участием  специалистов более  800 профессий.

       Заложен — 1 сентября 1982 года с закладной доской «Рига», перезаложен в феврале 1983 года, как  «Леонид Брежнев». Спущен на воду для достройки у причала завода — 4 декабря   1985 года.  Вышел на Летно-конструкторские испытания — 20 октября 1989 года с бортовым №111 и  названием «Тбилиси».

      1 НОЯБРЯ  1989 года на аэрофинишер полетной палубы корабля совершил первую посадку самолет СУ-27К, летчик-испытатель Герой Советского Союза В.Г.Пугачев, первый взлет с трамплина произвел на самолете МиГ-29К летчик-испытатель Герой Советского Союза Т.О. Аубакиров. В этот день корабль обрел  свое второе рождение и стал  полноправным  АВИАНОСЦЕМ.

       4 октября  1990 года, корабль  переименован, стал носить имя Героя Советского Союза, Адмирала Флота Советского Союза Н.Г. Кузнецова: «Адмирал Флота Советского Союза Кузнецов».

       23 декабря 1990 года,  с окончанием  государственных испытаний и подписания Акта, корабль принят в боевой состав Военно-морского флота.

       20 января 1991 года, при стоянке у причала Черноморского судостроительного завода, на корабле поднят Военно-морской флаг.

       20 декабря 1991 года, совершив межфлотский переход, корабль прибыл к месту, постоянного базирования  на Северный флот.

 С момента доклада 23 октября  1909 года, капитана корпуса корабельных инженеров Л.М. Мацеевича, начальнику Генерального штаба флота:

      «О  необходимости иметь в составе военного флота России корабль-разведчик с 25-ю аэропланами на борту», до начала практических работ по созданию корабельной авиации, первой посадки на аэрофинишер  корабля   самолета СУ-27К прошло  80 лет.

      За этот период, наша Великая страна и ее народ пережили Первую и Вторую мировые войны, революцию и гражданскую войну. Не смотря на это,    специалистами,  энтузиастами авиации и флота, передовыми людьми была проделана огромная работа по созданию специальных кораблей и корабельной авиации. С окончанием строительства авианосца «Адмирал Флота Советского Союза Кузнецов»,  промышленность СССР, становилась второй в мире, по своим возможностям, была способна строить авианосцы любого класса.

В начале двадцатого столетия на военном  флоте  России, под руководством  адмиралов:   Морского министра  Ивана Константиновича Григоровича, начальника Морского Генерального штаба   Андрея Августовича Эбергарда,   начальника Морских  сил  Балтийского моря  Николая Оттовича фон Эссена,  проводились   опыты по применению авиации в интересах флота.

4 мая 1912 года,  Приказом  Морского министра адмирала  И.К.Григоровича,  в России была создана Морская авиация, с местом базирования Гребной  порт города  Санкт-Петербурга.

В 1912 году конструктором И.И. Сикорским завершилась постройка первого поплавкового гидросамолета «С-5», состоялись его испытания, по результатам принято решение продолжить испытания в море на кораблях.

В январе 1913 года, по указанию  начальника Морского генерального штаба, на Черном море начались проводиться опыты  «…по приспособлению кораблей для действий аэропланов в море».

Участие царской России в Первой  Мировой войне потребовало повысить  эффективность применения авиации в совместных действиях с кораблями   флота. Для этого в течение 1914 – 1916 годов, на заводах  переоборудуются в авиатранспорта, суда «Император Александр I», «Император Николай I», «Императрица Александра», суда типа «Румыния»,  артиллерийский крейсер 2 ранга «Алмаз», для базирования на них авиации.

 К концу 1916 года закончилось формирование авиационных подразделений морской авиации на военном флоте,  они впервые  были созданы на двух флотах: дивизия на Черноморском флоте — 152 гидросамолета  и  на Балтийском флоте — 80 гидросамолетов.  Впервые в истории военного флота России при ведении войны с Турцией, для  нанесения удара по берегу решающую роль играла не корабельная артиллерия, а авиация. Был совершен налет на Турецкий порт  Зонгулдак,  и успешно нанесен бомбовый удар по береговым объектам и  судам противника,  14-ю гидросамолетами, базировавшимися  на переоборудованных авиатранспортах .

Во время гражданской войны,  гидросамолеты  с переоборудованных судов,  использовались   для ведения разведки и прикрытия флангов сухопутных группировок,  при необходимости  привлекались для нанесения бомбовых ударов по сухопутным  силам, препятствовали ведению разведки и применению  авиации неприятеля.

image003

Авиационная речная баржа  «Коммуна»

Сформированный, базирующиеся на речных судах, авиационные отряды,  вели  боевые действия в интересах сухопутных группировок, перемещаясь  по рекам  вместе с ведущими боевые действия  войсками.

Произошедшая в стране Октябрьская революция, продолжающейся  гражданская война, приостановили  работы по созданию  авиации. Но уже к  1925 году в Советском Союзе была  создана отечественная авиационная промышленность, если в год революции 1917-й из имеемых  600 самолетов, только  20 были  российского производства, то за восемь неполных лет  страна  полностью перешел на  использование для различных целей отечественных  самолетов.

 В 1934 году,  решением Правительства создается  проектно-конструкторское бюро, руководитель  контр-адмирал Г.И. Бериев, которому  была поручено  создать отечественный  гидросамолет.  К середине 1939 года  был  создан поплавковый гидросамолет, он успешно прошел  испытания,   получил название  «КОР-1».

image005

Поплавковый гидросамолет «КОР-1»

К концу  1939 года,   гидросамолет был принят на вооружение Военно-морским флотом. Первоначально находился в составе разведывательного полка Балтийского флота, базировался  на  легком  артиллерийском   крейсере,  проекта   26 «Киров», размещался на рострах между дымовыми трубами.

image007

Легкий артиллерийский крейсер проекта 26  типа «Киров»

Начавшиеся работы по созданию самолета для военного флота, с базированием его на корабле,  требовали создания корабля-носителя авиации.  В первой и второй программах военного судостроения в СССР, принятых,       в  1926 и 1933 годах строительства  специальных  кораблей (авианосцев), носителей авиации  не планировалось.

Их  строительство начали планировать только с 1936 года, когда СНК СССР была утверждена третья кораблестроительная программа строительства «Большого морского и океанского флота» на 1938–1947 годы. Программа предусматривала    начать в 1838 году, подготовку  проекта авианосца для открытых морских театров, с базированием на борту от  40 до  50 летательных аппаратов.

В Постановлении СНК от 15 августа 1937 года:   «О строительстве боевых кораблей для Морских сил РККА» указывалось   о начале    проектирования  авианосца. На основании этого, в 1938 году командованием РККФ   в проектный институт были представлены    тактико-технические требования (ТТТ), для проектирования  авианосца с парком авиации на 15 летательных аппаратов. Ленинградскому проектному институту ЦНИИ-45 поручается на основании  ТТТ подготовить,  пред эскизный  проект авианосца.  Проект   был разработан  в двух вариантах  «71а» и  «71б»,  на основании второго варианта «71б», подготовлено тактико-техническое задание (ТТЗ) на проектирование.

 Решением  СНК СССР, планировалось  в 1942 году  на  заводе в Комсомольске-на-Амуре, заложить легкий авианосец проекта «71а» водоизмещением — 10 000 тонн,  с  двумя катапультами, с базированием на авианосце  — 20 истребителей.

В 1939 году с назначением, Наркомом ВМФ  флагмана  флота 2 ранга    Н.Г. Кузнецова, эта работа  продолжалась,  но развязанная Германией, начавшаяся  Великая Отечественная война 1941-1945 годов   временно ее приостановила.

 image009

 Нарком ВМФ флагман флота 2-го ранга Н.Г. Кузнецов

После окончания Великой Отечественной войны,  предложения  командования военного флота во главе с Н.Г. Кузнецовым, включить в проекты программ военного судостроения проектирование и строительство:  1946-1955 годов 4 больших и 4 малых авианосца, 1956-1965 годов 9 авианосцев, руководством страны поддержаны не были.

 

Кораблестроительная промышленность страны к созданию,  кораблей  группового  базирования авиации приступила только в 60-х годах двадцатого столетия. После окончания Второй Мировой войны,  военно-политическая  обстановка в мире,  характеризовалась жёстким противостоянием двух  систем, накалом холодной войны, нашей стране крайне необходимо было достичь военного паритета. Угроза исходила от подводных лодок вероятного противника способных нести ядерное оружие, это заставило ВМФ, вплотную заняться противолодочной авиацией и кораблями для их базирования.

Первыми кораблями группового базирования авиации стали противолодочные крейсера, с базировавшимися на их борту вертолетами. ВМФ начал осваивать новый вида боевой деятельности, несение боевой службы.  Первыми кораблями, в составе сил несения боевой службы,  стали противолодочные крейсера «Москва» и «Ленинград», вошедшие в состав Военно-морского флота в декабре 1967 года и апреле 1969 года.

Опыт повседневной эксплуатации, выполнения задач боевой  службы,  позволили выявить ряд недостатков, возникла необходимость усиления противовоздушной защиты  кораблей при нахождении в районах несения   службы. Постановлением от 2 сентября 1968 года № 685-251 было прекращено строительства противолодочных крейсеров проекта 1123 типа «Москва», этим же Постановлением предписывалось начать проектирование и строительство кораблей с авиационным вооружением.

По заказу Военно-морского флота  Невским ПКБ Ленинграда, был разработан новый  проект ТАКР 1143 «Киев». При проектировании оценивалась возможность в перспективе базирования на кораблях проекта,   до 30-36 истребителей двух типов Як-З8МФ и МиГ-23, для обеспечения взлетно-посадочных операций самолета МиГ-23 предусматривалось наличие паровой катапульты и аэрофинишеров.

По одному  из  вариантов проекта, подготовленным Невским проектно-конструкторским бюро, корабль  должен был иметь ядерную главную энергетическую установку, и нести  до 50 летательных аппаратов, это должны были быть истребители Як-З8МФ и МиГ-23, самолеты радиолокационного дозора и противолодочные, а также вертолеты Ка-25 и Ка-27  различного назначения.

На строящихся после «Киева» кораблях проекта,  планировали  постепенно произвести замену  самолетов  «Як-38» на более современные  «Як-41», однако к установленному сроку он не был готов.

image011

Корабельный палубный истребитель «Як-38»

 

Палубный истребитель Як-38. Стартовый вес 8,2 тонны, скорость максимальная более 900 км/час, дальность полета более 400 километров, тактический радиус более 200 километров.

В соответствии с программой строительства, по проекту 1143, были  построены  и вошли в боевой состав флота четыре корабля,  «Киев» в декабре 1975 года, «Минск» в сентябре 1978 года, «Новороссийск» в августе 1982 года, и  «Баку» в апреле 1988 года.

Опыт повседневной эксплуатации, боево использования при несении боевой службы, потребовал их дальнейшее совершенствование и обновления авиационного вооружения.  С принятием в 1976 году,  программы  по улучшению ПВО кораблей начались работы по созданию авиации .  В 1979 году Главным штабом ВМФ, под руководством  адмирала флота  Н.Д. Сергеева было  подготовлено ТТЗ  на проектирование, авианосца. На корабле  впервые для обеспечения взлетно-посадочных операций   предусматривались аэрофинишер и  катапульты. Проект, получивший шифр 11435,  стал продолжением работы коллектива Проектно-конструкторского  бюро над авианосцем проекта 1160. К началу 80-х годов XX века, Невским ПКБ,  под руководством главного конструктора Василия Федорович Аникеева, проект был разработан.

image013

 

Главный конструктор проекта Герой Социалистического труда В.Ф. Аникеев

 

Невское проектно- конструкторское бюро (НПКБ) является первым проектно-конструкторским бюро  надводного кораблестроения нашей страны. Как чертежная контора,  она  была создана в 1801 году при Путиловском заводе в Санкт-Петербурге.  В 1930 году для проектирования военных кораблей было создано  «Бюро специального проектирования «Судопроверфи» (БСПС), постепенно оно стало   специализируется на проектировании авианесущих и десантных кораблей,  корабельных авиатехнических средств и учебно-тренировочных комплексов корабельной авиации. В Советском Союзе  по проектам этого проектно-конструкторского бюро на 16 заводах  было построено более 300 различных кораблей и судов.  С распадом СССР роль и место ПКБ не изменилось, изменилось только его название в составе России.

В процессе работы над проектом, в него несколько раз вносились изменения, связанные с водоизмещением, техническими средствами движения, взлета и парком авиации, сроками закладки и строительства. Проблемы продолжались и после закладки, заложенный в присутствии ГК ВМФ С.Г. Горшкова как «Рига», корабль был перезаложен и стал называться «Леонид Брежнев», на Летно-конструкторские испытания вышел на год раньше срока, с названием «Тбилиси», наконец в 1990 году получил свое последнее название «Адмирал Флота Советского Союза Кузнецов».

Созданию  авиации, для корабля  начались раньше на береговом полигоне в Саках, созданном в 1976 году. В процессе создания самолета,  возникли сложности, проектом для базирования на корабле, предусматривался самолет   Як-41, но к установленному сроку он не был готов, было принято  решение,  произвести доработку  самолетов СУ-27 и МиГ-29. К 1984 году результаты доработки, позволили сделать вывод, что создание серийного корабельного самолета трамплинного взлета на базе самолетов  СУ-27 и МиГ-29 возможно. В Постановлении ЦК КПСС и Совета Министров СССР, ставилась задача по  созданию на базе самолета СУ-27 корабельного истребителя противовоздушной обороны СУ-27К, а на базе МиГ-29 многоцелевого корабельного истребителя МиГ-29К. Окончательное решение на разработку корабельных самолетов должны были дать результаты их испытаний  в море.

К этому времени подготовка экипажа и техническая   готовность строящегося корабля «Леонид Брежнев», не позволяла  выходить в море,  для этого было  принято специальное решение,  и  разрешен разовый  выход без выполнения: доковых работ и осмотра подводной части корабля;  магнитной обработки корпуса;  окончания работ по установке и проведения испытаний пожарной магистрали; незаконченными корпусными работами.

В начале февраля 1989 года ГК ВМФ подписывается Приказ,  определивший взаимоотношения флота с заводом и ставящий  задачу экипажу на Летно-конструкторские испытания. В соответствии с его требованиями,   обеспечивать  безопасность, выходящего  корабля   во время проведения ЛКИ, должен  экипаж ВМФ во главе с командиром.  В середине февраля 1989 года ОМУ был открыт полный штат корабля, и начат срочный отбор в экипаж не достающего личного состава.

В мае 1989 года к месту строительства корабля,  убыла первая группа экипажа с помощником командира корабля по снабжению  А.Б. Романычев.  15 июня, вторая со старшим помощником командира корабля В.Л.Чаплыгиным. Последняя большая группа  экипажа и командир  В.С.Ярыгин  прибыли в Николаев  17  июля  1989 года.

С прибытием экипажем началось интенсивное изучение устройства корабля, в том числе практическое,  в середине сентября 1989 года произведено заселение на строящийся корабль и закончена разработка первоочередной документации. В середине октября, в соответствии с требованиями «Курса подготовки…»  отработаны часть  элементов  первой (СК-1) и   второй (СК-2)  курсовых  задач, отдельно  экипажем и совместно со сдаточной командой  завода.

С момента прибытия к месту строительства и заселением,  до выхода оставалось крайне  мало времени.   Главным вопросом подготовки экипажа, в соответствии с требованиями приказа ГК ВМФ, стала подготовка по обеспечению безопасности, находящихся на корабле,  форсирование Буго-Днепровского Лиманского канала и навигационной безопасности.

image015

ТАКР  «Тбилиси», отошел от причала завода, впервые встал на якорь

 

Пополнив запасы,  20 октября 1989 года  экипаж совместно с  заводом, впервые приготовил корабль, с очередным названием «Тбилиси», к переходу, форсировав БДЛК вышел в полигоны боевой подготовки Черноморского флота на Летно-конструкторские испытания.

С этого исторического момента прошло три десятилетия, но день  выхода, 20 октября 1989 года,   остается  в памяти и сегодня. Для экипажа и впервые выходившего в море корабля, многое делалось впервые, приготовление, отход от причала, постановка на якорь и проворачивание машин, заступление на вахту….

Благодаря большому коллективу предприятий страны, заводским специалистам, членам комиссии, управлению корабля, командирам боевых частей и начальникам служб  их  подчиненным мичманам, прапорщикам, старшинам и матросам, этот выход состоялся и стал успешным.  

              Управление  корабля 

Командир – В.С. Ярыгин

Старший помощник – В.Л. Чаплыгин

Заместитель по политической части –В.В. Феденюк

Заместитель  по авиации – В.А. Щербаков

Помощник  – В.П. Огородников

Помощник по снабжению – А.Б. Романычев

              Командиры боевых частей

Штурманская  боевая часть (БЧ-1) – А.В. Дорофей

Ракетно-артиллерийская (БЧ-2) – В.Я. Бойко

Минно-торпедная (БЧ-3) – П.В. Чугунов

Связи (БЧ-4) – П.Н. Могилевич

Электромеханическая (БЧ-5)  – А.И. Утушкин

Авиационная боевой(БЧ-6)  – П.А. Харичко

Управления (БЧ-7) – Л.Ф. Данилов

             Начальники служб

Медицинская  (МС)  – С.А. Феклистов

Химическая  (ХС) – А.С. Козий

Финансовая (ФС) – М.П.  Свежанкин.

Физическая (Фп и Сп) – С.Н.  Снициренко.

Члены Правительственной комиссии, назначенные для контроля окончания строительства и проведение испытаний.

image017

Председатель вице-адмирал А.М. Устьянцев

Председатель — вице-адмирал Устьянцев Александр Михайлович, члены:  главный  строитель корабля — Ентис Евгений Михаилович; старший строитель по авиационному вооружению — Фещенко Михаил Степанович;  ответственный сдатчик корабля — Астремский Сергей Николаевич; старший строитель по радиоэлектронному вооружению — Сербин Жан Васильевич.

На корабле вышедшем на ЛКИ, были  новые, не имеющие аналогов технические средства и механизмы, они обеспечивали безопасную  посадку самолета на аэрофинишер. На начальном этапе испытаний, производилась   проверка аппаратуры, обеспечивающей безопасность полетов, облетом корабля по специальной программе.  В течение первых дней, шла подготовка и отработка экипажа, летного состава,  проверка авиационного комплекса в соответствии с разработанными методиками и программами. Отрабатывались действия расчета КДП и руководителя визуальной посадки, проверялись новые технические средства, обеспечения.

Особое внимание обращалось на отработку взаимодействия летчика и руководителя визуальной посадки, работу визуального комплекса посадки «Луна» при подходе самолета, заходе на палубу корабля, полете по глиссаде,  пролете над палубой и прокатке по полетной палубе.

Изучались,   перемещения полетной палубы,  в зависимости от состояния погоды, курса и скорости, их влияние на взлетно-посадочные операции. К концу октября, по оценке специалистов, корабль и его авиационный комплекс были готовы к обеспечению посадки самолета, на  аэрофинишер полетной палубы, о чем свидетельствовали черные следы колес на полетной палубе и уверенные действия летчиков. На разборе итогов выполнения программы ЛКИ и итогов работы за сутки,  старший строитель   авиационного комплекса   М.С. Фещенко, доложив о его готовности, внес   предложение   о  принятии   решения  на посадку.

31 октября 1989 года, при маневрировании в полигонах, на корабле шла интенсивная работа. На полетной палубе, проводились замеры воздушных потоков, юстировка огней визуального посадочного комплекса «Луна». Введены в рабочее состояние  тормозные машины, шла проверка тросов и регулировка. Экипажем совместно с представителями промышленности, проверялись навигационные, радиотехнические средств и связь,  мехпнизмы машин и котлов,  были проверены противопожарные средства на полетной палубе. Проведены тренировки расчетов ГКП – штурмана – боевой части управления при падении самолета.

Уверенные действия летчиков и обеспечивающих расчетов, оставленные на палубе следы, после проката самолетов, говорили о том, что день посадки близок. Посадку самолета на аэрофинишер готовили, ждали сотни тысяч специалистов  проектных   институтов,  крупных объединений и предприятий Советского Союза,  поставляющих  на корабль вооружение, технические средства, оборудование, много тысячный коллектив строителей. Положительные результаты Летно-конструкторских испытаний,  должны подтвердить, что построенный корабль с его авиационным вооружением и техническими средствами, способен  принять на борт самолет,  обеспечить его повседневное обслуживание и боевое применение. Это значит, что многолетний труд, многотысячных коллективов был не напрасным.

Проведенный комплекс мероприятий на корабле в море, его результаты позволил принять членам комиссии 1 ноября 1989 года,   решение на первую посадку.

                                                СОВМЕСТНОЕ

  РЕШЕНИЕ ПО ПОСАДКЕ САМОЛЕТА СУ-27к № 2 НА КОРАБЛЬ «ТБИЛИСИ»                                                        

 1 ноября 1989 года

 Самолет СУ-27к  прошел испытания на комплексе «Нитка» по взлету с трамплина и посадкам без выравнивания. Подтверждены летно-технические характеристики, характеристики устойчивости управляемости, прочности планера.

Получена работоспособность радиотехнических посадочных средств.

Летчик Пугачев В. Г. в период подготовки выполнил более 500 захо­дов по глиссаде и более 200 посадок с зацеплением за трос, имея общий балл (средняя оценка) — 4,22.

В заходах по кораблю «Тбилиси» самолет СУ-27к летчик Пугачев выполнил — 30 заходов и  -12 касаний палубы. Подтверждена полная работоспособность посадочного  комплекса са­молет — корабль, КДП и ГРП.

Посадку на корабль самолета  СУ-27к № 2  летчиком  Пугачевым В.Г.     разрешить.

Спасательные средства готовы к действию.

                                                                                                Устьянцев

                                                                                  Симонов

                                                                                  Макаров

                                                                                  Луняков

                                                                                   Белов

13 часов 46 мин. 01. 11. 1989 г. ТАКР «Тбилиси».

Первого ноября в 13 часов 46 минут,   корабль (авианосец) впервые принял на аэрофинишер своей полетной палубы самолет СУ-27К, пилотируемый  Героям Советского Союза, заслуженным летчиком-испытателем В.Г. Пугачевым.

image019

Летчик – испытатель  ОКБ  им. Сухого В.Г. Пугачев после посадки

Пугачев Виктор Георгиевич Герой Советского Союза, заслуженный летчик-испытатель.   Родился в городе Таганрог Ростовской области в 1948 году. В 1970 году окончил Ейское высшее авиационное училище летчиков. С 1980 года летчик-испытатель, провел летные испытания самолетов, в том числе  истребителей — бомбардировщиков Су-17, штурмовиков Су-25, фронтовых бомбардировщиков   Су-24, истребителей-перехватчиков Су-27, их двигателей и систем.

Общий налет 3400 часов, в том числе более 2000 часов испытательных полетов. Установил семь мировых рекордов на самолете  СУ-27, методика выполнения динамического торможения самолета отработанная В.Г. Пугачевым, получившая название «Кобра Пугачева», сделала имя летчика-испытателя всемирно известным. В 80-е  годы  принимал непосредственное участие в испытаниях палубной авиации. Заслуженный летчик-испытатель СССР, награжден многими орденами и медалями.

image021

Летчик-испытатель  ОКБ им. Микояна Т.О. Аубакиров 

Вторым  в  15 часов 11 минут на полетную палубу успешно совершил посадку  МиГ-29К, пилотируемый Героем Советского Союза летчиком-испытателем Т.О. Аубакировым, а в  17 часов 17 минут палуба авианосца приняла очередной самолет  Су-25 УТГ с военными  летчиками,  полковниками  И.В. Водинцевым  и  А.В. Крутовым.

Первым взлет, со стартовой позиции №1 трамплина полетной палубы произвел МиГ-29К в 16 часов 48 минут, управляемый Героем Советского Союза, летчиком-испытателем Т.О. Аубакировым.

image023

Взлет самолета с трамплина авианосца

Это произошло обыденно и просто, создалось впечатление, что этим  находящиеся на корабле занимались давно, и для них взлет  стал обыденным, привычным делом.

После событий, произошедших 1 НОЯБРЯ 1989 года, вышедший на испытания корабль получил второе рождение,  стал полноценным  авианосцем, самолеты, совершившие посадку и взлет стали — палубной корабельной авиацией, а  летчики — палубниками  морской авиации ВМФ.

День 1 НОЯБРЯ 1989 года вошел в историю ВМФ, он стал началом освоения, строящегося  авианосца и его корабельной авиации.

За три десятилетия, экипажем авианосца «Адмирал Флота Советского Союза Кузнецов» и его главным оружием – корабельной палубной  авиацией, вписано много новых славных страниц в историю ВМФ России.

Совершив  межфлотский   переход, форсировав проливы,   20 декабря 1991 года  «Адмирал Флота Советского Союза Кузнецов» прибыл к месту постоянного базирования на Северный флот. С середины 1992 года экипаж, летчики 279 истребительного авиационного полка,  продолжили  испытания корабельного авиационного комплекса.  В 1996 году экипажу с авиацией, впервые была поставлена задача несения боевой службы в Средиземном море, что  стало  началом постоянной боевой деятельности.  В эти годы,  корабль  с авиацией на борту, не однократно выполнял задачу несения боевой службы в Средиземном море и Атлантике, в свой двадцати пяти летний юбилей подъема флага им  было пройдено более 160 тыс. миль.

В 2016 году при несении боевой службы в Средиземном море экипажу и авиации 100-го Крымского полка, впервые была поставлена боевая задача: «Применять  корабельную палубную авиацию для нанесения ударов по береговым объектам  незаконного формирования Исламского государства». За время боевых действиях летчики палубной морской авиации выполнили —   420 боевых вылетов, из них — 117 ночью, полеты проходили в сложных гидрометеорологических условиях. Нанесено поражение — 1252 объектам террористов», впервые было осуществлено боевое применение палубных самолетов СУ-33. За время боевого похода было пройдено -18 тыс. миль.

23 февраля  2018 года,  «За заслуги в укреплении обороноспособности страны, высокие показатели боевой подготовки, мужество и героизм, проявленные экипажем  во время выполнения боевых задач», Указом Президента России, Верховного Главнокомандующего Вооруженными Силами, экипаж авианосца  «Адмирал Флота Советского Союза Кузнецов»  награжден орденом Ушакова.

В 2019 году авианосцу  исполнилось 37 лет, он оставил за кормой около 200 тыс. миль, нуждается в ремонте и модернизации.

ИСПЫТАТЕЛЬНЫЕ РАБОТЫ НА ЛЕДНИКЕ ШУМНЫЙ

image002

Валерий Иванович Лепский – капитан 1-го ранга в отставке. Проходил службу на Новой Земле с 1964 по 1967 год в должности инженера- испытателя НИЧ полигона. В 1967 г. бы переведен в Учебный центр ВМФ в Коломне. После окончания в 1975 г. Военно-морской академии был назначен в 6-е управление ВМФ. С 1990 по 1994 год – снова на Новой Земле, назначен ИО начальника НИЧ. Уволился из рядов ВС РФ в 1994 г. С 1995 г. работал в Российском государственном военном историко-культурном центре при правительстве Российской Федерации, был ответственным секретарем Межведомственной комиссии Росвоенцентра. Ветеран ПОР. Лауреат премии Правительства Российской Федерации. Кавалер ордена Мужества, ордена Красной Звезды, ордена «За службу Отечеству» 3-й степени.

ИСПЫТАТЕЛЬНЫЕ РАБОТЫ НА ЛЕДНИКЕ ШУМНЫЙ

Кроме двух основных видов испытательских работ на полигоне (собственно испытаний ядерных боеприпасов и испытаний надводных кораблей, образцов вооружения и военной техники на стойкость к поражающим факторам ядерного взрыва), в интересах Минобороны, Минсредмаша проводились и другие работы.

Условия полигона позволили подготовить и провести испытания специальных  устройств, способных пробивать льды значительной толщины, оставаясь при этом боеспособными. Важнейшая часть работ по отработке изделий была проведена на леднике Шумный. Для проведения таких испытаний требовалось найти ровное ледовое поле соответствующих размеров, с необходимой толщиной льда при минимальной его трещиноватости. Кроме того, должны были выполняться необходимые условия для доставки персонала испытательских групп и обеспечивающих подразделений, а также приборов и материалов.

Было рассмотрено несколько мест проведения работ, но выбор остановили на леднике Шумный. Он находится на Северном острове Новоземельского архипелага в районе губы Северная Сульменева. Его размеры – два десятка километров в длину и несколько километров в ширину с толщиной льда от нескольких десятков до сотни метров – позволили без затруднений выбрать на нем место для проведения исследовательских работ.

Конечно, ледник Шумный не так огромен и не так красив, как ледники, обрывающиеся сине-зелеными стенами льда высотой в сотню метров в Карское море севернее пролива Маточкин Шар. Но он все равно производил неизгладимое впечатление, как и вся величественная суровая природа Северного острова Новой Земли.

Мне посчастливилось работать на Шумном в 1991 и 1993 годах в качестве представителя полигона, ответственного за проведение измерений при испытаниях и координирующего действия всех полигонных служб и подразделений. Координаторами работ представителей разработчиков боеприпасов и авиации Военно-морского флота были офицеры войсковой части 31100 С.А. Чернышов (1991 г.) и С.Л. Шарапов (1993 г.), с которыми мы работали согласованно и при полном взаимопонимании.

На Новоземельский полигон были возложены следующие задачи: оборудование боевого поля и командного пункта; проведение необходимых сейсмических и оптических измерений; обеспечение устойчивой связи с диспетчерской службой аэродрома, где базировались самолеты- носители макетов изделий; обеспечение транспортом для доставки испытательских групп и грузов из пос. Северный на ледник Шумный; наблюдение за метеообстановкой в районе работ; контроль выполнения мер безопасности; размещение и обеспечение всем необходимым командированных на эти работы специалистов.

Для оборудования боевого поля были изготовлены, доставлены и установлены в его центре уголковые отражатели, обеспечивающие прицельное бомбометание с самолета-носителя; для размещения аппаратуры и систем электропитания – несколько сборных деревянных домиков. Кроме того, в пос. Северном были собраны старые шины, из которых сооружали на каждый опыт огромный костер с ужасно черным дымовым шлейфом, служившим ориентиром для визуального наведения бомбардировщика на цель. Думаю, что этот шлейф дыма свободно можно было наблюдать из космоса.

Автономный пункт сейсмических измерений размещался в полукилометре от центра взрыва в отдельном домике. Задачей этих измерений было зафиксировать, во-первых, контакт изделия со льдом, во-вторых, подрыв взрывчатого вещества и наконец, измерение временного интервала между этими двумя событиями.

Командный пункт был размещен к западу от Шумного на сопке, которая возвышалась над ледником метров на 400. Склон сопки был практически отвесным, и командный пункт как бы нависал над ледником, а само боевое поле было у наблюдателей как на ладони. Чудесный вид с командного пункта открывался в сторону Баренцева моря и на близлежащие бухты.

image004

Ледник Шумный на  Новой Земле. Фото С. Гусева. 2010 г.

На командном пункте размещались руководители работ, представители предприятия-разработчика изделия, группа кинофоторегистрации, операторы-корректировщики, обеспечивавшие связь с экипажем самолета, группа метеонаблюдений и другие участники работ.

Здесь необходимо отметить, что к погодным условиям предъявлялись довольно жесткие требования. Должны были быть выдержаны: высокая нижняя кромка облачности, небольшой ветер на всех высотах и горизонтальная видимость в несколько десятков километров.

На этапе обустройства боевого поля и командного пункта все испытатели и группы к месту работ доставлялись вертолетом. А это более 20 минут полета из поселка Северного в одну сторону. Скажу откровенно, у меня были некоторые опасения, что авиационная техника может подвести.

Например, если по какой-то причине на поле не запустится двигатель вертолета. Когда это случится на аэродроме, то это не беда. А случись это в 80 км от поселка, с неустойчивой в условиях Заполярья связью, что делать тогда?

Но, слава Богу, у нас в 1991 и в 1993 годах был великолепный надежный вертолет Ми-8 (бортовой № 25). А самое главное – блестящие летчики: командир экипажа В. Кунгурцев и пилот С. Лаптев. За два сезона работ не было ни одного сбоя по их вине. А ведь часто приходилось летать на работы из поселка на поле дважды в день – с утра до обеда и после обеда до ужина.

image006

Выбор места для проведения испытаний на леднике Шумный. 1991 г.

Пролетая этим маршрутом, мы постоянно любовались неописуемо красивыми пейзажами, словно сошедшими с картин Рокуэлла Кента. Поражали воображение безграничные просторы этого сурового и одновременно прекрасного  и неповторимого арктического края. Уверен, что те, кто хоть раз увидел все это, запомнили эту землю на всю жизнь.

Основная нагрузка при подготовке и проведении работ ложилась на плечи сотрудников научно-испытательской части полигона: Н.А. Макаренко, П.Н. Крайнюкова, В.Н. Суворова, В.Н. Селина, О.А. Пашкова, Р.А. Алеева, связистов под руководством А.А. Талалыкина и других военнослужащих полигона. Все эти люди были специалистами высочайшего класса, трудолюбивыми и исполнительными. И никогда не возникало сомнений в том, что со своими задачами они справятся.

Сам ход этих испытаний выглядел так. При благоприятном прогнозе (оба сезона работали в августе и хороших погодных «окон» было достаточно) иногда самолет-бомбардировщик вылетал с аэродрома из-под Вологды и брал курс к Новой Земле. Пока он летел, мы тщательно готовили измерительные комплексы. За полчаса до подлета поджигали костер из покрышек. За двадцать минут до планируемого сброса изделий перелетали на вертолете с поля на командный пункт. При подлете самолета- носителя к мысу Сухой Нос устанавливалась устойчивая связь между оператором- корректировщиком на командном пункте и экипажем самолета, и бомбардировщик ложился на боевой курс.

Как правило, вначале самолет пролетал над полем, и командир убеждался, что все условия его устраивают, и после «коробочки» на следующем заходе проводил сброс изделия.

Несмотря на достаточно большую высоту полета, сброс изделий мы видели визуально через бинокли, т.к. практически сразу раскрывался парашют. Изделие некоторое время для стабилизации полета летело с парашютом. Затем парашют отстреливался, и груз с огромной скоростью устремлялся вниз.

image008

Испытатели готовы к работам на леднике. 1993 г.

У льда его видели только самые зоркие из наблюдателей да чуткие средства кинофоторегистрации. Затем через некоторое время взметался столб из осколков льда, испытатели поздравляли друг друга с успешным проведением работ. Результаты измерений зарегистрированных параметров опыта обрабатывались в тот же день и докладывались комиссии.

Но не всегда все шло так гладко. Однажды экипаж из-за неожиданного порыва ветра сброс груза провел неудачно. Оптическими приборами было зафиксировано место падения изделия в 450–470 метрах от центра поля. Но подрыва не последовало. Выдержав положенное по условиям безопасности время, комиссия вылетела к месту падения. К сожалению, в этом районе ледник оказался сильно трещиноватым. Отыскать место внедрения макета изделия в лед оказалось невозможным, т.к. к этому времени подул сильный ветер, который погнал поземку. И это – в августе!

Вот что такое Новая Земля! Найти признаки,  свидетельствующие о «приледнении» изделия, не удалось.

Такие «милые», пока все шло нормально, представители промышленности и их военпреды вдруг неузнаваемо преобразились и стали напористо утверждать, что изделие ушло в глубокую двадцатиметровую трещину, там подорвалось, а якобы несовершенные полигонные системы это не зафиксировали. И требовали все это запротоколировать. Надо было как-то парировать эти нападки. Мне пришла идея подорвать в более глубокой трещине менее мощный, чем в изделии, заряд, проведя при этом соответствующие измерения. Удалось договориться с руководством горнопроходческой экспедиции помочь нам осуществить такой эксперимент. Устройство было опущено на глубину 30 метров и дистанционно подорвано. При этом были проведены, как и на боевой работе, сейсмические и оптические измерения. Для «чистоты» опыта все участники перебрались на командный пункт, откуда наблюдали происходящее. Эффект был такой, что скептики даже без обработки результатов измерений признали неправомерность своих обвинений в несовершенстве наших измерительных систем.

В конце концов, все запланированные на полигоне на 1991 и 1993 годы работы были проведены. Завершающие испытания этой серии работ были проведены в Арктике, за что участники работ были заслуженно удостоены Государственной премии.

В заключение еще об одной детали, оставившей добрую память об этих суровых и одновременно красивейших местах. Любители рыбной ловли меня отлично поймут. Такой рыбалки, как в этих местах, я больше нигде не встречал. Действительно, это край «непуганых гольцов». Трофеи за очень короткое время рыбалки были такие, что даже самым удачливым рыбакам они и не снились.

ЗНАЧИМЫЕ ДАТЫ 2019 год

Герой Советского Союза, Адмирал Флота Советского Союза Николай Герасимович Кузнецов

В 2019 году, 24 июля исполняется – 115 лет со дня рождения Героя Советского Союза, Адмирала Флота Советского Союза Н.Г. Кузнецова

В 2019 году, 13 ноября исполниться – 100 лет со дня поступления         Н.Г. Кузнецова на службу матросом в Северо-Двинскую флотилию

В  2019 году,  28 апреля исполняется – 80 лет со дня назначения флагмана флота 2 ранга Н.Г. Кузнецова Наркомом Военно-морского флота

В  2019 году,  24 июля исполняется – 80 лет со дня празднования впервые Дня Военно-морского флота СССР

В 2019 году, 1 сентября  исполняется – 80 лет с начала работы школы №637 города Москвы, с 4 августа 2004 года —15 лет ГБОУ «Школа №1465 имени Адмирала Н.Г. Кузнецова»

 

АВИАНОСЕЦ «Адмирал Флота Советского Союза Кузнецов»

В начале  1979 года —  40 лет,  подготовленное  ГШ ВМФ тактико-техническое задание (ТТЗ), утвержденное ГК ВМФ Адмиралом Флота Советского Союза С.Г. Горшковым,  было передано, Невскому проектно-конструкторскому бюро (НПКБ)  города Ленинграда. На начальной стадии работы с документами, будущий авианосец именовался, «Советский Союз».

Строился авианосец, закладная доска  «Рига»,  согласно договора, заключенного  с Минсудпромом 3 марта 1981 года. Завод-строитель, отвечающий за строительство, поставки вооружения и оборудования, коллектив ПО Черноморский судостроительный завод.  В строительстве и поставках оружия, оборудования  принимали участие, более 3500 основных предприятий Министерств и ведомств СССР.

Заложен — 1 сентября 1982 года в присутствии ГК ВМФ С.Г. Горшковым  как «Рига», перезаложен в феврале 1983 года как «Леонид Брежнев». Корпус спущен на воду для достройки — 4 декабря 1985 года. 11 августа 1987 года, перед выходом на Летно-конструкторские испытания (ЛКИ) был назван  «Тбилиси» бортовой №111.

Недостроенный,  форсировал, своим ходом, с силами обеспечения   Буго-днепровский Лиманский канал (БДЛК) — 20 октября 1989 года занял  полигоны боевой подготовки Черноморского флота, для проведения ЛКИ.

1 ноября 1989 года на аэрофинишер палубы корабля совершил первую посадку  самолет СУ-27К, летчик-испытатель Герой Советского Союза В.Г.Пугачев, первый взлет с трамплина на самолете МИГ-29К произвел летчик-испытатель Герой Советского Союза Т.О. Аубакиров.

4 октября 1990 года,  авианосец  был переименован,  стал называться «Адмирал Флота Советского Союза Кузнецов», вошел в боевой состав Военно-морского флота  СССР – 1 ноября 1990 года,  поднят Военно-морской флаг – 20 января 1991 года.

30 ЛЕТ

 К О Р А Б Л Ь – Э К И П А Ж

 В феврале  1989 года  – ОМУ ВМФ открыт  полный  штат  для начала отбора, формирования и подготовки экипажа корабля «Леонид Брежнев» к выходу в Черное море на  Летно-конструкторские испытания (ЛКИ).

20 мая 1989 года – к месту строительства корабля в город Николаев, военный городок 181 бригады строящихся и ремонтирующихся кораблей, прибыла группа приемки и подготовки помещений к прибытию экипажа, старший —  помощник командира корабля по снабжению  А.Б.Романычев.

8 июня 1989 года — начались швартовные испытания корабля силами рабочих предприятия Черноморский судостроительный завод.

15 июня 1989 года — к месту строительства корабля  в город Николаев, военный городок 181 бригады строящихся и ремонтирующихся кораблей, прибыла  группа экипажа  корабля, возглавил группу – старший помощник командира корабля  В.Л. Чаплыгин.

17 июля 1989 года — прибыла последняя  группа экипажа корабля  с командиром В.С. Ярыгиным  к месту строительства в город Николаев, военный городок 181 бригады строящихся и ремонтирующихся кораблей.

1989 год, вторая половина июля – впервые командиры боевых частей, начальники служб посетили, строящийся корабль. Ознакомились со своими командными пунктами (КП КП), местами размещения, питания и построения подчиненных.

1989 год, начало августа – экипаж по графику группами, в составе служб и боевых частей,  начал прибывать в завод на строящийся корабль для практического изучения его устройства, участия в наведении порядка.

13 сентября 1989 года  — произведено заселение, еще  формирующегося экипажа, на  корабль «Тбилиси», стоящий у причала Черноморского судостроительного завода Николаева.

1 октября 1989 года – закончена  отработка экипажа в соответствии с   требованиями «Курса  …» береговых  элементов задач «СК-1» и «СК-2» при стоянки корабля у причала завода.

10 октября 1989 года – закончена совместная отработка в соответствии с   «Курсом …» береговых  элементов задач «СК-1» и «СК-2» с представителями Черноморского судостроительного завода.

17 октября 1989 года – закончено пополнение запасов и имущества для экипажа и представителей завода, выходящих на Летно-конструкторские испытания авиационного комплекса корабля.

20 октября 1989 года – проведено первое приготовления  корабля, отход от причала, выход   авианосца «Тбилиси» бортовой №111, с форсированием Буго-днепровского Лиманского канала (БДЛК). Переход в полигоны боевой подготовки Черноморского флота.

22 октября 1989 года –  стоянка на якоре рейда Очаков, осмотр днища, забортных патрубков и винто-рулевой группы,  пополнив запасы,  совершен переход, в точку  проведения Летно-конструкторских испытаний (ЛКИ.

1 ноября 1989 года – в полигоне боевой подготовки Черноморского флота, произведена первая посадка на аэрофинишер №2 полетной палубы авианосца самолета СУ-27К, летчик-испытатель Герой Советского Союза В.Г.Пугачев.

image001

Летчик-испытатель, Герой Советского Союза В.Г.Пугачев

25 ноября 1989 года – закончен первый  этап Летно-конструкторских испытаний, форсировав  Буго-днепровский  Лиманский  канал, авианосец   встал к стенке Черноморского судостроительного завода для окончания его достройки и передаче ВМФ.

image003

 

 

Салон Флагмана фотография в память о первой посадке

В  2014 году, последнее воскресенье июля – экипаж авианосца  встретил 75-ю годовщину Дня Военно-морского флота, стоя флагманом в праздничном строю кораблей Северного флота. Морской парад открывал Президент РФ, Верховный главнокомандующий В.В. Путин.

image005

 

Президент РФ В.В. Путин открывает Морской парад кораблей  СФ

В 2018 году –  23 февраля,  «За заслуги в укреплении обороноспособности страны, высокие показатели боевой подготовки, мужество и героизм, проявленные экипажем  во время выполнения боевых задач», Указом Президента России, Верховного Главнокомандующего Вооруженными Силами, экипаж авианосца  «Адмирал Флота Советского Союза Кузнецов» был награжден орденом Ушакова.

image007

Президент РФ  В.В. Путин  прикрепляет  орден Ушакова  на флаг корабля

АДМИРАЛ Н.Г. КУЗНЕЦОВ. Его заслуга в создании Морского ядерного полигона на Новой Земле

Материал подготовлен на основе архивов начальников 6-го  Управления ВМФ вице–адмиралов Е.А.Шитикова и Г.Е.Золотухина.

Автор: Кандидат технических наук, ветеран ВМФ, боевых действий и подразделений особого риска, капитан 1 ранга в отставке В.П. Думик.

image005

Скоро мы будем отмечать 65-ю годовщину создания Морского ядерного полигона на островах Новой Земли. Большой вклад в его создание внес Герой Советского Союза, Адмирал Флота Советского Союза Н.Г. Кузнецов. Оглядываясь в прошлое вспоминаем, только, что закончилась самая кровопролитная, долгая Вторая мировая война, а для Советского народа Великая Отечественная война 1941-1945 годов, унесшая миллионы жизней наших людей. Страна – победитель начинала залечивать раны, восстанавливать разрушенное войной, и разграбленное захватчиками, а ее народ возвращаться к мирной жизни, но нам опять напомнили о войне,  началась не менее агрессивная «холодная война».

16 июля 1945 года на испытательном полигоне в пустыне Аламогордо (штат Нью‑ Мексико, США) прогремел первый в мире взрыв атомной бомбы. Спустя всего 20 дней состоялась атомная бомбардировка японских городов Хиросима (6 августа 1945 года) и Нагасаки (9 августа 1945 года). И тогда, и сейчас эта варварская бомбардировка США, да и не только в США, подавалась и подаётся как военная необходимость — ради сохранения тысячей жизней американских солдат. Утверждалось, что атомная бомбардировка стала главной, если не единственной, причиной капитуляции Японии, ускорила окончание войны и, следовательно, была необходима.

В действительности всё обстояло совсем иначе. Во-первых, ни в Хиросиме, ни в Нагасаки не было ни воинских формирований, ни военно-промышленных объектов, это были, сугубо мирные города и бомбить их необходимости не было. Во-вторых, Япония к моменту создания в США атомной бомбы была на краю гибели. Война в Европе окончилась разгромом и капитуляцией фашистской Германии. Потеря самого могущественного союзника– Германии указывала на то, что Японии надеяться на чью-либо помощь не приходится. В соответствии с Ялтинскими соглашениями (февраль 1945 года), в войну против Японии, спустя два-три месяца после победы над Германией, должен был вступить Советский Союз. В небе над Японией полностью господствовали американские «летающие крепости» самолеты В-29, засыпавшие японские города, в том числе и Токио, тысячами бомб. Сама Япония с востока и юга была блокирована американским флотом, а на северных границах Японии были сосредоточены силы Советской Армии. Вступление СССР в войну с Японией 9 августа 1945 года в корне изменило ситуацию. Именно поэтому японское руководство утром 9 августа приняло принципиальное решение о необходимости капитуляции. Премьер-министр Японии на экстренном заседании Высшего совета по руководству войной прямо заявил: «Вступление сегодня утром в войну Советского Союза ставит нас окончательно в безвыходное положение и делает невозможным дальнейшее продолжение войны» (известие об атомной бомбардировке Нагасаки поступило в середине дня, решение о капитуляции стало фактом до этого известия).

Подлинная цель атомной бомбардировки японских городов состояла совсем в ином — в стремлении Соединенных Штатов Америки обеспечить себе мировое господство. После ядерных взрывов над Хиросимой и Нагасаки стало ясно, что если у Советского Союза не будет такого оружия, как у США, следующей войны не избежать. США стали ускоренными темпами  наращивать арсеналы всех видов  ядерного оружия, один за другим разрабатывались планы нанесения ядерного удара по Советскому Союзу.

Через много лет, когда были рассекречены некоторые документы, стало известно, что еще в год окончания войны, в июле 1945 года нашими союзниками по войне с Германией во главе с США планировалось начать новую мировую войну против Советского Союза. Потом появились  планы произвести атомную бомбардировку 29-и советских городов. С годами «аппетит» агрессора возрастал 1948 год, намечается сбросить 200 атомных бомб на 70 советских городов, 1949 год – 300 атомных бомб на 100 городов, 1950 год – 320 атомных бомб на 120 советских городов.

Поэтому с окончанием войны Советский Союз, прилагает максимум усилий для обеспечения своей безопасности. По указанию главы государства И.В. Сталина создается Специальный комитет, при нем Технический совет и организуется Первое главное управление (ПГУ) при СНК СССР, подчиненное Специальному комитету. Его работа была под личным контролем И.В.Сталина.

image001

Руководитель СССР И.В. Сталин (1879-1953гг)

Героические усилия советских людей, мобилизация всех ресурсов разоренной войной страны позволили к концу  августа 1949 года ликвидировать атомную монополию США. Создание и успешное испытание на Семипалатинском полигоне первой советской атомной бомбы стало переломным событием в мировой истории. Страна, в труднейших условиях, с частично уничтоженной и разоренной экономикой, потерявшей около одной трети своего промышленного потенциала и более 27 миллионов  граждан, в чрезвычайно короткий срок, сумела это сделать. По историческим меркам это явилось результатом беспрецедентной концентрации государством интеллектуальных усилий, материальных и духовных ресурсов во имя решения жизненно необходимой для страны задачи.

«Только сильный духом народ, мог сделать совершенно из ряда вон, выходящее: полуголодная и только что вышедшая из опустошительной войны страна за считанные годы разработала и внедрила новейшие технологии, наладила производство урана…». Так характеризовал проделанную работу учеными и советским народом, в своих воспоминаньях трижды Герой Социалистического труда, главный конструктор первой советской атомной бомбы Харитон Юлий Борисович.

Работы по созданию ядерного оружия в СССР начались с изданием распоряжения ГКО СССР от 11 февраля 1943 года, в котором указывалось: «…в целях раскрытия путей овладения энергией деления урана и исследования возможности военного применения энергии урана … научное руководство работами по урану возложить на профессора Курчатова И.В.».

image003

Адмирал Флота Советского Союза Н.Г.Кузнецов (1904-1974гг)

Народный комиссар ВМФ Николай Герасимович Кузнецов оказал существенное влияние при проведении этих работ в Военно-морском флоте. Еще в тяжелейшей военной обстановке 1942 года, глубоко веря в Победу, он начал работу над созданием будущего облика военного флота. После окончания Великой Отечественной войны 1941-1945 годов, в предложениях по строительству военного флота, кроме строительства новых подводных лодок, авианосцев, крейсеров и эсминцев, впервые был поставлен вопрос о необходимости защиты кораблей, и объектов флота от атомного оружия. Практически решаться этот вопрос в Советском Союзе начали только после 29 августа 1949 года, когда было проведено испытание первой отечественной атомной бомбы. В сентябре этого же года было принято решение начать освоение нового оружия в Вооруженных Силах. На флоте для руководства этим направлением был сформирован специальный отдел при Главнокомандующем ВМС.

Все было настолько засекречено, что вначале это был просто «Отдел № 6», в течение почти трех лет и с 1951 по 1953 год, он подчинялся непосредственно Военно-морскому министру. Н.Г.Кузнецов лично рассматривал, утверждал и ставил задачи по обеспечению разработки атомного оружия для флота, способам его применения в боевых действиях на море, а также  защите кораблей и  объектов флота от его воздействия. Полагаю необходимым дать краткую характеристику 6 отдела и условий, в которых ему пришлось формироваться и работать. В отделе было двадцать офицеров и четыре служащих.  Первым начальником отдела, который через четыре года стал Управлением, был назначен капитан 1 ранга (в дальнейшем вице-адмирал, начальник Управления) Петр Фомич Фомин.

image005

Начальник 6 управления ВМФ вице-адмирал П.В.Фомин

Вице адмирал Фомин Пётр Фомич (1904—1976) —военный деятель, начальник 6-го управления ВМФ, участник Гражданской и Великой Отечественной войн.

Пётр Фомич Фомин родился 5 января 1904 года в деревне Терехово, Тверской губернии (ныне Бежецкого района, Тверской области) в многодетной крестьянской семье.

В 1924 году поступил на кораблестроительное отделение Морского инженерного училища.

В 1929 году, после окончания училища, корабельный инженер П.Ф.Фомин был направлен военпредом в Комиссию наблюдения за постройкой и ремонтом кораблей Черноморского флота в Николаеве. Позже, на Севастопольском судостроительном заводе стал старшим военпредом.

В марте 1931 года был переведён в Москву и назначен помощником начальника кораблестроительного отдела Управления кораблестроения ВМФ, одновременно исполнял должность старшего военпреда по группе московских заводов и ЦАГИ, выполнявших заказы флота. В 1935 году поступил на факультет военного кораблестроения Военно-морской академии им. К.Е.Ворошилова.

В 1938 году, после окончания академии, инженер-кораблестроитель Фомин был направлен Уполномоченным Управления кораблестроения ВМФ в Комсомольск-на-Амуре, где принимал активное участие в строительстве кораблей и подводных лодок для Тихоокеанского флота.

В марте 1946 года П.Ф.Фомина переводят в Москву членом Научно-технического комитета ВМФ. Вскоре он становится начальником Кораблестроительной секции, а затем заместителем начальника НТК ВМФ.

В декабре 1949 года капитан 1 ранга Фомин был назначен начальником нового атомного отдела (6-й отдел).

Умер Фомин Пётр Фомич 15 января 1976 года.

Начальный период работы отдела был сложным, так как ни один из офицеров и служащих отдела не имел ни специального образования по ядерной физике, ни опыта работы в этих областях. Никаких сведений об устройстве и эксплуатации ядерных боеприпасов не было, кроме скупых сведений о взрывах на Семипалатинском полигоне, который условно назывался Учебным полигоном № 2. Не существовало и разработанной концепции того, какое ядерное оружие необходимо нашему военному флоту. Неясно было, как защищаться от этого грозного оружия. Период самообучения офицеров длился примерно год, затем  началось изучение обстановки, установление контактов с научными организациями  и конструкторами.

После этого по указанию Военно-морского министра 6-м отделом было организовано обучение офицеров Морского Главного штаба и центральных управлений по специальной программе. Приглашенными учеными — специалистами по ядерной тематике, был  проведен большой цикл лекций по физическим принципам и устройству ядерных зарядов, особенностям их эксплуатации и боевого применения. Особое внимание было обращено на поражающие факторы ядерных взрывов. Подготовленными  офицерами 6-го отдела отдельно был проведен ряд лекций для Главнокомандующего ВМФ и его заместителей. Н.Г. Кузнецовым было отдано указание офицерам ВМС самостоятельно изучать,  и учить военнослужащих флота основам защиты от ядерного оружия, начать практическую отработку защиты от воздействия ядерного оружия в частях на кораблях и объектах флота.

Семипалатинский испытательный полигон, был расположен в республике Казахстан его размеры, длина — 180 километров, ширина — 140 километров, общая площадь — 18450 квадратных километров. В период  с 1949 по 1989 год на нем было проведено 456 ядерных взрывов.

image007

 

Центральная часть опытного поля Семипалатинского полигона

По ходатайству Н.Г. Кузнецова на Семипалатинском полигоне был создан сектор военно-морского вооружения. На все испытания личный состав сектора выставлял на опытном поле для проверки на стойкость к поражающим факторам ядерного взрыва корабельное оружие и морскую технику. Военно-морская техника испытывалась на разных расстояниях от центра боевого поля и подвергалась  разрушениям различной степени. Испытывались артиллерийские установки кораблей, командно-дальномерные пункты, торпедные аппараты,  морские якорные мины и другая техника ВМФ. По результатам испытаний давались рекомендации разработчикам кораблей и оружия — для улучшения их противоатомной защиты; строителям — для повышения защищенности военно-морских баз; медикам — для разработки мер по профилактике радиационных поражений личного состава. По полученным результатам испытаний были разработаны документы по организации специальной подготовки личного состава и отработке практических защитных мер.

С течением времени встал вопрос об оснащении новых проектов кораблей и подводных лодок ядерным оружием — корабельными ядерными боеприпасами. В первую очередь, речь шла о торпедном и ракетном оружии, а также авиации ВМФ. В конце 1953 года 6-й отдел ВМФ выдал промышленности (через 6-е Управление МО СССР) тактико-техническое задание (ТТЗ) на атомное боевое зарядное отделение (БЗО) корабельной торпеды калибра 533 мм с повышенной дальностью хода. В начале января 1954 года, конструкторское бюро под руководством трижды Героя Социалистического труда Духова Николая Леонидовича завершило работы по созданию ядерного заряда по габаритам адаптированного к корабельной торпеде.

image009

 

Трижды Герой Социалистического труда генерал  Н.Л.Духов (1904-1964гг)

Первый этап государственных испытаний торпеды под условным наименованием «Т-5» проводился на Ладожском озере без ядерного взрыва. Однако для ее испытаний в реальных условиях, для испытаний принимаемого на вооружение ядерного оружия ВМФ, а также кораблей и вооружения на стойкость к поражающим факторам натурного ядерного взрыва необходим был специальный Морской испытательный полигон.

На Семипалатинском испытательном полигоне невозможно было воспроизвести полную картину воздействия ядерного взрыва на корабли и подводные лодки, береговые и инженерные сооружения, минные поля. Обследование специалистами флота с привлечением ученых и геологов уже существующих морских полигонов в частях ВМФ показало невозможность их использования для проведения подводных ядерных взрывов. Встал вопрос о месте проведения испытаний. На рассмотрение Правительственной комиссии было предложено 14 районов, которые, по мнению руководителей военного флота, могли быть использованы для проведения испытаний. Правительственная комиссия после тщательного рассмотрения предложения, остановились на северном театре флота. Начались поиски конкретного места проведения испытаний в районах Северного флота. Первоначально специалистами и учеными выбирался район для проведения разового испытания, поэтому предложили провести его у побережья полуострова Нокуев, что было отвергнуто Николай Герасимовичем. Дальновидный Морской министр, это предложение не утвердил и высказал мысль о том, что это испытание не последнее, флоту в перспективе будет нужен свой Морской ядерный полигон.

Командованию Северного флота было предложено, рассмотреть местом для проведения ядерных испытаний острова Новой Земли. Для поисков места размещения полигона на Новой Земле была создана комиссия под руководством командующего Беломорской флотилией контр-адмирала Сергеева Николай Дмитриевича (будущего начальника главного штаба ВМФ, адмирала флота).

image011

Начальник ГШ ВМФ адмирал флота Н.Д. Сергеев (1909-1999гг)

После детального обследования архипелага, специально выделенной группой во главе с контр- адмиралом Н.Д. Сергеевым было предложено для организации морского ядерного полигона использовать южный остров Новой Земли. Предложение было поддержано Н.Г. Кузнецовым. Им была высказана мысль о перспективности создаваемого полигона на Новой Земле для будущих ядерных испытаний не только оружия флота, но и других видов Вооруженных Сил.

Острова Новая Земля — уникальное место в Арктике — они расположены между двух морей. С одной стороны Баренцево море с теплым течением, а с другой Карское — холодное, замерзающее или заполненное подвижными льдами. Возникающий перепад температур на берегах островов на западе и востоке создает условия для зарождения яростных ветров, что с учетом отрицательных температур приводит к суровым климатическим условиям, присущим только Новоземельскому архипелагу. Длинные многомесячные полярные ночи и частые снежные бури, низкие температуры делали условия для проживания человека и освоения архипелага, круглый год близкими к экстремальным. Тем не менее, было принято решение о размещении полигона и всей инфраструктуры здесь.

 В 1953 году была назначена государственная комиссия, в которую вошли ведущие специалисты от различных ведомств и научных организаций страны, в том числе и от Академии Наук СССР. Комиссией была обследована территория Новой Земли. Главную базу Морского испытательного полигона  было предложено разместить в Белушьей Губе, подводные ядерные испытания проводить в губе Черная, аэродром – построить в районе поселка Рогачево. По оценке специалистов, на Новой Земле можно было проводить подводные, воздушные и подземные ядерные испытания. Этому способствовали рельеф местности, наличие глубоководных бухт и заливов, а также высокие горы, вершины которых достигают 1500 метров, и что немаловажно – удаленность Новой Земли от населенных пунктов на северном материковом побережье.

Учитывая, складывающееся в мире военно-политическую обстановку, работы по подготовке к ведению войны в условиях применения ядерного оружия велись в стране ускоренными темпами. Осенью 1953 года вышел Приказ Министра обороны СССР от 5 ноября  «О подготовке Вооруженных Сил к действиям в условиях применения ядерного оружия». В Приказе по ВМС от 17 ноября 1953 года начальнику 6-го отдела была поставлена задача, организовать разработку руководящих документов по действиям флота в случае применения противником ядерного оружия. Был указан конкретный перечень наставлений по ведению морских операций в условиях применения атомного оружия, по противоатомной защите кораблей и военно-морских баз, по ведению морского боя в условиях применения атомного оружия. Причем к этой работе надо было «приступить немедленно». В соответствии с этим Приказом отдел разработал «Временные основные требования по противоатомной защите при проектировании надводных кораблей ВМС» и «Памятку старшине и матросу об атомном оружии».

 В 1954 году население, проживающее на островах Новая Земля, составляло 363 человека, после принятия решения о переселении жителей на большую землю, началось их отселение. Оно происходило поэтапно, до 1957 года часть людей уехала с островов в связи с окончанием контрактов — они имели жилье на материке. Оставшиеся жители — были переселены по желанию в три места на «большой земле» с предоставлением жилья, а также с предоставлением работы и с компенсацией затрат на переселение.

31.07.1954 года принимается Постановление Совета Министров СССР и выходит Директива начальника Главного штаба ВМС от 17.09.1954 года. В соответствии с их требованиями Военно-морским министерством было начато формирование на Новой Земле подразделения, названного «Объект – 700». Для обеспечения строительно-монтажных работ по созданию ядерного полигона формируется специальное строительное управление «Спецстрой – 700».

Руководителем строительства объекта на Новой Земле был назначен полковник Е.Н. Барковский (впоследствии генерал-лейтенант, лауреат Ленинской премии), знавший Арктику и острова не понаслышке — он проходил службу с 1942 года в районах крайнего севера. Полученный опыт позволял ему применять при работах нестандартные решения, которые способствовали ускорению строительства.

image013

 

Генерал-лейтенант Е.Н.Барковский

Директива начальника Главного штаба ВМФ от 17 сентября 1954 года стала основой для открытия штата и положила начало формирования частей и подразделений на полигоне. Эта дата и считается днем образования полигона. Евгений Николаевич на начальном этапе создания полигона, исполнял также обязанности начальника гарнизона, а при формировании полигона в сентябре 1954 года обязанности начальника полигона по ноябрь 1954 года до прибытия первого начальника полигона известного подводника- североморца, Героя Советского Союза капитана 1 ранга В.Г.Старикова.

В течение года «Объект-700» подчинялся командующему Беломорской флотилии, а затем с 12 августа 1955 года 6-му Управлению ВМФ, которое было определено Заказчиком капитального строительства объектов на Новой Земле. Первоначально в состав формировавшегося полигона вошли: опытно-научная и инженерная части, службы энерго и водоснабжения, истребительный авиационный полк, дивизион кораблей и судов специального назначения, транспортный авиационный отряд, дивизион аварийно-спасательной службы, узел связи, части и подразделения тылового обеспечения.

Условия, в которых велась работа по подготовке к созданию и формированию «Морского научно-испытательного полигона»,  были экстремально-тяжелыми, особенно для строительных частей, а затем монтажников и наладчиков оборудования и приборов. Люди трудились по 12-14 часов в сутки в полярную ночь, дождь и слякоть, холод и пургу, преодолевая суровый арктический климат Новой Земли.

При освоении Новой Земли остро встала проблема постройки крупных сооружений в условиях вечной мерзлоты. Несмотря на трудность возведения зданий на таком грунте, ни одно из них в дальнейшем не разрушилось при многочисленных ураганах. Не повлияли на них и проводимые ядерные взрывы. К 1955 году основные работы по созданию инфраструктуры полигона были завершены. За восемь месяцев 1955 года на Новой Земле были построены в районе испытаний: 6 — береговых приборных пунктов, 5 — береговых оптических пунктов, 2 — береговых ретрансляционных пункта автоматики управления, 8 — береговых приборных стендов для забора проб воздуха и осадков. Гидротехнические, инженерные и опытовые сооружения противодесантной обороны. На всех объектах  были размещены регистрирующие приборы.

Одновременно в основной базе полигона Белушьей Губе были построены лаборатории: радиохимическая, физико-техническая, медико-биологическая, кино-фототехническая; специальные сооружения для сборки ядерных зарядов и подготовки торпед; служебные помещения; складские, жилые и бытовые помещения. Построен и введен в строй аэродром в районе залива Рогачева с металлической полосой для базирования полка истребительной реактивной авиации, смешанной эскадрильи спецназначения и эскадрильи транспортной авиации.

На Новой Земле были созданы уникальные сооружения социальной сферы. По инициативе заместителя начальника 6-го Управления А.Н. Вощинина (в дальнейшем начальника Управления) была построена образцовая средняя школа с зимним двориком, позволявшим детям играть даже в футбол, спортивный комплекс с плавательным бассейном и спортзалом, где и сегодня проводятся соревнования по плаванию и волейболу.

image015

Начальник 6 управления ВМФ вице-адмирал А.Н. Вощинин А.Н.

Александр Николаевич Вощинин родился 15.4.1914 г., в д. Ново-Петровка, ныне Щаранского р-на, Республика Башкортостан. В ВМФ с 1933г. Специалист в области ядерных вооружений флота, вице-адмирал (1968). Награжден орденами Красного Знамени, Отечественной войны 1-й и 2-й степеней, Трудового Красного Знамени, Красной Звезды, «За службу Родине в ВС СССР» 3-й степени. Родился в 1914 г. В 1937 г. окончил ВМУ им. М. В. Фрунзе. В годы Великой Отечественной. войны военпред на Ленинградском заводе «Большевик» и старший офицер Артиллерийского управления ВМФ. Принимал участие в первых испытаниях ядерного оружия на Семипалатинском полигоне. В 1954-1966 гг. начальник отдела и заместитель начальника 6-го управления ВМФ. В 1966- 1975 гг. начальник 6-го управления ВМФ. Один из руководителей испытаний ядерного оружия на Новой Земле. Умер в 1986 г.

Перечень и краткая характеристика основных опытовых полей и площадок, предназначавшихся для проведения ядерных испытаний на Морском ядерном  полигоне, представлен в таблице.

Шифр поля или площадки

Краткая характеристика

 1.      Зона  А — район  губы  Черная
А-6 Опытное поле для проведения “Физического опыта № 3” (ФО-3) на восточном берегу губы Черная. Ядерный взрыв мощностью 32 кт был проведен 07.09.1957 г. на вышке высотой 15 м в 100 м от уреза воды. Основная задача — изучение эффективности воздействия “жесткого” гамма-нейтронного излучения на объекты ВМФ и животных.
А-7 Опытное поле, на котором проводились воздушные испытания  ядерных зарядов малого и среднего калибров.
Ю Площадка для проведения подземных ядерных взрывов в скважинах.
 2.      Зона В — район поселка Северный на южном берегу пролива Маточкин Шар
Д-9 Место проведения подземных ядерных испытаний в штольнях. В начальный период испытаний это была площадка, где находилась геофизическая станция (ГФС).
Д-11 Новая площадка возможного проведения  подземных ядерных испытаний, предназначенная для освоения.
3. Зона С (ранее Д) — район проведения воздушных ядерных испытаний крупного и сверхкрупного калибров на мысе Сухой Нос
Д-1 Причал на берегу губы Митюшиха, где находились укрытия для транспортных средств, источники электроэнергии, запасы приборов, инструментов и др.
Д-2 Опытное поле для воздушных испытаний ядерных зарядов в “бомбовом режиме”, т.е. путем сброса боеприпаса с самолета-носителя.
Д-3 Опытное поле, которое готовилось для падения на него ядерных головных частей после пуска ракет. В последующем не использовалось.
Д-4 Остров Митюшов, на котором находился ретранслятор, используемый для передачи сигналов управления автоматикой опытного поля.
Д-8 Командный пункт управления (КПУ) в губе Грибовая, с которого осуществлялось управление исследовательской аппаратурой, расположенной на опытном поле Д-2.

По указанию Н.Г.Кузнецова, результаты проводимых исследований и испытаний, систематически оформлялись 6-м управлением в виде информационных бюллетеней и инструкций по действиям в условиях применения ядерного оружия. Бюллетени рассылались в заинтересованные организации промышленности и флот. Только в Министерстве судостроительной промышленности их получали 37 научных и проектных организаций. Для командования флотов, руководства научно-исследовательских учреждений показывались документальные фильмы об испытаниях ядерного оружия.

Не смотря, на тяжелые условия, благодаря героическим усилиям людей, специальные объекты, были подготовлены к первому ядерному взрыву в установленный срок. О героических делах людей в этот период, говорил позднее в своем выступлении в годовщину создания полигона заместитель ГК ВМФ адмирал-инженер П.Г.Котов: «…те, кто первыми пришли на Новую Землю для специальных работ, совершили настоящий подвиг. Это были люди нашего флота и авиации, наши ученые, работники специальной отрасли промышленности, это замечательные труженики-горняки, монтажники и строители, это были наши героические советские люди».

Постановлением Совет Министров СССР от 13 апреля 1955 года Военно-Морской флот обязали провести испытания ядерных зарядов и кораблей на Новой Земле. Ответственность за подготовку к испытаниям возложили на Адмирала Флота Советского Союза  Н.Г.Кузнецова и начальника 6-го Управления контр-адмирала П.Ф.Фомина. Но у Николая Герасимовича случился инфаркт, и вся ответственность за работы была возложена на Петра Фомича. По указанию Н.Г.Кузнецова ему стал помогать первый заместитель Главкома адмирал Н.Е. Басистый.

В соответствии с распоряжением Н.Г. Кузнецова, в июне 1955 года вышла Директива Главного штаба ВМФ о создании бригады опытовых кораблей (241-я БОК). Бригада, формировалась в Молотовске (Северодвинске) комплектовалась кораблями и судами Северного и Балтийского флотов. В августе 1955 года сформированная бригада, совершив переход, перебазировалась на Новую Землю. Командовал ею капитан 1 ранга П.А. Бердяшкин, начальником штаба был капитан 2 ранга И.Я. Овчинников. В состав бригады входили: 6 — эсминцев, 10 — больших охотников, 7 — подводных лодок, 14 -тральщиков, а также штабной корабль. На полигоне в это время уже базировались танко-десантный корабль, буксиры, баржи, катера. По числу кораблей 241-я БОК приближалась к корабельному составу Северного флота перед войной (8 эсминцев, 15 подводных лодок, 2 тральщика и ни одного большого охотника).

Для выполнения, запланированной «Программы испытаний кораблей — мишеней по корпусной и электромеханической частям», на кораблях была установлена дополнительная, аппаратура. Измерительная, регистрировавшая давление в ударной волне и на конструкциях; напряжение в основных связях корпуса, ускорения на корпусных конструкциях и фундаментах отдельных механизмов;  углы крена и дифферента, уровни радиации, зараженность воздуха, напряжения и величины тока у отдельных электромеханизмов и другие параметры. Использовались и механические приборы для измерения характеристик сотрясений, световых импульсов, прогибов и других величин. Для фиксации суммарных доз радиации на каждом корабле размещались специальные индикаторы. Различные измерения производились одновременно более чем в 2000 точках. Включение приборов для записи осуществлялось за одну секунду до взрыва по команде, передававшейся по радио.

В специально построенном здании на берегу залива Рогачева ядерное изделие было собрано. Под командованием контр-адмирала Н.Д Сергеева изделие морем было доставлено в губу Черная, где оно было размещено под тральщиком на глубине 12,0 метров. Первый опыт был проведен 21 сентября 1955 года. Целью испытаний была проверка атомного заряда к торпеде калибра — 533 мм, оценка воздействия подводного атомного взрыва на корабли и получения экспериментальных данных для разработки теории подводного ядерного взрыва.

image017

 

Ядерное устройство в корпусе торпеды

Корабли-мишени устанавливались на бочках и штатных якорях. На кораблях во время взрыва личного состава не было. Команды на запуск регистрирующей аппаратуры осуществлялись со штабного корабля с помощью программного автомата и системы радиотелеуправления. Измерительная аппаратура размещалась, также на 20 специально изготовленных для этого 120-тонных плавучих стендах. Проведение испытаний кораблей правительством было возложено на Министерство обороны (ВМФ), Министерство среднего машиностроения и Академию наук СССР. Конкретно кораблями занимались контр-адмирал П. Ф. Фомин и заместитель начальника ЦНИИ военного кораблестроения капитан 1 ранга А. К. Попов. В испытаниях также принимали участие заместитель Главкома ВМФ адмирал Н. Е. Басистый, заместитель начальника кораблестроения и вооружения ВМФ вице-адмирал П.Г. Котов, командующие флотами, начальники центральных управлений и научно-исследовательских институтов ВМФ. На полигон, кроме военнослужащих, для участия в испытаниях прибыли: представители от Минсредмаша, Минсудпрома, Академии наук и Академии медицинских наук всего присутствовало на испытаниях ядерного заряда под водой — 120 человек.

image019

 

Подводный ядерный взрыв

В центре боевого поля стоял малый тральщик Т-392 проекта 253л, с которого на тросе на глубину 12 м была опущена  торпеда с ядерным зарядом. Корабли-мишени были установлены на шести радиусах от 300 до 2000 метров.

image021

Схема размещения кораблей при проведении первого опыта на Новой Земле

Надводные корабли стояли бортом и носом к центру взрыва, подводные лодки — в надводном и подводном положении на перископной глубине. На эсминце «Гремящем» (командир капитан 3 ранга А.В. Масорин, будущий адмирал флота, ГК ВМФ) во время взрыва работал один главный котел и часть вспомогательных механизмов. Кроме того, на «Гремящем» была закреплена бортовая секция эсминца проекта 56, а на тральщике Т-218 — объемная секция тральщика проекта 254.

Результаты испытаний:

1) по подводным лодкам:

С-81 — затоплен шестой отсек, разрушена аккумуляторная батарея, вмята обшивка легкого корпуса,  подлодка полностью вышла из строя;

Б-9 — из-за нарушения плотности сальников за 30 часов внутрь поступило около 30 т воды и залило электродвигатели (повреждения устранены личным составом в течение трех дней);

С-84 — незначительные повреждения, не влияющие на боеспособность и устраняемые личным составом;

С-19 — из-за того, что выбило пробку на торпедном аппарате (в соответствии с программой испытаний передняя крышка была открыта), в первый отсек поступило около 15т воды (повреждения устранены личным составом за два дня);

2) по эскадренным миноносцам:

“Реут” — затонул сразу от гидродинамического удара столба воды (султана);

“Гремящий” — ослаблены заклепочные швы и вода попала в междудонные топливные цистерны, вмятины в надстройке, сорваны с мест отдельные приборы и многие светильники (повреждения устранены личным составом, за исключением деформации надстроек);

“Куйбышев” — получил незначительные повреждения, не влияющие на боеспособность;

“Карл Либкнехт” — имел постоянную течь корпуса, которая после взрыва усилилась, и корабль пришлось отбуксировать на мель, механизмы не пострадали;

3) по тральщикам:

Т-219 — повреждено ограждение ходового мостика, вмятины на крышках люков, дымовой трубе, трещины в отдельных трубопроводах, нарушена центровка гидромуфты;

Т-218 — затоплен отсек гребных валов, небольшие повреждения в корабельных системах, повреждения устранены личным составом за несколько часов.

Особенность испытания 21 сентября 1955 года — малозаглубленный подводный взрыв. Сразу после испытаний представитель 16 НИИ ВМФ (впоследствии — филиал 12 ЦНИИ МО) Б.В. Замышляев оперативно выполнил исследование, в котором доказал, что при заглублении того же заряда на 70 метров, вместо 12 метров в проведенном опыте, эффект воздействия ядерного взрыва возрастает примерно в полтора раза (на глубоководной акватории).

Так заявил о себе Морской полигон на островах Новая Земля, впереди были годы подготовки и проведения ядерных взрывов в воздухе под водой и под землей.

Ядерный  полигон России, расположен на островах Новая Земля, входящих в Архангельскую область. Занимает территорию, состоящую из двух частей, общая площадь — 91180 квадратных километров, в том числе на суше — 55205 квадратных километров. Его длина — 670 километров, ширина -140 километров, с 1955 по 1991 год на полигоне было проведено 132 ядерных испытания, в разных средах.

image023

За время своей деятельности Новоземельский полигон освоил пять видов испытаний ядерного оружия: подводные, наземные, приводные, воздушные и подземные (в штольнях и скважинах). Подводные взрывы были окончены в 1961 году, наземный был проведен только в 1957 году, последний приводный — в 1962 году, и в этом же году в декабре закончены воздушные испытания. Последнее подземное испытание было проведено в 1990 году.

При возникновении на начальной стадии освоения на кораблях ядерного оружия, различных проблем, Н.Г.Кузнецов много времени уделял их решению. Форсирование работ по  производству ядерного оружия обусловило необходимость организации его хранения и эксплуатации на флотах. Решение о строительстве баз хранения ядерного оружия было принято Советом Министров СССР в октябре 1950 года, их строительство началось в середине 1952 года. Основной задачей центральных баз хранения являлось содержание ядерных боеприпасов в полной технической исправности, своевременное и качественное проведение регламентных и сборочных работ. Обеспечение своевременной подачи ядерных боеприпасов войскам в установленной степени готовности.

Позднее, уже в 1955 году, развернулось строительство передовых складов с закладкой в них на хранение первоочередного запаса ядерного оружия, на центральные базы хранения были возложены дополнительные задачи. Обеспечение войсковых складов ядерными боеприпасами и проведение технического надзора за соблюдением установленных норм и правил эксплуатации ядерных боеприпасов, надлежащей системы контроля, соблюдения мер безопасности.

Флот вплотную занимался всеми этими вопросами, Главкомом ВМФ было одобрено предложение 6-го Управления и 18 июля 1956 года издан Приказ о строительстве баз хранения ядерного оружия на флотах. В первой очереди строительства предполагалось построить базы на Северном и Тихоокеанском флотах. Важным шагом в формировании системы эксплуатации ядерного оружия явилось создание в 1958 году отделов спецвооружения на флотах. В первой половине 1960-х годов сложилась система, включавшая все созданные в ВМФ организации и способная не только обеспечить боеготовность флота в базах, но и создать условия для несения постоянной боевой службы кораблей в Мировом океане.

Важное место в комплексе проблем, связанных с ядерным оружием, заняла система подготовки кадров. Было очевидно, что хранение и эксплуатация ядерного оружия, его сборка на центральных базах могли быть обеспечены только силами хорошо подготовленного инженерно-технического состава. ЦК КПСС и Совмин СССР приняли 12 марта 1956 года Постановление о подготовке группы офицеров Министерства обороны для руководства эксплуатацией ядерного вооружения в войсках. В Министерстве обороны начали обучение специалистов из офицерского состава. От ВМФ в список вошли Начальник 6-го Управления  П. Ф. Фомин, его заместитель А.Н. Вощинин,  заместитель начальника отдела В. И. Кошкин.

Система подготовки новых специалистов складывалась постепенно и в своеобразной последовательности. Вначале, в 1956 году была организована их подготовка в Военно-морской академии. Однако академия не могла удовлетворить все запросы 6-го Управления ВМФ. С 1967 года подготовка специалистов по ядерному оружию, организуется  в Черноморском Высшем военно-морском училище им. П.С. Нахимова в Севастополе. Позже, здесь была создана специальная кафедра, начальником ее стал капитан 1 ранга П.Г. Ключкин. Управление поставило на кафедру учебные изделия, наглядные разрезные макеты отдельных узлов, контрольно-измерительную аппаратуру и организовало специальную, хорошо технически оснащенную лабораторию. В конечном счете, система подготовки кадров стала логичной и законченной. Все учебные планы и программы училища и академии были взаимно согласованы, не дублировали и не повторяли друг друга.

Таким образом, следует подчеркнуть, что под руководством Н.Г.Кузнецова в 1950-е годы удалось создать устойчивую систему разработки и испытаний морских ядерных боеприпасов, обеспечить силы флота ядерным оружием с безаварийной эксплуатацией его в военно-морских базах и на кораблях. Эта система в последующем продолжала совершенствоваться. Но заложенные в начальном периоде требования повышенной строгости обращения с ядерными боеприпасами остались незыблемыми, и сегодня эксплуатационная безопасность ядерного оружия продолжает быть первейшей задачей ядерщиков.

Созданный под руководством Министра ВМС Н.Г.Кузнецова Морской ядерный полигон на островах Новая Земля, продолжает проводить работы по предназначению. Его роль и значимость не изменились, по оценке первого Министра по атомной энергии академика РАН  В.Н.Михайлова.

«Ядерное оружие – единственное средство обеспечения национальной безопасности и сохранения суверенитета России, а главная задача ядерного оружейного комплекса – сохранение и поддержание боевого оснащения армии всеми видами ядерного оружия. Решение данной задачи без полигона невыполнимо».

 Сегодня при обострении противоборства в мире, это требование стало еще актуальней. Центральный ядерный полигон России, продолжает и в XXI столетии выполнять свои функции, несмотря на суровый климат Арктики, полярную ночь и плохую погоду. Эта заслуга тех, кто продолжает находиться на островах Новой Земли. В этом военнослужащим и жителям ядерного полигона помогает своим покровительством защитник моряков Святитель Николай Чудотворец, памятник которому установлен в главном военном городке Белушья Губа.

image025

Открытие памятника Святителю Николаю Чудотворцу

Г. Е. Золотухин

image029

Вице-адмирал Г.Е. Золотухин, 1991г

Геннадий Евпатьевич Золотухин родился 4 августа 1934 года.

В 1952 году поступил на электротехнический факультет Высшего военно-морского инженерного училища имени Ф. Э. Дзержинского. После окончания училища, проходил службу на кораблях Балтийского флота.

С 1960 года — инженер ядерно-технических частей ВМФ. В 1961 году назначен командиром войсковой части 40094 Камчатской флотилии Тихоокеанского флота.

В 1973 году был назначен командиром воинской части на Новой Земле С 1977 года проходил службу главным инженером — заместителем начальника научно-исследовательского института (морской филиал 12-го ЦНИИ МО СССР). С 1982 года — заместитель начальника 6-го Государственного Центрального полигона Министерства обороны.

С 1983 по 1994 год Г. Е. Золотухин был начальником 6-го управления ВМФ.

В 1989 году Г. Е. Золотухин стал лауреатом Государственной премии СССР.

21 февраля 1994 года Г. Е. Золотухин был уволен из Вооружённых Сил в запас. С 1994 по 1999 год работал заместителем руководителя Департамента разработки и испытаний ядерных боеприпасов в Минатоме России, руководил направлением неядерно- взрывных экспериментов на Центральном полигоне Российской Федерации (ЦП РФ) и в российских федеральных ядерных центрах (г. Саров и г. Снежинск).

Умер Г. Е. Золотухин 7 октября 2012 года в Москве после тяжелой и продолжительной болезни.