Архив рубрики: Воспоминания

СКРИГАН МИХАИЛ ИВАНОВИЧ (Жизнь не мгновение, а время, дело и труд)

Ветеран ВМФ М.И.Скриган с участниками годовой Конференции МОО МСН

В юбилей, конечно, найдется время, остановиться и вспомнить, сделать небольшой анализ прошлому. Лучше самого юбиляра, этого сделать никто не сможет. Наш юбиляр Скриган Михаил Иванович, это делал, о чем свидетельствуют его статьи в книгах и вышедшая в 2018 году книга: «От озера Шмаковка в моря и океан».

Давайте еще раз, вместе  ЮБИЛЯРОМ, вернемся в недалекое прошлое и вспомним. Родился Михаил Иванович в семье ветерана Великой Отечественной войны, Минской области Республики Беларусь. После окончания средней школы в 1966 году поступил в старейшее ВВМУ имени Фрунзе факультет, корабельная  артиллерия и зенитные управляемые ракеты,  города построенного под руководством Императора России Петра Великого Санкт-Петербурге.

Высшее Военно-морское училище им. М.В. Фрунзе

В эти годы благодаря решению Правительства СССР и личным заслугам ГК ВМФ Героя Советского Союза, Адмирала флота СССР С.Г. Горшкова после, прошедших больших сокращений армии и флота, начали  проходить  изменения.

С 1961 года в СССР, началось возрождение флота и его надводной составляющей, изменилось отношение к корабельной артиллерии. Это потребовало увеличить выпуск корабельных офицеров по этой и другим специальностям. Потребность в офицерских кадрах в ВМФ привела к открытию нескольких новых училищ, в том числе и Калининградского ВВМУ. В 1966 году факультет ВВМУ им. Фрунзе со своими  традициями и заслугами, был кузницей кадров для кораблей и основой созданного ракетно-артиллерийского факультета нового училища на самом западе страны. Рота №22 факультета в полном составе переехала на самый запад нашей Великой страны  Калининград.

Город Калининград

Самый западный город нашей большой страны  Калининград распологался в центре  Калининградской области, являлся  одним из областных центров Российской Федерации. До 4 июля 1946 года  имел название Кёнигсберг. Датой  основания города, считается 1255 год, когда рыцарями Тевтонского ордена на месте саженного прусского селения Твайсте, в устье реки Преголя был заложен замок, он постепенно расширился, укрепился и стал  крепостью  Кёнигсберг.  За годы крепость,  превратилась в город Кёнигсберг, на протяжении столетий он был  источником войн с восточными соседями. Завоеван для России А.В. Суворовы, но позднее царской особой, при заключении «вечного мира» с Германией, был возвращен. 

     В период Великой Отечественной войны, 9 апреля 1945 года город был взят штурмом советскими войсками, а после войны стал Советским. Указом Президиума Верховного Совета СССР  от 7 апреля 1946 года Кёнигсберг стал центром области  включенной в состав РСФСР,   4 июля был переименован в Калининград.

 Так мы курсанты — оружейники второго курса факультета, корабельная артиллерия и зенитные управляемые ракеты, переехав из Ленинграда, оказались в новом для нас Военно-морском училище, получившим название «Филиал Высшего Военно-морского училища  имени М.В. Фрунзе».

Главный корпус здания Калининградского ВВМУ

Филиал Высшего Военно-морского училища им. М.В. Фрунзе в Калининграде,   в который мы были переведены, свою историю начало писать  4 августа 1948 года, когда Постановлением Народного Комиссара СССР, было образовано «Второе Балтийское Высшее военно-морское училище». Размещенное вначале, в восстановленных   немецких полицейских казарм. В 1960 году, при сокращении ВС СССР училище было, расформировано на его территории разместились курсы  подготовки офицеров запаса для ВМФ. В 1967 году, при расширении учебных заведения для подготовки корабельных офицеров, на их базе началось, формирование ВВМУ. Был сделан первый набор курсантов и  переведены  курсанты 2-го курса штурманского факультета из Баку и ракетно-артиллерийского из Ленинграда.

С приездом вместе с товарищами по учебе в город Калининград свое желание всегда и во всем быть первым не оставил, это заметило командование, доверили стоять первым часовым у знамени училища на первом посту.

Курсант 5-го курса главный корабельный старшина М.И. Скриган

Прошло немного времени, был назначен младшим командиром на первый курс. По окончанию училища имел права выбора флота, выбрал службу на Балтийском флоте в дивизионе ракетных кораблей. Был назначен командиром батарей на эсминец «Спешный», на допуск к управлению батареей сдал через две недели. В октябре 1971 года участвовал в состязаниях по артиллерийской подготовке на приз ГК ВМФ в составе ОБК: крейсер «Октябрьская Революция», эсминцы «Спешный» и «Сердитый», выполнял обязанности командира корректировочного поста при стрельбе кораблей по береговой цели. Отряд кораблей завоевал приз ГК ВМФ, командир корректировочного поста был награжден грамотой и получил ключи от первой офицерской квартиры, это было очень приятно и помниться до сих пор.

В конце 1971 года на флот, поступила  команда готовить корабль на боевую службу в Индийский океан. Кораблем был определен  эсминец проекта  57-А  «Настойчивый», был назначен командиром группы артиллерийской боевой части (БЧ-2), из 23 офицеров на корабле было 11 лейтенантов, среди которых оказался М.И. Скриган.

Лейтенанты эсминца «Настойчивый»

Экипаж, подбирался кадровыми органами флота тщательно. Командиром был назначен лучший командир корабля Балтийского флота с БПК «Образцовый» капитан 2 ранга Н. Касперович. Провожая, на первую боевую службу экипаж, командующий флотом адмирал В.Михайлин, выразил уверенность, что с поставленными задачами экипаж справиться успешно.

Эсминец «Настойчивый»

С прибытием в Индийский океан нес вахту вахтенным офицером на ходовом, стоя на вахте, видел режим службы командира на боевой службе, он был не легким. Командир был там, где обеспечивалась безопасность и решалась главная задача корабля. Когда была необходимость, он был на ГКП или шел в ПЭЖ, БИП. По походному распорядку ходил и снимал пробу на камбузе, ставил задачу по корабельной громкоговорящей связи или проводил разбор итогов прошедших суток.

Уже тогда у   начинающего службу лейтенанта М.И. Скриган, зарождалась мысль готовить себя к командирской должности.  Весной 1973 года корабль, успешно решив задачу боевой службы, вернулся к месту постоянного базирования в город Балтийск.

Город Балтийск

В том же 1973 году экипажу корабля была поставлена задача несения боевой службы в Северной Атлантике, при несении вахты на ГКП, теперь уже опытным офицером. Вовремя беседы командир  интересовался о  желании продолжить службу по командной линии, отвечал на такой вопрос всегда положительно, предварительно продумав и взвесив свой ответ.

Помню и сегодня день, как и когда, мной было принято окончательное решение. На корабль пришла телеграмма ЗАС, в которой мне предлагалась  должность помощника командира ракетного катера «Град».

Корабли типа «Овод» проекта 1234, к которым относился и РКР «Град» были новыми, которые любил ГК ВМФ Адмирал Флота Советского Союза С.Г. Горшков, строились на судостроительных заводах Советского Союза с 1967 года. Катер имел характеристики. Водоизмещение — 610 тонн. Длина-54.0 метра, ширина-12.0 метров, осадка-3.1 метра. Экипаж — 60 человек, автономность — 10 суток.

Вооружение 6 ПУ ПКР «Малахит», АУ 1х2-57мм АК-725, БИУС, средства электронного подавления. Развивал скорость до 36 узлов.

РКР проекта 1234 «Град»

Командир, показав телеграмму, разрешил до утра следующих суток подумать, предварительно высказал свою точку зрения. При принятии окончательного решения, меня победило желание как можно быстрее стать командиром, поэтому согласие к назначению было дано.

Через год с небольшим, в 1974 году был назначен командиром ракетного катера «Град», первым из выпускников артиллерийского факультета Калининградского ВВМУ, о чем писали наши газеты «Красная Звезда» и «Страж Балтики». Этому способствовали большой труд и огромное желание стать командиром.

Три года в должности командира помогли,  приобрести опыт и практические навыки управления кораблем, боевого использования его оружия. И самое главное был получен опыт управления экипажем в различных условиях обстановки. Корабль успешно выполнял поставленные задачи и считался одним из лучших на Балтийском флоте.

Командир старший лейтенант М.И. Скриган у завоеванного переходящего Знамени по итогам БП 1975 года

Поэтому в 1977 году, после собеседования с командованием,  был  назначен на должность начальника штаба дивизиона ракетных катеров.

Ракетные катера на учениях в Северном море руководит НШ капитан-лейтенант М.И.Скриган

Дивизион успешно выполнял задачи боевой подготовки. По итогам учений, проводимых в конце 1979 учебного года начальник штаба дивизиона капитан-лейтенант М.И. Скриган, награждается медалью «За отвагу» и получает досрочно очередное воинское звание капитан 3 ранга.

Лиепая 9 Мая - День Победы во главе дивизиона капитан 3 ранга М.И. Скриган

В 1980 году как передовой, перспективный  офицер дивизиона кораблей, получил разрешение, успешно сдал экзамены и стал слушателем  командного  факультета в ВМА им. Гречко. По окончании, ВМА  в 1982 году, стал первым из выпускников ракетно-артиллерийского факультета  1971 года  назначенным на должность начальника штаба отдельной 24 бригады катеров Балтийского флота.

После службы в 24 бригаде с 1988 года получил новое назначение на корабли Военно-морской базы в Латвии на должности начальника штаба.

Лиепайская Военно-морская база

Все шло по плану, служба успешно продолжалась, но наступили «перестроечные» 80-е годы. Конец 80-х, начало 90-х годов, прошлого столетия, особые годы истории.  Их придется еще и нашим потомкам, осмыслить, проанализировать и понять, кто и зачем их совершал?

Нам офицерам штаба базы,  находящимся в это время на службе, этим заниматься было некогда. А жизнь, очень быстро изменялась и больнее всего била по защитникам Отечества. Началось сокращение и перевод кораблей базы. Штабом, велась большая работа по подготовке к выводу кораблей и перебазирование бригады из прибалтийских республик, но и нас сокращали.

Для меня, как и для всех служивших в базе, начали поступать   предложения от кадровых органов. Шло интенсивное  сокращение штаба  и корабельного состава, обстановка быстро менялась и была часто не понятна.

Вид островов Новая Земля из космоса

Никогда не собирался на ядерный полигон Новой Земли, но поступило настойчивое предложение кадровых органов продолжить службу в штабе на Новой Земле, немного подумал, посоветовался с семьей и согласился. Вскоре был назначен и оказался на ядерном полигоне Новой земли заместителем начальника штаба — начальником командного пункта полигона.

Дав согласие на перевод, стал по возможности изучать свое новое место службы, начал с географического места расположения и климатических условий. Первое, поверхностное знакомство по справочникам и отзывам, служивших на севере, особого восторга не вызвали.

Острова Новой Земли Северный и Южный,  расположены на северо-востоке Европы за Полярным кругом, между двух морей Баренцевым (теплым) и Карским (холодным), что   определяет  климат и погоду на Архипелаге. Простираются острова дугой с юго-запада на северо-восток  на  900 с лишним километров, площадь по размерам превосходит некоторые европейские государства. Южная оконечность — мыс Меньшикова находится на широте -70 град. 30 мин. СШ,  северная — мыс Желания на широте — 77 град. СШ.

Климат — морской арктический характеризуется неустойчивой, циклонической погодой, с ураганными ветрами, резкими температурными колебаниями, большим количеством  осадков,  выпадающих  260 дней в году. Максимальная скорость  ветра достигает —  55 м/сек,  объявленных по состоянию погоды штормовых готовностей в год бывает 80 — 150 суток, среднее число дней со снежным покровом – 244 дня, продолжительность полярного дня – 90 суток, полярной ночи –70 суток. Среднемесячная температура воздуха в течение календарного года, по сравнению с Балтикой, была холодной. Лета как такового не было, самая высокая температура летнего месяца июля, редко поднималась выше +10-15 градусов. Зимой температура бывает – 40 и более, с учетом сильных штормовых ветров, это холодно.

Капитан 1 ранга М.И. Скриган

Служба и жизнь на Арктических островах Новой Земли стали школой мужества и познания нового в экстремальных условиях Заполярья. Многому пришлось учиться, и осваивать заново, хорошо, что рядом были сослуживцы и товарищи по службе. И сегодня с благодарностью вспоминаю своего заместителя капитана 1 ранга В.А. Полетавкина, офицеров штаба и полигона, у которых многому научился, особенно первоначально с прибытием на полигон, осваивая новые обязанности.

Капитаны 1 ранга М. И. Скриган и В.А. Полетавкин

Вскоре освоился, по многим служебным и повседневным вопросам, в главном военном городке ядерного полигона Белушьей  Губе. Еще при перелете, была хорошая видимость, рассмотрел свое новое место службы  на Южном острове Новой Земли.

Военный городок Белушья Губа

В специальных вопросах, которые для меня были новы, большую помощь оказал капитан 1 ранга В. Чугунов, который не однократно участвовал в подготовке и проведении ядерных испытаний в разных средах, он мог долго рассказывать о новом для меня деле с примерами из жизни разного времени.

На заседании ученого совета профессор, доктор технических наук В. Чугунов

На полигоне Новой Земли, первый подводный ядерный взрыв был произведен, через 10 лет после ядерного взрыва в США, 21 сентября 1955 года в губе Черной.

Ядерный заряд в корпусе торпеды

30 октября 1961 года на полигоне была испытана самая мощная в мире экспериментальная  бомба под названием «Большой Иван» с тротиловым эквивалентом более 50 МГТ. В 1963 году, началась подготовка к проведению подземных ядерных испытаний. Первый  подземный ядерный взрыв был осуществлен в штольне «Г» — 18 сентября 1964 года.

За годы, проведения ядерных испытаний на полигоне до 24 октября 1990 года — было проведено — 132 ядерных взрыва. Из них: 87 в атмосфере, в том числе 84 — воздушных; 1 – наземный, 7 сентября 1957 года; 2 – надводных, 27 октября 1961 года и 22 августа 1962 года;  3 – подводных, 21 сентября 1955 года, 10 сентября 1957года, 23 сентября 1961 года; 42 подземных.

Спортивный комплекс «Арктика»
Улица Советская военного городка Белушья Губа

Так начиналась моя служба на полигоне, планировал побыть недолго, служил почти 7 лет. За это время в полной мере освоил обязанности по должности, а они оказались непростыми, к тому же в Заполярных условиях.

Надо было многое знать и уметь делать практически, находясь в гарнизоне. Организовывать, проведение спартакиады и готовить строевой расчет к празничному параду. Самым сложным в последнем случае оказалась подготовка впервые к параду женского строя, начиная от их экипировки и заканчивая строевой обученностью. Участвовать в подготовке и проведени смотров художественной самодеятельности частей гарнизона.

За прошедшие годы, освоил не только обязанности, но и Заполярные «Варианты», с сильными ветрами, новоземельскими метелями с низкими температурами, и нулевой видимостью. В начале службы на полигоне,  был поражен отношением проживающих и служащих к делу,  всегда готовых делать то, что надо в любое время суток и состояния погоды, высочайшей  профессиональной подготовке и знании своего дела. Восхищался природой  и растительностью, уникального места службы. Где цвели цветы, росли грибы и на лето, которое было очень коротки прилетали птицы, а вкус новоземельского гольца помнится и сегодня..

Природа, цветы Новой Земли Полярный день

Участвуя в подготовке и проведении ядерных испытаний, особенно последнего подземного ядерного взрыва в штольне, перед объявлением моратория на испытания.

Штольня для испытаний

Походил по земле в подземной штольне, подготовленной для специальных работ,

Новая Земля Пик Седова

полюбовался еще раз, на испытательной станции поселка Северный суровым своеобразным величием  Арктики.

В должностные обязанности входил контроль, а иногда и личное участие  в ведении мониторинга за местами, где проводились испытания, северного склона губы Моисеева, западного склона губы Черной, губы Лазарева и в долине реки Шумилиха.

Вместе со всеми переживал, когда решался вопрос о закрытии полигона, сопровождал прибывающие комиссии во главе с различными должностными лицами. В том числе министра обороны П.С. Грачевым, Атомной энергии В.Н. Михайловым и депутатов от Архангельска во главе с Вишняковым. Складывалось впечатление, что усиленно искали недостатки и повод для закрытия единственного оставшегося полигона России в Арктике.

Встреча комиссии Министр обороны РФ П.С. Грачевым

Радовался вместе со всеми, когда всё на ядерном полигоне успокоилось, и занялись выполнением своих повседневных задач, когда было принято решение оставить полигон в покое.

Указом Президента РФ от 27 февраля 1972 года «О полигоне на Новой Земле», ядерный полигон, получил государственный статус и  преобразован в Центральный полигон Российской Федерации. Прошло еще немного времени,  состоялся мой очередной и как оказалось последний перевод к новому месту службы.  Закончился еще один этап моей служебной деятельности и жизни, в экстремальных условиях Арктики на островах Новой Земли, о котором остались самые хорошие воспоминания и фотографии домашнего архива.

Вымпел ЦП Росийской Федерации
Знаменитый Заполярный аэродром Рогачево

Впереди была новая должность, новые обязанности, в военном городке ВМФ «Горки-25», но в Подмосковье в 40 километрах от Москвы.  Где не было Вариантов, метелей, морозов и не бродили по территории белые медведи. По выработанной привычке познакомился с историей Подмосковья, где продолжил службу.

 

Раньше, в XVIII веке, это место Подмосковья  носила название Горки Яньковские — по фамилии хозяина имения Д. И. Янькова.  Первые архивные записи о селении, имения Д.И. Яннькова, как сельцо Горки  появились  в первой четверти XVII столетия. В наше время местность, представляет собой возвышенность в виде небольшой горки, южные и восточные склоны которой круто спускаются к речке Волгуша, а северные и западные — более отлогие. Волгуша берет свое начало возле села Озерецкое из болот, лежащих вокруг озера Нерского.

Ветеран ВМФ СССР, России капитан 1 ранга М.И. Скриган

Только освоил должность появились мысли как повысить готовность, улучшить службу и быт в части.  Совсем обустроился, начал практически осваивать побережье реки Волгуша, изучать глубоко и всесторонне историю Горок Рогачевских, подошло время идти на отдых, увольняться в запас по возрасту.

Одно из строений в Горках Рогачевских
Памятник Советским воинам в Горках Рогачевских

Увольнение в запас каждый воспринимает по разному. Михаил Иванович решил продолжить активно трудиться. Этого ему показалось недостаточно для активной жизни, собрав и объединив новоземельцев стал собираться с ними на берегу речки Волгуша.  Вспоминали Новую Землю, ЦП РФ и время службы в Заполярье. Постепенно родилась идея создать общественную организацию новоземельцев.

Парк санатория ВМФ М.И. Скриган, В.С. Ярыгин
1-й заместитель Председателя правления капитан 1 ранга М.И. Скриган

На основании решения Учредительной конференции, которая состоялась 17 декабря 2005 год в Горках Рогачевских, была создана Межрегиональная общественная организация «Московский союз новоземельцев» (МОО МСН). Федеральной регистрационной службой по городу Москве за №7196 27 октября 2006 года МОО МСН зарегистрирована и начала свою деятельность.

Деятельность МОО МСН регламентирована требованиями принятого   Устава Межрегиональной общественной организации «Московский Союз новоземельцев», направлена на оказание всесторонней помощи ветеранам и членам их семей, воспитание молодежи и привитие им традиционных ценностей, занималось этим избранное на Конференции Правление. Контролировал, направлял её деятельность, 1-й заместитель Председателя правления М.И. Скриган.

Благодаря хорошей работе и личному вкладу в это Михаила Ивановича Межрегиональная общественная организация «Московский Союз новоземельцев», встретило свое 15-летие, 1-ый заместитель Председателя правления М.И. Скриган заслуженно стал «Почетным членом МОО МСН».

Знак Почетный член «Московского союза новоземельцев»

В заботах и делах жизнь ветерана ВМФ капитана 1 ранга М.И. Скриган продолжается. В воспоминаниях и снах Михаил Иванович продолжает находиться на боевой службе, командовать ракетным кораблем, управлять штабами и командными пунктами, наводить порядок и улучшать воинскую дисциплину. Жизнь продолжается!

 

С ЮБИЛЕЕМ ДОРОГОЙ МИХАИЛ ИВАНОВИЧ!

Мой путь на Новую Землю

Кокин Сергей Михайлович, испытатель авиационной техники и вооружения. С 1980 по 1984 год в составе экспедиции НИИАС принимал непосредственное участие в организации и проведении испытаний на Новой Земле авиационной техники и вооружения на стойкость к поражающим факторам ядерного оружия. Член Московского союза новоземельцев. Награжден знаком «Почетный член Союза новоземельцев». C 2010 года на пенсии.

Родился я в семье военнослужащего в г. Жмеринка Винницкой области (Украина) 12 октября 1946 г., где в это время располагалась войсковая часть в которой служил мой отец.

Необходимо отметить, что изначально у меня не было мыслей о Новой Земле и что я буду участвовать там в испытаниях. Но жизнь распорядилась по-другому и последовательно вела меня к этому.

В связи с тем, что отец был военным, семья часто переезжала с места на место и среднюю школу я окончил в Белоруссии (г. Заслоново).  После школы поступал в Ленинградский институт авиационного приборостроения (ЛИАП). Но попытка была неудачная и закончилась поступлением в Калининский торфяной институт (КТИ) на кафедру «машины и аппараты химических производств» (МАХП).  С 1964 года работал НИИ-2МО радиомонтажником с окладом 45 рублей.

С 1968 г. работал в лаборатории «Процессы и аппараты химических производств» в Всесоюзном научно-исследовательском институте синтетических волокон (ВНИИСВ).

После окончания Калининского торфяного института с 1970 г. служил в армии на острове Сахалин, в дивизионе, обслуживающем  ЗРК С-75.

После демобилизации работал в НИИАС, участвовал в испытаниях по безопасности использования авиационной техники (далее – АТ) и авиационного вооружения (далее – АВ) на защищенность опасных цепей (далее – ОЦ) электровоспламеняющих устройств (далее – ЭВУ)  при  воздействии ЭМП радиостанций и СВЧ излучений.

Мой путь на Новую Землю начался 16 сентября 1980 г., когда бригада института в составе: Жукова Д.Н., Кокина С.М. и других сотрудников, возглавляемая ответственным руководителем работ МАП Бочаровым В.В., кандидатом технических наук, начальником лаборатории 15-го отделения НИИАС, впоследствии доктор технических наук, профессор, Лауреат государственной премии СССР, член – корреспондент Российской академии ракетных и артиллерийских наук, заместитель начальника института, начальник филиала «Прибор», прибыла в г. Мурманск и поселилась в ДМО «Моряк». Через двое суток переехали в г. Североморск, пересели на плавбазу северного флота «Федор Видяев» или «Михаил Гаджиев» (не помню точно) и направились к Новой Земле.

При переходе в Баренцевом море попали в шторм. Корабль поднимался почти вертикально, потом опускался. Нас всех скрутило по-настоящему. Спасибо экипажу. Нам принесли н.з. – железные банки с кислой капустой, солеными огурцами, помидорами, воблой. Спирт всегда был с собой. Это нас немного спасло, так как шторм продолжался 41 час.

Оказывается, Бочаров В.В. записал в блокнот время прибытия к Новой Земле, и когда я ему позвонил, он четко мне сказал: «Шторм продолжался 41 час». Это меня очень поразило, прошло более 40 лет, а он помнит.

Через 44 часа корабль вошел в пролив Маточкин Шар, пришвартовался к пирсу и на 40 суток плавбаза подводных лодок стала нашим домом.

Пролив Маточкин Шар

Вся наша бригада получила в институте специальную одежду для работ на севере, в которую входили: костюм меховой, сапоги кирзовые, перчатки меховые, унты, костюм х/б.

На следующий день прилетел на вертолете начальник 15 отделения НИИАС Алесенко В.В. кандидат технических наук, впоследствии доктор технических наук, профессор, Лауреат государственной премии СССР, Лауреат премии правительства РФ, директор ФГУП ВИМИ

Он пришел на плавбазу вместе с членами государственной комиссии – Цырковым Г.А. и Михайловым В.Н., нас познакомили, но я не думал в то время, что с этими выдающими учеными и организаторами мне придется много работать и ощущать их помощь, не только на Новой Земле, но и на других полигонах МО при  проведении испытаний техники и вооружения.

Слева направо. Бочаров В.В., Алесенко В.В., Жуков Д.Н. Новая Земля 1980 г.

Алесенко В.В. познакомил нас со специалистами ВНИИЭФ, НИИИТ и Полигона, с которыми обсудили программу опыта «Д-80» и составили график проведения работ, в том числе с экипажем БПК «Бойкий» (командир корабля в то время был Масорин В.В., впоследствии – командующий ВМФ РФ в 2005-2007гг.).

Сотрудники ВНИИЭФ перед опытом Д-80. Первый ряд слева на право 3-й- Золотов В.А. 5-й- Людаев, 6-й -Павловский А.И., 8-й –Евсеенков И.В. Второй ряд 2-й – Биюшкин Н.П.

В обсуждении программы опыта принимали участие:

От ВНИИЭФ – Гусев Н.И., Биюшкин Н.П., Золотов В.А., Брагин Ю.Б., Кравченко А.С., Юрыжев А.С.;

От НИИИТ – Синий Л.Л., Кононенко Г.П., Евсеенков И.В., Логунов Н.И. и др.

От НИИАС – Алесенко В.В., Бочаров В.В., Кокин С.М., Жуков Д.Н. и др.

От Полигона – Зайцев В.И. (начальник  НИЧ), Цаубулин В.А. (начальник 4 отд. НИЧ) и др.

От ПЗ МО – Невзоров В.А. (в/ч 31851), а также другие представители промышленности.

Бригады испытателей и члены государственной комиссии размещались на теплоходе «Татария».

В опыте «Д-80» облучению и динамическому воздействию от ударной волны ВМГ подвергался БПК «Бойкий», стоящий на причале в проливе Маточкин Шар, на борту которого размещались изделия АВ и АТ.

Бочаров В.В. отвечал за технические и организационные вопросы. Я — за взрывоопасные цепи АВ и  АТ и защите их от воздействия электромагнитного импульса (ЭМИ). Жуков Д.Н. – за динамическое воздействие ударной волны и вибрационные нагрузки.

После осмотра размещения АВ и АТ на палубе корабля, было принято решение, часть устройств инициирования расположить на вертолетной площадке, около вертолета Ка25ПЛ. Я быстро от руки написал данное Решение, которое тут же утвердил руководитель работ Зайцев В.И.

На фотографии ниже представлен этот уникальный документ, составленный буквально «на коленке», со всеми подписями.

На вертолетной площадке БПК воспроизводили условия, возникающие при подготовке изделий ПЛАБ-250-120, АТ-1М, ЗБ-500 к боевому применению вертолета Ка-25ПЛ.

Изделие объектов 4К91 было поставлено на испытания со штатным пиропатроном в цепи пиросвечи СД. В другом изделии была установлена специальная сборка с импульсным датчиком тока (ТИ).

Авиационные изделия С-5, С-8А, С-24 были закреплены на палубе по правому борту со штатными пиропатронами.

После размещения АВ и АТ на корабле, наша бригада совместно с НИИИТ и ВНИИЭФ проложили измерительные кабели в металлических коробах к регистраторам С9-4А, установленных в измерительных комплексах ПАУ-1 и УПС-4.

Наведенные токи в опасных цепях пиросвечи СД, а также отдельных авиационных изделий С-5, С-8А, С-24 измерялись по методике НИИИТ.

С помощью взрывающихся проволочек имитировался электромагнитный импульс ядерного взрыва и его воздействие на опасные цепи АВ, а также на работающую технику  «Бойкого».

Когда мы прокладывали металлические короба с кабелями связи от БПК к измерительным комплексам, я познакомился с Биюшкиным Н.П. – впоследствии Генеральный директор  издательства «Армада-Альфа», кандидат технических наук.

Одеты были все одинаково – в черные меховые куртки, черную робу, кирзовые сапоги. В робе, в специальном кармане находился черный дозиметр КИД-1. Где начальники, где подчиненные было не разобрать.

Я спросил у Николая: «Кто у вас всем руководит?». «Да вот рядом с тобой работает наш начальник отделения Павловский А.И.», — ответил он. «А у нас Алесенко В.В. – тоже начальник отделения».

Так я познакомился с выдающимся ученым, но это я узнал гораздо позже, когда поехал в командировку в Арзамас-16, и когда Алесенко В.В. защищал докторскую диссертацию, а я его привозил из дома в институт.

Павловский А.И. был официальным оппонентом на докторской диссертации Алесенко В.В.

Это был первый опыт с применением взрывомагнитных генераторов (далее – ВМГ) в устройствах для проведения натурных работ крупных объектов на воздействие мощных импульсных электромагнитных полей в больших объемах.

От результатов опыта «Д-80» зависели дальнейшие разработки устройств на базе ВМГ, в частности для подавления и вывода из строя радиоэлектронных приборов и т.д.

Особенностью проведения опыта было  то что он проводился одновременно с ядерными испытаниями в штольне и всеми работами руководила единая  Государственная комиссия в которую  входили известные ученые и государственные деятели из Министерства обороны и ВПК.

Общее руководство государственной комиссией  осуществлял  Цырков Г.А. – начальник 5-го ГУ МСМ, доктор технических наук, герой Социалистического труда, лауреат Ленинской премии СССР и двух Сталинских премий (1951, 1953 гг.), участник испытаний первой советской атомной бомбы.

Заместителем руководителя государственной комиссии был Михайлов В.Н. – доктор технических наук, главный конструктор НИИИТ, лауреат Ленинской премии СССР, создатель системы измерений быстропротекающих процессов для обеспечения подземных ЯВ, впоследствии Министр Министерства атомной промышленности, академик РАН.

Павловский А.И. – руководитель сектора (отделения) ВНИИЭФ, доктор физико-математических наук, лауреат Сталинской премии (1953 г.) за создание первого советского заряда РДС, лауреат Ленинской премии СССР  1963 г., герой Социалистического труда, член — корреспондент Академии наук СССР, впоследствии – академик РАН (1991 г.).  Под его руководством и при его непосредственном участии созданы магнитокуммулятивные генераторы (МК-генераторы) импульсных полей и проведены в этих полях физические исследования – сжатие магнитного потока направленным взрывом.

Шитиков Е.А. – председатель государственной комиссии по «Д-80», начальник 6-го Управления ВМФ, контр-адмирал, доктор технических наук.

Кострицкий С.П. – заместитель председателя государственной комиссии по «Д-80», начальник Полигона, контр-адмирал.

11 октября 1980 г. в день «Ч» все суда, обеспечивающие испытания отошли от причалов и встали в проливе Маточкин Шар в районе выхода в Баренцево море.

При проведении натурного опыта «Д-80» были измерены импульсные токи в ОЦ АВ, а также нагрузки от  ударной волны и импульсные напряжения в корабельном и авиационном оборудовании.

Привожу цитату из воспоминаний капитана 1 ранга Цаубулина В.А. – начальника 4 — ого отдела НИЧ из книги «Наша Новая Земля» …»:     «В 1979 г. 4-му отделу была поставлена задача на 1980 г., связанная не только с проведением стандартных  штольневых измерений на объектах А-25 и А-30, но и с проведением облучательного опыта «Динамики-80», который в практике работ Новоземельского полигона не имел аналогов.

Прежде всего, надо было провести научно-исследовательскую проработку всего комплекса вопросов с целью обоснования постановки и практической подготовки проведения натурного испытания функционирующих систем корабля на радиационную стойкость на акватории при облучении полем ядерных излучений источника, работающего в режиме «опытов «Динамика-80» и «Динамика-83».  Причем источник, облучая натуральный объект с параметрами потоков и интенсивностей ядерных излучений, близких к поражающим, не должен был наносить ему повреждений другими факторами.

Программа работ на полигоне в 1980 г. на штольнях А-25 и А-30 предусматривала синхронизацию операций и практически их одновременную работу к ГПР-ГР и «Ч» и боевую работу от «одной кнопки». Начало заключительных операций укладывалось с периодом течений в проливе таким образом, чтобы в момент установки гидродинамической защиты скорость течения максимально падала, а к моменту «Ч» течение менялось на обратное — из Баренцева моря в Карское.

Подготовка сложнейшего комплекса объектов «Динамика-80» была осуществлена совместными усилиями Полигона, ВНИИЭФ, НИИИТ, войсковой части 70170 и ряда организаций промышленности.

Это было первое масштабное натурное испытание корабля, проведенное на Новоземельном полигоне после 1958 г.»

20 октября 1980 г. командировка на Новую Землю закончилась. Бочаров В.В. улетел из Рогачева.

После написания экспресс — отчета вся бригада НИИАС ушла на плавбазе в г. Североморск.

По приезду в Москву было написано письмо командиру в/ч 31100 Шитикову Е.А. следующего содержания: «В соответствии с выводами «экспресс – отчета» по работе «Динамика — 80», утвержденного Вами 19.10.1980 г., было представлено проведение проверок техники после испытаний с использованием контрольно-проверочной аппаратуры организациями, которые поставляли эту технику на опыт.

Прошу Вашего содействия в ускоренном выполнении этих работ и направлении протоколов проверок в адрес нашего предприятия.

Заместитель начальника института – Базазянц С.И.»

Вначале 1983 г. в 15-ом отделении НИИАС был создан сектор, отвечающий за организацию и проведение крупномасштабных натурных испытаний АВ и АТ на ядерных полигонах МО.

Возглавил его кандидат физико-математических наук  Масалов В.И., впоследствии Лауреат премии правительства Российской Федерации, заместитель директора ВИМИ, с которым я участвовал в двух натурных опытах  «Динамика-83» и «А-100» на полигоне Новой Земли.

В секторе работали: Морозов А., Гребенникова Г.В., Григорьева О.М., Волженский В.И., Рыбин П.Ф., Серебрянников А.А., Нестерова Г.В.

В секторе формировалась общая программа испытаний АВ и АТ МАП на стойкость к поражающим факторам ядерного оружия.

В 1983 г. бригада НИИАС в составе:

— Алесенко В.В. – ответственный руководитель работ экспедиций МАП, член Государственной комиссии;

— Масалов В.И. – руководитель экспедиции НИИАС;

— Кокин С.М. – ответственный за испытания ОЦ АВ и АТ в опыте «Динамика-83», руководитель группы заключительных операций и  снятия материалов регистрации после опыта (ГЗО);

— Варнавский Л.В. – испытатель измерительных систем, член группы ГЗО;

— Суворов В.А. – слесарь-испытатель;

— Артемов Т.Г. – механик ,

вылетела из аэродрома «Остафьево» на «Ан-12» на Новую Землю.

Приземлились в Рогачево, далее добрались до Белушки, где поселились в гостинице. Всем выдали талоны на питание в столовой.

После акклиматизации, вертолетом прилетели в поселок Северный. Мы с Масаловым В.И.  разместились на теплоходе «Буковина» в каюте 2 класса.

На теплоходе также поселились члены государственной комиссии  Цырков Г.А., Михайлов В.Н., Алесенко В.В. и др.

Гостиница испытателей «Белый теплоход»

Остальные испытатели НИИАС и предприятий-разработчиков АВ и АТ разместились в гостинице на берегу пролива Маточкин Шар.

Команду НИИИТ возглавлял помощник Михайлова В.Н.- Логунов Н.П.

Синий Л.Л., Кононенко Г.П., Евсеенков И.В. занимались измерениями и подготовкой измерительных комплексов, а также работали с другими испытателями.

Логунову Н.П. беспрекословно подчинялись не только на работе, но и на теплоходе, который был укомплектован полностью мужским коллективом испытателей, никаких разборок и эксцессов не было.

В опыте «Динамика-83», как и в работе «Д-80» проводилось натурное испытание функционирующих систем БПК «Бойкий» на радиационную стойкость.

Корабль стоял у причала в проливе Маточкин Шар. Между причалом и кораблем на специальном плоту находился контейнер «Колба», в котором размещался источник излучения, работающий в режиме НЦР. Источник гамма — нейтронных излучений, облучая объект с параметрами потоков и интенсивностью ядерных излучений, близких к поражающим, не наносил ему повреждений другими факторами.

Подготовка к испытаниям. БПК «Бойкий». Пролив Маточкин шар, Новая Земля 1983 г.

В носовой части корабля размещался палубный штурмовик вертикального взлета Як-38 с комплексом вооружения.

Вертолет Ка-25ПЛ с вооружением размещался на пирсе. АВ и АТ размещалось на корабле и на пирсе.

Измерительные комплексы находились на пирсе.

Команда корабля перед опытом перенесла на теплоход «Буковина» продукты питания. Мы познакомились с командиром БПК «Бойкий» Тепловым Б.Л., капитаном 3 ранга. Позже вместе с Масаловым В.И.  отмечали около двух суток День Военно-морского флота (29 июля 1984 г.) на БПК «Бойкий», куда нас отпросил у Алесенко В.В. командир корабля, и когда Алесенко В.В. просил вернуть нас  на теплоход, Теплов Б.Л. отвечал: «Штормит, катер отправить не могу».

В конце мероприятия в присутствии офицеров корабля в кают-компании Теплов Б.Л. вручил нам Знак корабля и фотографию БПК «Бойкий» с дарственной подписью.

В день «Ч» часть команды перешла на теплоход «Буковина», который ушел в Баренцево море в район выхода из акватории на безопасное расстояние.

Остались на месте проведения опыта аварийно-спасательная группа специального назначения (АСГСН) БПК «Бойкий» и группа снятия информации.

БПК «Бойкий».

После проведения работ «Ч» сотрудники полигона проводили замеры радиации и допускали группу снятия информации на безопасное время на пирс. Вся группа, одетая в костюмы химзащиты, в противогазах распечатывали АК на пирсе, снимали пленки с регистраторов и передавали их сотрудникам полигона, которые вертолетом доставляли их в Белушку для обработки материалов физических измерений. Проявлением пленок занимался мичман Фомин А.Я. Он же делал фотографии для экспресс — отчета.

Очередной свой день рождения я отмечал (12.10.1983 г.) после окончания работ в ресторане теплохода. По этому поводу шеф повар теплохода приготовил отбивную оленину, мы плеснули спирт, потушили свет, подожгли и выпили за успешную работу, за здоровье всех присутствующих и конечно за меня. Коллеги вручили мне поздравительное стихотворение.

После написания экспресс — отчета бригада НИИАС вылетела в Москву на самолете «Ан-12» вместе с сотрудниками организаций, участвовавших в Опыте, и с изделиями МАП, которые также были погружены в самолет.

В испытаниях участвовали от полигона – начальник 4 отдела капитан 2 ранга В.С. Аванесов, капитан 3 ранга Думик В.П., Семенов А.Д., Колесников А.И., Касаткин Н.В., Тихане Н.О., Варгатый Е.В. и др.

Вице-адмирал Чиров В.К. – член государственной комиссии.

В 1984 г. НИИАС со всей ответственностью готовился к проведению натурного опыта «А-100». Общее руководство в подготовке и проведению работ было возложено на 15-ое отделение.

Начальник отделения Алесенко В.В. являлся членом государственной комиссии Опыта «А-100».

До отъезда в командировку мы с  Масаловым В.И. доложили Алесенко В.В., что ещё в 1983 г. офицеры в Белушке просили нас привезти пиво на Новую Землю.

Алесенко В.В. позвонил по своим каналам и дал мне записку на получение 4 –х ящиков Чешского пива. В то время это был страшный дефицит.

Я поехал в район метро «Маяковская», нашел этот «спецмагазин», отдал записку продавцу и получил 4-е ящика пива, которое мы доставили на Новую Землю (это был наш «золотой запас»).

К сектору Масалова В.И. подключился Максименко В.В., который разработал методику расстановки изделий МАП на приустьевой площадке  (ППА) облучающий штольни «А-100» в соответствии с требованиями ГОСТ «Мороз-5».

Была готова общая программа испытаний АТ И АВ на стойкость к поражающим факторам ЯВ, согласованная с разработчиками и утвержденная МАП.

Для работ на Новой  Земле НИИАС получил аппаратный комплекс СГ-16 АЭ с СУПИ-15, который мы укомплектовали осциллографами С9-4А и другой аппаратурой, необходимой для проведения работ, а также автобус ПАЗ — северный вариант.

Потом совместно с НИИИТ грузили их на железнодорожные плат- формы в Москве. Состав шел в г. Мурманск, перезагружался на «БМСТ Яуза» и доставлялся в пролив Маточкин Шар в поселок Северный.

Вся бригада получила спецодежду и обувь для работы на Севере.

Я передал в НИИИТ импульсные датчики тока для калибровки. До отъезда в командировку получил «калибровку измерительных преобразователей тока», которую мне передал сотрудник НИИИТ — Гандельман Ю.Г. В конце он написал: «P.S. Содрано с оригинала Юрием Григорьевичем. Прошу учесть и подпись».

Я, естественно, это учел уже на  теплоходе «Татария».

Эти преобразователи устанавливались в изделия разработчиков АВ в опыте «А-100».

Летом 1984 г. экспедиция НИИАС вылетела спецрейсом из «Остафьево» на Новую Землю.

В нее входили:

— Масалов В.И. – ответственный руководитель работ от МАП;

— Кокин С.М. –руководитель экспедиции НИИАС, руководитель группы заключительных операций и снятия материалов регистрации, ответственный за испытания ОЦ АВ и АТ;

— Серебряников А.А. – инженер;

— Варнавский Л.В. – испытатель измерительных цепей АК СГ-16 АЭ, член группы заключительной операции (далее – ГЗО) и снятия материалов регистрации;

— Суворов В.А. – слесарь-испытатель;

— Артемов Т.Г. – механик;

— Голубев Ю.Н. – водитель.

Сели в Рогачево, переехали в  «Белушку», поселились в гостинице,
2 -3 дня ушло на акклиматизацию, далее вертолетом  — в поселок Северный
в проливе Маточкин Шар.

Поселились на теплоходе «Татария, в носовой каюте
2 класса.

На полигоне ярко светило солнце, был полярный день. Теплоход «Татария» был полностью занят сотрудниками НИИИТ, НИИАС, членами государственной комиссии и представителями заказчика (ПЗ МО). Всего около 200 человек.

Обсудили график работ, и на следующий день начались работы по подготовке Опыта. Работали совместно с бригадами представителей предприятий-разработчиков АВ и АТ: Савченко, Сажиным, Троицким, Гуськовым, Мраморщиковым  и многими другими. От представителей заказчика – Невзоров, Алтунин, Игнатов.

Большую помощь в подготовке и проведении работ оказали сотрудники НИИИТ: Логунов Н.П., Синий Л.Л., Кононенко Г.П., Гандельман Ю.Г., Евсеенков  И.В. и др., а также сотрудники полигона: Думик В.П., Касаткин Н.В., Колесников  А.И., Сафронов В.Г., Семенов А.Д.

Вся техника прибыла в пролив Маточкин Шар на БДК (СДК) и БМСТ «Яуза».

БМСТ «Яуза» своими подъёмными средствами выгружала технику на пирс и БПК «Бойкий», а с БДК на берег технику и АВ перевозили тягачами, ГТС, на ППА штольни «А-100».

АКСГ-16 АЭ устанавливался на ППА, поднимался на домкратах с отрывом колес и заземлялся. После установки прокладывали металлические короба от кунга до автономных дизель — генераторов и к изделиям, размещенным на ППА. После сборки металлических коробов укладывали силовые кабели питания.

После подключения питания АК началась распайка разъемов, проверка и настройка регистраторов (С9-4А), установка автоматической фоторегистрации, проверялось их срабатывание, прокручивание пленок, снятие кассет с пленками.

Нашей бригаде большую помощь оказал сотрудник НИИИТ Евсеенков Игорь Васильевич. Для меня он навсегда останется супер — измерителем параметров ЯВ, а также «реакции стойкости» АВ и АТ при воздействии поражающих факторов ЯВ на моделирующих установках.

После заседания. Крайний слева Думик В.П. 4-й слева Алесенко В.В.

Бригада, в которой он участвовал, занималась калибровкой измерительных преобразователей тока. Он «привязывал» АК к изделиям и определял, как лучше защитить эту систему от внешнего воздействия поражающих факторов ЯВ. Вместе с ним мы проверяли и настраивали регистраторы таким образом, чтобы поймать импульс полностью (амплитуду, длительность, частоту) и не промахнуться. Какую задержку поставить, так как регистраторы находятся далеко от изделий.

Он предложил на более ответственных точках ставить два осциллографа с разной амплитудно-временной настройкой.

Проверял установку оптимальной яркости лучей регистраторов, установку и наладку фотоприставок.

После утверждения схем измерений, Михайловым В.Н., АК подключили к системам автоматики, и на ГПР проверялась надежность работы всей системы измерений.

Государственную комиссию возглавлял  Цырков Г.А. – начальник 5-го ГУ МСМ. Заместителем был Михайлов В.Н.

Члены государственной комиссии:

— Алесенко В.В., начальник 15-го отделения НИИАС;

— Чипиженко А.З.;

— Чиров В.К., вице-адмирал, начальник полигона и др.

После обсуждения плана совместных работ. 1-й справа Выскребенцев В,В, 2-й справа Алесенко В.В.

В редкие минуты отдыха ходили вместе в баню горняков и СМУ по приглашению Родименкова В.Н., где маленький бассейн (купель) с водой из пролива Маточкин Шар. При одном посещении ожидали члена государственной комиссии полковника Чипиженко А.З., он опаздывал. В наказание постановили прыгнуть в купель. Он разделся, окунулся в воду и как пингвин выпрыгнул на деревянный помост. Все зааплодировали, ему и налили «штрафную».

Иногда на ГТС выезжали в тундру за рогами оленей и ходили вместе в горы, искали камни с пиритами и горным хрусталем.

Рассвет в Маточкином Шаре

Часто ходили в каюту к сотрудникам НИИИТ, пели с ними песни, и Валерий Иванович исполнял на бис коронную песню «алюминиевые штаны».

И конечно всей компанией пели гимн Новоземельцам на мелодию Александра Городницкого.

«Дорогие братья и сестрицы,

Не езжайте в дальние края,

Оставайтесь в каменной столице,

Вас погубит Новая Земля,

Деньги, слава, ордена, медали,

Это бредни старого осла,

Вот в Сенегале, братцы, в Сенегале

Есть жена французского посла.

Что-то, где то рядом громыхнуло,

Разнеся неясный свет лучей,

Эх жена, любимая подруга,

Не видать счастливых нам ночей,

Не нужны ни Вали и не Гали,

На всех бабах я поставил крест,

Гамма – кванты тело пронизали,

Оставляя девственность невест».

Иногда в музыкальном салоне теплохода «Татария» организовывали вечера отдыха. (Одно из приглашений на 21 июля в 2000  за столик № 6 у меня сохранилось.)

После забивки штольни определяется день генеральной репетиции («ГР»), который проводится с учетом времени действия всей группировки участвующих в Опыте «А-100».

Все готово к испытаниям. 1984 г.

На приустьевой площадке (ППА) штольни «А-100» во время «ГР» и «Ч» находилось большое количество новых образцов АТ и АВ. Причем, многие из них работали при облучении в режиме имитации автономного полета. Также на ППА стоял вертолет с вооружением и фантомом летчика. На фантоме и на борту устанавливались датчики радиации.

БПК «Бойкий» и БМСТ «Яуза» стояли в проливе направлением на Карское море. Определялась радиационная стойкость работающей аппаратуры и других систем кораблей, а также размещенной на них АТ и АВ к поражающим факторам ЯВ.

Основная часть экипажей  БПК «Бойкий» и БМСТ «Яуза» эвакуировались на корабли, которые забирали людей, не участвующих в заключительных операциях, и отходили в район выхода из акватории в Баренцево море на безопасное расстояние.

Собаки, живущие на полигоне, чувствуя необычную ситуацию, приходили на пирс, где их сажали на корабли и теплоход  «Татария».

Оставался только состав аварийно — спасательной группы (АСГСН).

На «ГР» работает группа заключительных операций. На ППА проводится проверка командных сигналов автоматики, прокручиваются фотоприставки, тумблеры переводятся в рабочее состояние.

Наша группа опечатывает АК. Одновременно проверяется готовность изделий к работе в режиме «Ч».

Затем покидаем ППА и направляемся на КПА. Начинается репетиция боевой работы.

После отработки всей программы автоматики, группа направляется на ППА. АК распечатывается, проверяется протяжка пленок, кассеты вынимаются и отдаются на проявление мичману Фомину. После этого кассеты перезаряжаются, устанавливаются на регистраторы АК, опечатываются и подготавливаются к «Ч».

Все ждали циклона, который перемещался с запада на восток, и решения государственной комиссии на проведение Опыта «А-100», «Д» и «Ч».

И этот момент наступил 26 августа 1984 г.

Это был самый масштабный натурный опыт МАП на стойкость АТ и АВ и их носителей (БПК «Бойкий» и БМСТ «Яуза») к поражающим факторам ЯВ.

После окончания работ и написания экспресс — отчета, мы с Масаловым В.И. и бригадой НИИАС возвратились на теплоходе «Татария» сначала в порт Архангельска а затем поездом в Москву.

Вот что писал об  этих испытаниях генеральный конструктор ОАО ГосМКГ «Радуга» И.С. Селезнев в журнале  «Вестник авиации и космонавтики» № 5 2006 г. сентябрь — октябрь. Специальный выпуск 60 лет ГосНИИАС.

Статья И.С. Селезнева

В период с 1981 по 1992 гг. я принимал непосредственное участие в методическом обеспечении и проведении испытаний АТ и АВ на стойкость к воздействию электромагнитного импульса ядерного взрыва на моделирующих установках. Принимал участие в специальных испытаниях летательных аппаратов «ИЛ-18», «23-12», «9-12», «9-12К», «Т-10», «Ми-24» с комплексом вооружений, возглавлял комплексные бригады с предприятиями-разработчиками летательных аппаратов и представителями заказчика Министерства обороны.

Общая программа работ разрабатывалась в НИИАС и утверждалась в МАП.

В 1992 году я был переведен на должность начальника отдела ВИМИ

Но время течет неумолимо. Многие с которыми я работал стали пенсионерами, а некоторых уже нет. Незаметно подошло время и мне уходить на заслуженный отдых. И с 2010 года я пенсионер.

От своих товарищей я узнал что создана организация  «Московский союз новоземельцев», объединяющая тех кто служил, жил и работал на Новой Земле. Я, как и Масалов В.И., стал членом этой организации. Мы часто встречаемся, вместе преодолеваем возникающие трудности. Жизнь продолжается несмотря на пенсионный возраст.

Поздравление с Юбилеем Масалова В.И. Москва, ВИМИ.
год. Перед открытием конференции Московского союза новоземельцев

ВОСПОМИНАНИЯ Владимира Дмитриевича Глодян о жизни и Новой Земле

Майор В.Д. Глодян Член Правления МОО МСН

Родился я, 8 августа 1967 года  в  городе  Кобеляки  Полтавской области в семье военнослужащего. Как сыну семьи офицера, вместе с родителями,  довелось поездить по всему Советскому  Союзу.

Место рождения город Кобеляки

Пошел в первый  класс в школе № 56 города  Харькова  в  1974 году,  потом отца переводят служить в город  Комсомольск-на-Амуре и моя учеба  с  5 по 7 класс проходила  в средних  школах  № 8 и  средней школе № 4.

Город Харьков, вид из самолета

В 1980 году отца перевели служить  в город  Нижний Тагил, и мне пришлось в очередной раз менять школу, знакомиться  с учениками  средней школы № 1,  где проучился в 7-8 классах.

Город моего детства Нижний Тагил

Учеба проходила обычно, и ничего значительного не произошло, но за отличную учебу, спортивные достижения  в 1981 году,  сбылась моя мечта.   Я  впервые попал на отдых  в Международный пионерский лагерь «Артек» по путевке горкома  ВЛКСМ  города  Нижнего Тагила Свердловской области.  «Артек» был образован в 1925 году и ежегодно принимал на отдых тысячи  детей  из разных стран мира. До сих пор об этом времени осталась масса впечатлений, фотографий, состоялось много знакомств со сверстниками, с некоторыми из них, поддерживаю связь до сих пор, но это отдельная тема воспоминаний.

Пионерский лагерь «Артек»

В 1982 году отца переводят служить на Северный Кавказ где  я учился в средней школе № 2 станицы Зеленчукской Карачаево — Черкессии. Не заметно моя учеба закончилась,  за годы обучения в школах  познал, как нелегко жить в семье военного. Частые переезды на новое место службы отца,  заставили меня  учиться в пяти  школах большого Советского Союза, входить в новый школьный коллектив, находить общий язык с очередными одноклассниками и искать новых товарищей.

Несмотря на все  трудности, после окончания средней школы с золотой медалью и получением  аттестата,  принял решение стать военным. В 1984 году я успешно сдал экзамены и поступил учиться в Симферопольское высшее военно-политическое строительное училище (СВВПСУ). Учился легко, годы учебы прошли быстро и не заметно.

Здание, где я прожил 4 года учебы в СВВПСУ

С окончанием училища, на торжественном построении произошло вручение погон и дипломов, наше последнее торжественное прохождение в общем строю. Состоялся выпускной балл, распределение по местам службы, получив предписание после отпуска убыл к месту службы.   О хорошем времени обучения сегодня напоминают выпускной знак об окончании училища  и хранящаяся  нашивка  с символикой СВВПСУ.

Знак об окончании ВВПСУ

Комиссией по распределению был направлен на службу в Московскую область, войсковая часть 63152  в город Чехов.

Здание администрации города Чехов Московской области

Город был Чехов образован из поселка Лопасня в 1954 году, назван в честь А.П.Чехова, усадьба Мелихово в которой жил и работал писатель находится неподалеку от города. Расположен  к югу от столицы в  50 километров от МКАД, большая   часть города  находиться  на левом берегу реки Лопасни. Город с севера на юг растянулся на 5 километров,  занимает площадь  23 квадратных километра, население более 71 тыс. человек.

Служба в Подмосковье, шла успешно, постепенно освоил новую должность, на Север, тем более на острова Арктики не собирался, но жизнь распорядилась по-своему. В 1993 году, получил предложение от кадровых органов, поменять место службы, так я оказался с женой на Новой Земле.

Ядерный полигон на Новой Земле с обозначенными местами испытаний

Детей решили оставить у родителей, о ядерном полигоне на островах Новой Земли, говорили много и всякого, поэтому решили не рисковать. Служба на новом месте,  заставила  по-другому,  посмотреть нет только на служебные вопросы, но и человеческие. Это началось с момента прибытия на ядерный полигон и знакомства со своими новыми обязанностями и подчиненными дорожно-строительного батальона в службе главного инженера,  полигона.

На Центральном ядерном полигоне служил пять лет с 1993 по 1998 год, полюбил Новую Землю с ее морозами, полярными днями и ночами, бродячими медведями и Вариантами. Особенно запомнились  люди их доброта и  отзывчивость в жизни, высокий профессионализм на службе и работе.

Новая Земля, во время службы,  постоянно требовала от нас собранности и полной гармонии сердца и воли, которые жизненно необходимы в экстремальных условиях. Обстановка на  Центральном ядерном полигоне способствовала формированию «Новоземельского братства», которое сохраняется в  душе  на всю оставшуюся жизнь, и объединяет сегодня нас в  МОО «Московского  Союза новоземельцев».

Окончание курса молодого бойца, («вечный замполит» на курсах новобранцев) 1994 год
Руководитель занятий с личным составом Дорожно-строительного батальона 1995 года
Три года службы, Дорожно-строительный батальон 1995 год
Казарма Дорожно-строительного батальона 1996 год
Вместе с семьей в отпуске у родителей дочь Лариса, сын Дмитрий на руках у жены Снежаны Михайловны. Ставрополь, 1994 год

Жена — Снежана Михайловна,  работала в военном госпитале полигона с 1994 по 1997 год хирургической медсестрой, добираться туда было непросто, особенно в зимнее время, с объявлением штормовой готовности это .делалось на дежурной машине или ГТС. Как память о том времени осталась фотография.

Коллектив госпиталя, Глодян Снежана (третий ряд, четвертая слева), 1996 год

В 1994 году вместе с личным составом батальона принимал участие в подготовке, к 40-ой годовщине образования ядерного полигона на Новой Земле, смотре художественной самодеятельности гарнизона.

Годовщина полигона начальник ЦПРФ вице-адмирал В.С. Ярыгин и Министр РФ по атомной энергии В.Н.Михайлов

По окончании контракта на Новой Земли я продолжил служить в войсках гражданской обороны  поселок Золино Нижегородской области, в 2000 году уволился на военную пенсию. Получив диплом «юриста», продолжил служить в Федеральной службе налоговой полиции, в 2003 году – в Госнаркоконтроле  РФ (в Управлении кадров). С 2004 года – «вечный» пенсионер Госнаркоконтроля (МВД) РФ. Но продолжаю служить государственным гражданским служащим в Федеральной службе судебных приставов (Управление государственной службы и кадров).

В.Д. Глодян служащий Федеральной службы судебных приставов России

Жизнь и служба на ядерном полигоне островов Новая Земля, проходила почти всегда в экстремальных условиях, требовали,  собранности, постоянной  готовности к принятию решения и незамедлительным действиям. Обстановка и экстремальные условия жизни и службы на островах Новой Земли, способствовали формированию в Москве и Подмосковье «Новоземельского братства». Это произошло на выборной Конференции в Горках Рогачевских в 2005 году где, собравшимися   было принято решение, о создании Межрегиональной общественной организации  «Московский   союза новоземельцев» (МОО МСН).

Узнав, об этом, я с большим желанием,  вступил в эту организацию. Позднее товарищами был избран членом Правления, и возглавил  Исполнительную дирекцию нашей МОО МСН. Сегодня в нашу общественную организацию входит более 300 человек, созданные внутри организации Объединенные советы по территориальному и специальным признакам, есть не только в Москве и Подмосковье, но и более чем в пятнадцати городах России.

Наша общественная организация не только старается оказывать посильную помощь ветеранам и членам МОО МСН, но и занимается воспитанием подрастающего поколения, принимая активное участие в мероприятиях, проводимых в учебных заведениях по воспитанию детей.

В нашей династии военных традиции продолжает сын Дмитрий, в  2013 году после окончания школы, он поступил в Краснодарское высшее военное училище имени генерала армии Штеменко. Отличник учебы,  2 февраля 2017 года за отличную учебу, образцовую службу был удостоен диплома от Правительства России: «Студент года».

Сын Дмитрий после приема военной присяги

В 2018 году сын, лейтенант Д.В. Глодян,  окончив обучение в Краснодарском  высшем  военном  училище с отличием, по распределению получил первое назначение  в поселок  Калининец Московской области в бригаду связи. Начал осваивать первую должность офицера по защите государственной информации. Освоившись на новом месте службы, женился, его жена Кристина из семьи потомственных военных, училась в кадетском корпусе МВД России.

Сын Дмитрий с женой Кристиной

За прошедший год, произошли изменения в семье детей сына Дмитрия и  жены Крестины, 1 марта 2019 года у них родился замечательный сын, а мой внук Алексей.  Мы с женой Снежаной Михайловной стали солидней и взрослей, она стала бабушкой, а я дедушкой.

Дмитрий, с женой Крестиной и сыном Алексеем

Вскоре он начал сидеть, очень внимательно смотреть на окружающий его мир, изучать обстановку, как смена  нашей военной династии.

Внук Алексей Дмитриевич

Вскоре внук Алексей, начал ходить и назвал впервые меня дедом. Это было великое счастье. Жизнь продолжается и это прекрасно.

Об истории авиагруппы, обеспечившей доставку Царь-бомбы к месту испытаний.

Колобов Андрей Николаевич Полковник в отставке, ветеран подразделений особого риска, кавалер ордена Почета, кандидат технических наук. Мастер спорта СССР. В 1974-1978 г.г. лейтенант-инженер, старший лейтенант-инженер, помощник начальника Отдела капитального строительства – войсковой части 90408, уполномоченный ОКС по объектам в п. Северный.

Когда приоткрылась завеса тайны над Новоземельским полигоном, появилось достаточно много публикаций – воспоминаний участников и очевидцев событий так или иначе связанных с испытаниями ядерного оружия. Эти истории и по сегодняшний день вызывают большой интерес не только у специалистов, но и у простого читателя с кружкой чая на кухне в спортивном костюме и домашних тапочках.

Авторы большинства этих воспоминаний – испытатели, которые создавали методики испытаний; готовили к испытаниям аппаратурные комплексы (АК) – измерительные лаборатории в виде закрытых отсеков на колесном ходу, внутри которых устанавливались различные приборы: регистраторы, самописцы, блоки питания, контроля, автоматики, связи, управления; они устанавливали в штольнях датчики, которые регистрировали данные о параметрах взрывов; они первыми буквально через 30-40 минут после взрыва прибывали к месту установки регистраторов в составе групп первого броска для съема информации; они составляли отчеты о результатах испытаний. Соответственно и темы их воспоминаний чаще всего были именно об этой стороне большого государственного дела. Редко, но иногда при испытаниях происходили аварии, нестандартные ситуации. Они тоже отражены в таких воспоминаниях.

Условно можно разделить все воспоминания на три группы по видам испытаний ядерного оружия в трех средах, в которых функции и действия их участников несколько отличались (исключая испытания ядерных зарядов, установленных на ракетной технике, а также подводные, надводные и наземные, которые были на Новоземельском полигоне единичными).

В частности, в воздушных испытаниях участвовали летные экипажи. Причем это были экипажи не новоземельские, это были экипажи 71 полигона ВВС СССР, а на Новоземельском полигоне находились только руководители полетов. Когда воздушные испытания были запрещены соответствующим международным договором, абсолютно все летчики, участвовавшие в них, включая руководителей полетов, вернулись на материк, как говорится, на свои квартиры. И если до этого об их работе на Новоземельском полигоне мало кто знал, то после их ухода о них вообще стали забывать.

Цель моего повествования — рассказать о малоизвестных фактах, связанных с воздушными испытаниями, в том числе самого мощного термоядерного заряда в истории человечества, и в частности об истории авиагруппы, обеспечившей проведение эксперимента.

Район воздушных испытаний можно рассмотреть на редком красивом снимке Новой Земли с высоты 39 км. Редкий в том числе и по причине безоблачной атмосферы. Примерно такую картину наблюдали летчики, участвовавшие в испытаниях. На снимке виден пролив Маточкин шар, в котором расположен п. Северный, а выше слева полуостров Сухой нос, на котором в свое время были оборудованы боевые поля зоны Д-2. Можно на снимке определить и расположение п. Лагерное, которого практически не стало после испытания самого мощного в мире термоядерного заряда в октябре 1961 года.

На следующей схеме показан район испытаний в 1961 г. Координаты точки взрыва взяты из открытых источников, при этом нужно сказать, что встречаются разные цифры, но расхождения несущественны. Условно показаны проекция огненного шара и сектор зоны полных разрушений, именно сектор, т.к. вся зона не помещается на карту. Размеры круга и сектора взяты также из открытых источников, в частности по публикациям о расчетах на так называемом калькуляторе Nuclear Map (дословно – ядерная карта), разработанном специалистами Американского института физики.

Суть этого калькулятора в том, что можно выбрать на карте Google определенный населенный пункт и «отбомбить» его бомбой из предлагаемого «набора» — в списке представлено два десятка наиболее известных бомб – от «FatMan», которым в 1945 атаковали Хиросиму, до советской Царь-Бомбы.

На следующей схеме приведено сравнение мощности некоторых из этих бомб.

Один из вариантов расчета показан на снимке, взятом из Интернета. «Нанесен» удар Царь-бомбой по многострадальному Парижу. Официально считается, что сам Париж на плане имеет ширину около 19 км, а высоту – около 9 км. Комментарии излишни.

А это спутниковый снимок наших дней полуострова Сухой нос – зоны Д-2, района атмосферных испытаний ядерных зарядов повышенной мощности.

Сейчас в Интернете можно найти документальный фильм о технологии воздушных ядерных испытаний в Советском Союзе. С большой степенью уверенности можно утверждать, что этот фильм изначально носил гриф, который был снят, после чего фильм и стал доступен в Интернете. Однако практически ни одной фамилии в нем не упоминается, хотя мы видим на экране знакомые лица. В частности, нет никакой информации об экипажах самолетов, участвовавших в испытаниях, да и о самих самолетах тоже информация скудная.

Из разных источников удалось узнать следующее. Официальная хроника говорит о двух самолетах, участвовавших в испытаниях: самолет–носитель Ту-95В и самолет-лаборатория Ту-16А. А где третий? Вспомните фрагменты фильма: на переднем плане Ту-95В слегка беременный, как шутили летчики, за ним – Ту-16А, хотя по официальным данным Ту-16А летел ниже на 250 м. А кто снимает? Далее Ту-16А дает газу и уходит, в кадре остается только Ту-95В. А кто его снимает? «Кузькина мать» освобождается из бомбовых замков и начинает падать. Ту-95В тоже дает газу и уходит. Кто снимает падающую бомбу? Ответ один – фотошоп, как сейчас говорят. А проще – монтаж. Экипаж тренировался и сбрасывал макеты, вот эти кадры и попали в фильм. Опять же вопрос – что делал самолет-лаборатория, если он стал «уходить» еще до сброса бомбы? Это был самолет-дублер, который при необходимости должен был помочь самолету-носителю в наведении на цель. Экипажам ставилась задача визуального наблюдения и по возможности фотофиксации эксперимента.

Немного об истории создания стратегических бомбардировщиков Ту-95. В 1949 году, ОКБ А. Н. Туполева разработало первый советский поршневой межконтинентальный бомбардировщик Ту-85 (самолёт «85»), в противовес американскому В-36. Но в начале 1950 г.г. фирмы США приступили к разработке проектов межконтинентальных реактивных стратегических бомбардировщиков-носителей. В этой связи, процесс запуска в серию Ту-85 был прерван по причине его малой крейсерской скорости, по сравнению с перспективными американскими реактивными самолётами аналогичного назначения и стратегической потенциал ВВС США по отношению к потенциалу ВВС СССР стал непрерывно возрастать. В этой связи, срок нанесения «миротворцами» массированного ядерного удара по территории СССР прогнозировался в 1954 году. Таким образом, создание межконтинентального стратегического авиационного носителя ядерного оружия становилось для советского военно-политического руководства задачей номер один. Срок поступления в ВВС нового самолета был определён прогнозируемым началом ядерного конфликта с США не позднее 1954 г. Это была сложнейшая задача.

Начался «спор» между ОКБ А.Н. Туполева и ОКБ-23 В.М. Мясищева. Интересный факт. Однажды, на одном из совещаний А.Н. Туполев в запале резко сказал: «Мясищев эту задачу не выполнит, потому что он – мой УЧЕНИК!» На что В.М. Мясищев ответил: «Выполню именно потому, что я ВАШ ученик!»

В 1956 г. в ходе Госиспытаний самолёт «95-2» при максимальной взлётной массе 167200 кг, развил максимальную скорость 882 км/час, практическая дальность составила 15040 км. Для сравнения: американский стратегический бомбардировщик В-52В (первый полёт в 1955 г.) при максимальной взлётной массе — 190500 кг, развил максимальную скорость — 957 км/час, техническая дальность составила 11530 км (чисто расчётная, до полной выработки топлива).

На фотографии хорошо видно различие Ту-95 и В-52 (на переднем плане) в габаритах. Это два долгожителя военной авиации, они эксплуатируются более 60 лет. При этом в США действует программа модернизации В-52, рассчитанная до 2030 года. В РФ тоже действует такая программа в отношении Ту-95, по словам источника в «Туполеве» Ту-95 могут успешно использоваться до 2040-х годов. По мнению отечественных и зарубежных экспертов Ту-95 «Медведь» до сих пор остается одним из самых надежных, неприхотливых, выносливых и грозных самолетов, какие только построены за всю историю мирового авиастроения.

Итак, в августе 1956 г. завершились государственные испытания самолёта «95-2» и первых двух серийных Ту-95. В 1957 году самолёт был модернизирован и в варианте Ту-95М принят на вооружение.

Работы по созданию самолета – носителя для испытаний ядерного заряда сверхвысокой мощности велись в ЛИИ МАП (Жуковский) с мая по сентябрь 1956-го. В сентябре 1956 г. единичный экземпляр теперь уже Ту-95В был принят заказчиком и передан для проведения лётных испытаний, которые велись (включая сброс макета «супербомбы») под руководством начальника управления 71 полигона ВВС СССР полковника С.М. Куликова до 1959 г. и прошли без особых замечаний. Георгий Александрович Цырков, долгие годы возглавлявший 5-е Главное управление МСМ, так отзывался о С.М. Куликове: «Работа с С.М. Куликовым всегда приносила мне удовлетворение. Очень запомнилось взаимодействие с ним в 1956 году, когда я в первый раз был назначен руководителем испытаний «изделия 202», летная отработка которого выполнялась в Крыму на 71-ом полигоне ВВС совместно с уникальным самолетом-носителем Ту-95, разработанным в конструкторском бюро А.Н. Туполева. В этих испытаниях Серафим Михайлович оказал мне незабываемую помощь, а отработанное «изделие 202» и самолет-носитель Ту-95 в последующем были успешно использованы при испытаниях сверхмощных ядерных бомб, в том числе и супербомбы мощностью 50 Мт».

Носитель супербомбы был создан, но его реальные испытания отложили по политическим соображениям: Н.С. Хрущёв собирался с визитом в США, и в холодной войне наступила пауза. Однако в 1961 г., с началом нового витка холодной войны, испытания супербомбы вновь стали актуальными. На Ту-95В срочно заменили все разъёмы в системе электроавтоматики сброса, удалили фюзеляжные топливные баки и сняли створки бомбоотсека — реальная бомба по массе (26,5 т, в том числе вес парашютной системы — 0,8 т) и габаритам оказалась несколько больше макета (в частности, теперь её вертикальный габарит превышал размеры бомбоотсека в высоту). Самолёт был также покрыт специальной светоотражающей краской белого цвета.

Самолет-лаборатория Ту-16А № 3709 являлся серийным самолетом, специально оборудованным для проведения регистрации испытаний ядерных зарядов.

При подготовке экипажей самолетов к выполнению задания был проведен специальный комплекс тренировок. При этом экипаж самолета-носителя провел в октябре 1961 года один полет с проведением подобных испытаний с зарядом большой мощности. Можно предполагать, что это были испытания термоядерного заряда мощностью 12,5 Мт 23 октября 1961 года на Новоземельском полигоне.

Установка изделия «Царь-бомба» («Большой Иван», «Кузькина мать») на самолёт производилась на военном аэродроме «Оленья» на Кольском полуострове с 3 часов 15 минут до 4 часов 15 минут 30 октября 1961 года. Массогабаритные размеры «изделия 202» не позволяли подвозить его непосредственно под самолет-носитель. Потребовалось строительство бетонированного котлована глубиной 1,4 м, шириной 4,5 м и длиной с учетом наклонного участка 37 м. Для опускания прицепа с изделием в котлован использовалась мощная лебедка. Самолет накатывался на котлован после опускания в него изделия и снятия верхнего пера стабилизатора. После накатки самолета выполнялись операции, связанные с подъемом, закреплением изделия и окончательной подготовкой к полету.

Что в связи с этим хотелось бы сказать. Все понимали, что предстоит неизведанное. Такие испытания никто еще не проводил. Самое мощное американское термоядерное устройство «Креветка» имело мощность около 15 Мт, и испытывалось на земле. А «Царь-бомбу» нужно было сбросить. Самым ответственным моментом было синхронное срабатывание бомбовых замков. Несмотря на то, что их проверили не одну сотню, а может и тысячу раз, и все получалось, это все-таки эксперимент. К тому же установка проводилась ночью при маскировочном освещении. А вдруг кто-то что-то не закрыл, не включил, оставил лишнее и пр.? Как, например, в сентябре 1957 г. в губе Черной при передаче сигналов подрыва одновременно сгорели два предохранителя: один на приемнике основной линии, другой на передатчике резервной линии или как в ноябре 1968 на А-3 не был состыкован высоковольтный разъем подрыва. Так и здесь, если хотя бы один замок не сработает синхронно и тем более вообще не сработает, последствия будут катастрофические. Изделие могло вырвать силовую подвеску, нарушить центровку, перевернуть самолет и упасть непонятно где и как. Даже если бы оно просто зависло, то самолет не смог бы совершить посадку.

Вот «Медведь» в полете, правда, это не Ту-95В, это модификация Ту-95 – дальний противолодочный самолет Ту-142 с обтекателем РЛС кругового обзора. Но Ту-95В с изделием выглядел примерно так же, при этом ось изделия была ниже фюзеляжа и само изделие выступало под фюзеляжем примерно на 1,5-2,0 метра.

Вот Ту-95, красавец, на стоянке. Диаметр фюзеляжа Ту-95 около 3 м. Расстояние от аэродромного покрытия до фюзеляжа около 3,5-4,0 м. Понятно, что даже небольшое смещение изделия могло сделать посадку невозможной.

К счастью, все обошлось. Полет по маршруту Оленья — мыс Канин нос – Рогачево — Панькова земля – зона Д-2 прошел штатно, цель была обнаружена правильно и своевременно (что крайне важно для бомбардировочной авиации), сброс устройства прошел также по регламенту. При этом нужно учитывать, что световой день на Новой земле в конце октября составляет всего 6 часов, а погода меняется в течение часа-двух. Отделение от самолета груза массой 26 т для экипажа было весьма заметным: проявился эффект кабрирования, самолет «сел на хвост», но летчики выровняли его. После окончания светового воздействия на самолетах были отключены автопилоты, в ожидании прихода ударной волны экипаж перешел на ручное управление. Ударная волна на самолеты воздействовала многократно, начиная с удаления от взрыва на расстояниях 115 км для самолета-носителя и 250 км — для самолета-дублера. Воздействие от ударной волны для экипажей по их воспоминаниям было достаточно ощутимым. Кроме того, после взрыва изделия от электромагнитного импульса у Ту-95В отключилось электрооборудование и остановились моторы. Запускали их в пике: первый на высоте семи тысяч метров, второй на пяти. Сел самолет на трех моторах – на земле выяснилось, что четвертый сильно обгорел и вышел из строя. Обуглилась и светоотражающая краска.

Кстати, 23 января 1961 года могло стать черным днем для Америки, да и не только. В то утро стратегический бомбардировщик Б-52, на борту которого находились две водородные бомбы «Марк-39» (каждая в 260 раз мощнее бомб, сброшенных на Хиросиму – по 5,2 Мт), поднялся в воздух с базы имени Сеймура Джонсона возле Голдсборо (штат Северная Каролина) для выполнения планового полета вдоль атлантического побережья США. Но вдруг почти сразу после взлета самолет вошел в штопор, развалился в воздухе и «потерял» оба боезаряда. Первый упал неразорвавшимся на луг у населенного пункта Фаро, а вот у второго, угодившего на поле одной из окрестных ферм, раскрылся парашют и включились спусковые механизмы — то есть наступила  полная готовность к детонации. Сразу три из четырех механизмов, которые должны были предотвратить случайный подрыв, не сработали. И только последний — низковольтный переключатель — спас Америку от ядерной катастрофы. Об этом страшном случае в 2013 году узнала британская газета «Гардиан» из рассекреченного американского документа от 1969 года.

Также благодаря рассекреченным бумагам всплыло, что только за 1950- 1968 годы в США было как минимум 700 «значительных» инцидентов с 1250 ядерными зарядами.

Конечно, 30 октября 1961 г. в эксперименте использовались и не бомба, и не носитель. Это был испытательный комплекс. Одна бомба ничего не решала, а «носитель» с таким грузом не мог долететь до рубежа атаки территории наиболее вероятного противника  — США и тем более вернуться. Кроме того, бомба – это не крылатая ракета, то есть нужно было преодолевать системы ПВО, которые тогда уже достаточно легко перехватывали такие цели, вспомните разведчик Локхид U-2, который считался неуязвимым до 1 мая 1960 года: потолок 21 км, скорость 800 км/час. Но появились идеи о производстве и применении 100 мегатонной бомбы, которые вписывались в концепцию плана советского руководства по созданию с помощью подобного взрыва у берегов США «цунами», который должен был смыть с лица планеты цитадель мирового империализма. Эти идеи были поддержаны в начале 60-х годов частью ученых ядерщиков, в том числе и А.Д. Сахаровым, о чем он впоследствии сожалел.

Также можно предполагать, что Царь бомба напугала обывателя, но не военных, поскольку паритета по числу ядерных зарядов и их носителей между Советским Союзом и Америкой тогда не было – 6 тысячам американских боеголовок мы могли противопоставить всего триста. Кроме того, американская B41 имела тротиловый эквивалент в 25 мегатонн, и была в производстве с 1960 года. Т.е. была слабее всего в два раза. Царь-бомбы. Но при этом B41 была серийной бомбой, изготовленной более чем в 500 экземплярах, и весила всего 4850 кг. Она могла подвешиваться без принципиальной переделки под ЛЮБОЙ стратегический бомбардировщик США, приспособленный к несению атомного оружия. Ее эффективность была абсолютным мировым рекордом — 5,2 мегатонны на тонну массы против 3,7 у Царь-бомбы (из расчета 100 Мт). Так что, это была демонстрация термоядерной мощи и в сложившейся политической ситуации совсем не лишней.

В 1962 году Ту-95В провел еще несколько термоядерных испытаний, в том числе и сброс 05 августа заряда 21,1 Мт. В истории это третий по мощности испытанный термоядерный заряд. Закончилась карьера Ту-95В на аэродроме в Семипалатинске (самолет числился в составе 1023 ТБАП), где он опять использовался в качестве учебного, а затем был списан и утилизирован.

Что известно об экипажах авиагруппы.

Правительственных наград был удостоен весь состав экипажей самолета-носителя и самолета-дублера.

Дурновцев Андрей Егорович – заместитель командира эскадрильи, командир самолёта-носителя ТУ-95В, подполковник.

Родился 14 января 1923 года в деревне Верхние Куряты Каратузского района Красноярского края в крестьянской семье. Русский. Окончил среднюю школу.

В июле 1942 года был призван в ряды Красной Армии. В 1943 году окончил Иркутскую военную авиационную школу механиков. В 1948 году — Энгельсское военное авиационное училище лётчиков. Служил в Военно-воздушных силах. Во время подготовки к испытанию на Новой земле самого мощного за всю практику ядерных испытаний термоядерного заряда майор Андрей Дурновцев был назначен ведущим лётчиком испытаний ядерного оружия. Вернулся из полета подполковником.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 7 марта 1962 года за мужество и героизм, проявленные при проведении воздушных ядерных испытаний ведущему лётчику самолёта-носителя ТУ-95 подполковнику Андрею Егоровичу Дурновцеву присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда» (№ 11127).

5 августа 1962 года А.Е. Дурновцев был командиром корабля (все того же Ту-95В) с которого был произведен сброс третьего в истории термоядерного заряда по мощности – 21,1 Мт.

С 1965 г. (возраст 43 года) подполковник (Герой Советского Союза – подполковник?!) А.Е. Дурновцев — в запасе. Жил в Киеве. Скончался 24 октября 1976 г. (возраст 53 года).

Был награжден орденом Ленина, орденом Красной Звезды, рядом медалей.

Клещ Иван Никифорович, штурман эскадрильи, штурман Ту-95В, полковник.

Родился 27 сентября 1922 года в селе Маломихайловка (ныне — Покровский район Днепропетровской области Украины). Окончил 8 классов школы. В 1940 году И.Н. Клещ был призван на службу в Красную Армию. В 1943 году он окончил Челябинское военное авиационное училище штурманов, в 1944 году — Ивановскую высшую школу штурманов и лётчиков. Участвовал в Великой Отечественной войне, совершил 52 боевых вылета на бомбардировку вражеских объектов.

После окончания войны И.Н. Клещ продолжал службу в Советской Армии. В 1958 году он окончил Центральные лётно-тактические курсы.

В 1961 году он был назначен ведущим штурманом испытаний самого мощного в истории термоядерного заряда на острове Новая Земля. Как и все остальные участники испытаний, И.Н. Клещ прошёл специальный комплекс тренировок.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 7 марта 1962 года за «мужество и героизм, проявленные при проведении воздушных ядерных испытаний» майор Иван Никифорович Клещ был удостоен высокого звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда» за номером 11132.

В сентябре 1966 г. (возраст 44 года) в звании полковника И.Н. Клещ был уволен в запас. Проживал в Киеве. Умер 5 августа 1989 г. (возраст 67 лет), похоронен на Лукьяновском военном кладбище Киева.

Был награждён двумя орденами Ленина, орденом Красного Знамени, двумя орденами Отечественной войны 1-й степени, орденом Отечественной войны 2-й степени, орденом Красной Звезды, рядом медалей.

В экипаж Ту-95В кроме командира и штурмана входили еще 7 человек:

  • помощник командира капитан Кондратенко Михаил Константинович;
  • второй штурман, штурман-оператор радиолокатора ст. лейтенант Бобиков Анатолий Сергеевич;
  • начальник службы РЭБ эскадрильи, оператор радиолокатора капитан Прокопенко Александр Филиппович;
  • старший борттехник — инструктор полка капитан Евтушенко Григорий Михайлович;
  • начальник воздушно-огневой службы эскадрильи, КОУ, стрелок-радист капитан Снетков Вячеслав Михайлович;
  • начальник связи эскадрильи ст. стрелок-радист ст. лейтенант Машкин Михаил Петрович;
  • стрелок-радист ефрейтор Болотов Василий Яковлевич.

Никого из экипажа в живых уже нет. Последним ушёл из жизни  в 2004 году стрелок-радист Василий Болотов.

Владимир Фёдорович Мартыненко, командир самолёта-лаборатории Ту-16, полковник.

Владимир Федорович Мартыненко родился 15 сентября 1922 года в городе Щегловске (ныне — Кемерово). После окончания семи классов школы работал токарем на заводе, занимался в аэроклубе. В 1941 году В.Ф. Мартыненко был призван на службу в Красную Армию. В 1943 году он окончил Новосибирскую военную авиационную школу пилотов. С 1954 года занимался лётно-испытательской работой. Во время подготовки к испытанию на Новой земле самого мощного за всю практику ядерных испытаний термоядерного заряда подполковник В.Ф. Мартыненко был назначен ведущим лётчиком испытаний ядерного оружия.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 7 марта 1962 года за «мужество и героизм, проявленные при проведении воздушных ядерных испытаний», подполковник Владимир Федорович Мартыненко был удостоен высокого звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда» за номером 11131.

В 1964 г. (возраст 42 года) в звании полковника В.Ф. Мартыненко был уволен в запас. Проживал в Сочи. Умер 18 апреля 2002 года (возраст 80 лет), похоронен на Старом кладбище Сочи.

Был награждён тремя орденами Ленина, орденами Красного Знамени и Красной Звезды, рядом медалей.

В состав экипажа Ту-16 кроме командира входили:

  • помощник командира старший лейтенант Владимир Иванович Муханов;
  • ведущий штурман майор Семен Артемьевич Григорюк;
  • штурман-оператор радиолокатора майор Василий Тимофеевич Музланов;
  • командир огневых установок старшина Суслов Николай Павлович;
  • стрелок-радист старший сержант Михаил Емельянович Шумилов.

 

О судьбе этих членов экипажа мне ничего неизвестно, в открытых источниках информации нет, возможно, что-нибудь есть в архивах.

Как были продолжены воздушные испытания после взрыва Царь бомбы? Еще до испытания супербомбы возникла озабоченность в связи с возможным выходом из строя опытного поля — ведь предстояло еще завершить серию запланированных испытаний в сжатые сроки. Этот вопрос обсуждался на совещании руководства со специалистами Минсредмаша и ВВС СССР. На проведение испытаний восьми изделий, предусмотренных планом, потребуется 25–30 суток при располагаемом времени не более недели. На этом совещании была доложена разработанная авиагруппой (Куликов С.М., Тукай А.Н., Попов А.В., Жуганов Ю.В.) методика выполнения полетов на испытания 2–3 изделий в одном полете трех самолетов Ту-16А при сбрасывании по условным целям на восточном побережье архипелага Новая Земля.

По результатам обсуждения было оформлено решение, которое предусматривало:

  • провести испытания восьми образцов изделий на самолетах-носителях Ту-16 при сбрасывании по целям, расположенным на архипелаге Новая Земля вне зоны опытного поля;
  • оценку мощности взрыва изделий проводить по результатам измерений регистрирующей аппаратурой самолетов-носителей и сопровождения Ту-16;
  • радиотелеметрические измерения работы автоматики изделий на траектории падения осуществлять с помощью установленной на самолетах Ту-16 специальной бортовой регистрирующей аппаратуры;
  • в основу организации испытательных полетов положить методику, разработанную представителями авиагруппы 71-го полигона ВВС СССР.

Запланированные испытания в соответствии с принятыми методическими рекомендациями были успешно завершены в течение 5 дней. С 31 октября 1961 г. по 4 ноября 1961 г. было испытано восемь  изделий за три полета (по другим данным – семь, причем в зоне Д-2). Во всех трех полетах в общем строю находилось по три самолета: 2 ноября 1961 г. два самолета были носителями, а третий выполнял функции дублера и лаборатории. В полете 31 октября 1961 г. и 4 ноября 1961 г. все три самолета-носителя Ту-16 имели на борту по изделию.

Такая же методика была применена в период с 18 по 25 декабря 1962 года, когда в связи с приближающимся началом действия моратория на испытания в трех средах требовалось в недельный срок испытать 11 изделий.

Вообще летчикам во время испытаний довелось увидеть уникальные явления так близко, как не доводилось никому. В одном из очередных полетов задание по обходу облака при полете в боевом порядке получил экипаж самолета, где командиром был Лясников К.К. Вот как он вспоминал этот полет 30 лет спустя: «Ходил на взрыв, когда бомбу сбрасывали другие. В одном из полетов мне приказали идти замыкающим, все увидеть, запечатлеть, как действует ядерный взрыв на самолет с передней полусферы. Мрачноватая картина получилась. После взрыва мы увидели привычный яркий свет. Но одно дело тут же развернуть самолет и другое — идти прямо на вспышку. Смотрю «гриба» еще нет, лишь огненный шар беснуется, разбухает. Потом он становится размером с километр и более, уже с грязными пятнами. Черный столб его поднимает и выбрасывает к небесам. Срочно надо разворачивать — иначе гибель. А шар-облако вот уже почти рядом. Когда на твоих глазах рядом развертывается ад кромешный, поверьте, не до восторгов… Это, скажу вам, похлеще, чем в фильме ужасов. До соблюдений ли инструкций в такой момент? Делаю градусов под семьдесят крен — немыслимый вираж закладываю на высоте одиннадцать тысяч метров. И это спасает…».

Вот еще один пример. В одном воздушном ядерном испытании в ночных условиях задание на полет в строю в положении замыкающего выполнял экипаж, командиром которого был подполковник, бывалый летчик 71-го полигона ВВС СССР. После возвращения из полета по этому заданию он рассказывал Серафиму Михайловичу Куликову – техническому руководителю авиационной группы, начальнику управления 71 полигона ВВС СССР: «Серафим, не ругай и не срами меня — задание полностью выполнить не смогли. Впереди нас по полету образовалась огненная стена, бурлящая, зловещая, жуткая. Нервы у нас не выдержали и мы свернули в обход облака взрыва на расстоянии далеко от заданного».

Всего в воздушных ядерных испытаниях на Новой земле участвовало семь экипажей, где командирами были: полковник Воскресенский М.Г., подполковник Мартыненко В.Ф., подполковник Лясников К.К., майор Лазарев В.М., капитан Коровкин Б.И., подполковник Беленков Н.А. и майор Дурновцев А.Е. Членов экипажей самолетов-носителей было более 50 чел., а в каждом испытательном полете участвовало до 25 чел.

25 декабря 1962 г. завершилась эпопея воздушных ядерных испытаний при сбрасывании изделий с самолетов-носителей, начавшаяся 18 октября 1951 г.

Мой длинный путь до Новой Земли. Радченко Сергей Яковлевич

Ветеран Военно-морского флота СССР, полковник медицинской службы Радченко Сергей Яковлевич
Родившись в белорусской деревне Заболотье, Гомельской области, никогда не думал, что придется служить на всех четырех флотах нашей Великой страны. Призван был на самый южный Черноморский флот, в составе вновь формируемого экипажа малого ракетного корабля, строящегося на одном из корабельного завода в городе Ленинграде. Специальность военного медика получил здесь же в ВМА им. С. М. Кирова в городе на Неве, построенном Петром I.
Первые офицерские шаги делал начальником медицинской службы на атомной подводной лодке «К-48» Тихоокеанского флота. После окончания учебы на факультете руководящего состава, продолжил службу флагманским врачом дивизии атомных подводных лодок Северного флота в городе Мурманск-140 (послёлок Гремиха). Для более глубокого познания климата и природы Заполярья, военной судьбой был определен для службы на Морской ядерный полигон островов Новая Земля.
За время службы, менял места исполнения обязанностей, определенные службой, но не менял своей самой гуманной профессии военного врача.
В 1965 году, начав получать навыки этой профессии, а в 1976 году окончив Военно-медицинскую академию им. С.М. Кирова, которой 2018 году исполнилось 220 лет, я стал военным врачом.  И сегодня продолжаю познавать новое в медицине и лечить людей. В этом мне помогают товарищи и сослуживцы Межрегиональной общественной организации «Московский союз новоземельцев».
Позади больше полвека жизни и службы в Военно-морском флоте на разных должностях, нашей Великой Родины, пришло время, вспомнить и поделиться, возможно, это будит интересно, моим родным, близким, товарищам и знакомым.

ЧЕСТЬ ИМЕЮ!

ДЕТСТВО, УЧЕБА, НАЧАЛО САМОСТОЯТЕЛЬНОЙ ЖИЗНИ

Родился  я, Сергей Радченко,  19 апреля 1948 года в деревне Заболотье, Рогачевского района, Гомельской области, республики Беларусь. Место регистрации — Заболотский сельский совет (бюро записей актов гражданского состояния), о чем 03 мая 1948 года родителям выдано Свидетельство о рождении.

Мама Надежда Евменовна
Отец Яков Федорович
Мама, Радченко Надежда Евменовна (Мельникова), родилась в 1922 году, проживала  в д. Заболотье, Рогачевского района, Гомельской области, БССР. Всю сознательную жизнь мама проработала дояркой на ферме в колхозе «им. Калинина». Умерла в 1995 году (страдала гипертонической болезнью осложнившейся инсультом, приведшем к параличу со смертельным исходом), похоронена мама на родном сельском кладбище в поселении Заболотье.
Отец, Радченко Яков Федорович, по национальности белорус,1922 года рождения уроженец деревни Лавы, Рогачевского района, Гомельской области БССР. Длительное время работал в колхозе «им. Калинина» на разных должностях. Как колхозник на полевых работах, пилораме; был заведующим почтой в Заболотском сельском совете. Пришлось работать разнорабочим    в Рогачёвском молочно-консервном комбинате и в Рогачёвском дорожно-строительном управлении. Умер в 1985 году (оперированный рак левого лёгкого, много курил с раннего детства), похоронен на кладбище в селе Заболотье.
В крестьянских семьях на селе Белоруссии было заведено, что каждый ребенок в зависимости от физических возможностей, с раннего возраста, начиная с 4-5 лет, выполнял разные поручения родителей по дому, хозяйству. Учитывая, что я в нашей большой семье, был самым старшим, мне поручалось в доме многое, в том числе: присматривать, кормить, подмывать, переодевать, развлекать, отвлекать, играть, укладывать спать,  контролировать, обеспечивать безопасность, троих младших братьев и сестры, когда родителей не было дома. А родителей, особенно в посевную и уборочную страду дома не было с раннего утра и до поздней ночи.
С моим младшим братом Василием
По мере взросления, поручений и обязанностей у ребенка становилось   больше, уход за домашней скотиной, уборка навоза в хлеве, по очереди гонять на пастбище, дворовых коров односельчан, встречать с пастбища, свою корову, и её поить.  С семи   лет, начал самостоятельно   доить свою корову и на ферме помогал маме доить колхозных коров, пасти свиней и уток.  В мои обязанности вошло кормление домашних кур, поросят, уток, сбор щавеля для приготовления щей.
 Утро на селе начиналось рано, с восходом солнца, с утра я должен был наносить воды из колодца в бочку, а вечером полить в огороде овощные растения. Повзрослев начал весной участвовать в посадке картофеля, предварительно удобрив землю навозом, собирать личинки колорадского жука с ботвы картофеля. А осенью, было много работ дома, надо было выкапывать, просушивать, закладывать на хранение выращенный картофель и другие овощи и много других крестьянских работ.  Кроме того, на приусадебном участке, площадью 50 соток у родителей, выращивались многие другие сельскохозяйственные культуры.   Отводилось место для посевов ржи, пшеницы, проса, льна, мака и даже конопли, еще росли смородина, крыжовник, малина. Всегда был хороший урожай яблок, вишень, слив, груш, черноплодной рябины.  Из собранного на поле колхоза и домашнем огороде, пшеницы, ржи, ячменя  выпекались домашний хлеб, делалась разная выпечка, готовились вкусные каши.  Производились заготовки на год яблок, они   мочились и сушились, делались запасы слив, вишень и груш.  Варились разные варенья, кисели, компоты, а из конопли - получали ароматное, незабываемое по вкусу, по сей день, масло. Умелыми мамиными руками прялись нити из льна, ткались полотна,  из которых, после соответствующей обработки, она шила для всей семьи одежду (брюки, штанишки на лямках, зимнюю обувь, рукавицы, шапки).
      Начиная с 12-и летнего возраста, летом я работал в колхозе, окучивал и делал прополку от сорняков картофеля, косил и доставлял на телеге траву, для корма коров и телят на колхозную ферму. За эту работу мне начислялись трудодни, на которые родителям выдавались натурой продовольствие (в основном зерно) или выделялась площадь для сенокоса.
Как, каждому ребенку, в детстве мне хотелось играть, для игр приходилось самому делать игрушки. Это могли быть и пистолеты, автоматы, и биты для игры в мяч, луки со стрелами, автомобили, свистки, коньки, лыжи, санки и многое другое. Особенно хотелось, участвовать в незамысловатых играх с деревенскими мальчишками на улице, по случаю, во время созревания фруктов, полакомится в колхозном и соседнем саду.  Бывали моменты, когда при этом отвлекался до того, что забывал выполнять поручения родителей на день, домашние задания по школе, тогда вечером приходилось держать ответ перед ремнем отца или стоянии в «углу» от которых, могла спасти только мама, плач, причитания, «больше не буду», редко помогали.
Когда мне исполнилось 7 лет, был зачислен в 1-й класс Заболотской школы. Из-за отсутствия достаточного количества помещений в деревянном одноэтажном здании школы и большого количества детей в послевоенные годы, занятия проводились в избах односельчан, в одной из них я и учился четыре года. Хорошо помню своих учителей, первую учительницу - Горбачёву Нину Федоровну, вторую - Морозову Наталью Борисовну.  С 5 по 8 классы учеников перевели в основное здание школы, к этому времени была построена дополнительная кирпичная одноэтажная пристройка.
  В период учебы, под руководством классного руководителя, участвовал в работе драмкружка. Любил уроки физкультуры, особенно бегать на лыжах, по лыжам защищал честь школы на районных соревнованиях среди средних школ. В 8-м классе был принят в ряды ВЛКСМ.
      В июне 1963 года, окончив Заболотскую восьмилетнюю школу, получил аттестат о неполном среднем образовании, поступил на первый курс фельдшерского отделения Рогачевского медицинского училища. С этого момента приступил к освоению самой мирной и гуманной профессии медика.
До наступления морозов и выпадения снега на учебу, в училище и обратно домой, ежедневно ездил на велосипеде. Зимой на 1-м курсе мама устроила меня на проживание в городе Рогачеве у дальних родственников, на выходные и праздники регулярно ездил рейсовым автобусом домой навещать родных и пополнять запасы продуктов на неделю (творог, сметана, сало, сухофрукты).
Город Рогачев 1970 год
На стипендию в перерывах покупал пирожки, иногда, когда очень хотелось кушать, заходили в ближайшую столовую покупали компот и подкреплялись с черным бесплатным хлебом с горчицей, которые были разложены на столах. Учась на втором курсе, жил в семье родного брата мамы. Для своего питания при проживании, покупал только хлеб, остальные продукты (овощи, соленья, фрукты, свинину) отец на телеге завозил глубокой осенью.  На выходные и праздники приезжал домой за молочкой. На третьем и четвертом курсе   совместно с однокурсником (Бурдыновым Геннадием Петровичем), в складчину снимали квартиры у других хозяев поближе к училищу.
Учеба шла нормально, без трудностей, на первом и втором курсах нам преподавали дисциплины в укороченном объеме программы средней школы, на третьем-четвертом курсах теоретические и практические занятия по специальности (анатомия, нормальная физиология человека, сестринское дело, фармакология, терапия, хирургия, гинекология с акушерством, педиатрия, фтизиатрия, инфекционные и кожные заболевания, стоматология).  По отдельным дисциплинам сдавались зачеты или экзамены.  Практические занятия, дежурства и работа по специальности, в качестве медбрата проводились регулярно, в соответствии с программой, на базе отделений Рогачевской районной больницы.  В составе училища на первом и втором курсах в сентябре, на протяжении месяца, выезжали в подшефный колхоз в деревне Хатовня на уборку картофеля.
Студент третьего курса Рогачевского медицинского училища
Мне, как в совершенстве, владеющему навыками, снаряжать и управлять лошадью, поручался важный участок работ по сбору и доставке собранного студентами картофеля в бурты. Размещали нас по избам колхозников, где хозяйки вкусно кормили продуктами, выделяемыми колхозом, определяли места для отдыха. По вечера в сельском клубе демонстрировали фильмы и устраивали танцевальные вечера под пластинки совместно с местной молодежью.
Студентка второго курса Рогачевского медицинского училища Осмоловская Валентина
На этих наших вечерах я познакомился с девушкой с первого курса фельдшерского отделения, Осмоловской Валентиной Альфонсовной, судьбой было предначертано, что через 7 лет она стала моей женой.
 Преддипломную практику проходил на базе отделений Добрушской районной больницы Гомельской области. Государственные экзамены по терапии, педиатрии, акушерству с гинекологией и хирургии сдал на отлично.
Диплом по специальности «Фельдшер» мне вручили в июне месяце 1967 году. Вместе с дипломом,  получил  распределение на первую лечебную должность фельдшера в Мстиславльском районе, Могилевской области. В 1967 году 21 июля, принял обязанности фельдшера, Печковского фельдшерско-акушерского пункта,  поселила на квартиру к одинокой бабушке, недалеко от места работы.
Так началась моя самостоятельная трудовая деятельность. Рабочие будни проходили по расписанию: амбулаторный прием и проведение лечебных назначений пациентов начинался с 09:00 до 13:00, далее обеденный перерыв до 14:00. После этого, на тележке с кучером были поездки по деревням Саприновического сельского совета, их было девять, на вызовы, патронаж детей, рожениц и инвалидов. После осмотра пациента, проведения лечебных процедур, в каждом доме накрывался стол с самыми лучшими яствами и напитками, которые специально хранились и дожидались для особых случаев, а у кого была баня - то она спешно растапливалась. При отъезде, фельдшеру на дорогу, в знак благодарности настойчиво, предлагался набор продуктов, от которых, из-за обиды, невозможно было отказаться.  Вскоре, это мне очень все надоело, и я отправился в Рогачевский районный военкомат, при беседе с представителем военкомата, выразил желание, призвать меня на военную службу в ряды Советской Армии.   Приказом главного врача Мстиславльской центральной больницы Могилевской  № 134 от 11.09.67 года, был освобожден, от занимаемой должности.  Так закончилась моя трудовая деятельность, но это было только начало моей самостоятельной лечебной работы, которая продолжается и сегодня.
Проводы на военную службу, с приглашением друзей из училища и односельчан состоялись вечером 12 сентября 1967 года. Организовал проводы, приготовил и накрыл стол отец, мама была в больнице, 13 сентября меня проводила и мама, которую, по этому случаю, отпустили.
От Рогачевского военкомата на автобусах  призывников, среди которых был и я, 14 сентября призывников доставили в Гомельский областной военкомат.

Начало военной службы на ЧФ

15 сентября 1967 года, прибыл  в город Харьков, где на ПТК меня определили служить на надводных кораблях Черноморского флота, а 16 сентября в составе сформированной команды прибыл на железнодорожный вокзал города Севастополя, где  меня  с документами передали мичману. Он привел на плавбазу ракетных катеров, пришвартованную к причалу Минной стенки, рядом с Графской пристанью, так началось мое знакомство и служба на Черноморском флоте.
Матрос Черноморского флота Сергей Радченко
На корабле меня разместили, показали место приема пищи и назначили санинструктором в медицинском пункте.  На следующее утро выдали зачетный лист сдачи на допуск на должность по специальности. Пришлось изучать корабельный распорядок, устройство корабля, системы жизнеобеспечения, корабельные правила и расписания, организацию службы.  Вскоре начал нести корабельную службу, вначале в качестве дублера дежурного по низам, а в последующем, после сдачи зачетов, и самостоятельно в составе дежурной службы по кораблю. Моя служба на плавбазе в должности фельдшера, продолжалась с ноября 1967 года   по апрель 1968 года, одновременно учился на командира отделения в Военно-Морской аварийно-спасательной школе. В апреле месяце 1968 года окончил подготовку на командира отделения, а в мае месяце получил первое военное воинское звание - старший матрос, в 2018 году этой знаменательной дате исполнилось полвека.
Перед новым 1968 годом, приняв на борт ПБ-33, приняв экипаж атомной подводной лодки, прибывший на поезде с Северного флота, совершили переход  в Средиземное море в порт Александрия, в один из вечеров к борту пришвартовалась подводная лодка «Ленинский комсомол». В течение недели произошла смена экипажей на подводной лодке, а экипаж  Новый 1968 год  встретил в Египте.
В первых числах января 1969 года плавбаза, с экипажем подводной лодки, отслужившим боевую службу, взял курс на Севастополь. Весь поход я выполнял задачи по медицинскому обеспечению самостоятельно. По возвращению в базу мне было досрочно присвоено воинское звание старшина второй статьи.
Старшина 2-й статьи Сергей Радченко на палубе плавбазы Черноморского флота
В марте меня откомандировали в бригаду Ракетных катеров, где формировался экипаж, строящегося в Ленинграде малого ракетного корабля (МРК). В мае по разнарядке, был направлен для поступления на IV факультет (морской) Военно-медицинской академии им. С.М. Кирова в Ленинград. Вступительные экзамены сдал с двумя тройками и по конкурсу не прошел. Возвратился в свою часть, в июне получил очередное воинское звание старшина первой статьи.

В 1969 году в составе, сформированного экипажа прибыл в Ленинградскую Военно-морскую базу. Разместили нас в старинном здании Флотского экипажа, в торце которого, размещался Матросский клуб.  Послужив на корабле, я принял окончательное решение стать военным врачом. Написал рапорт, о своем желании командованию и получив их одобрение, всю зиму 1968-1969 годов посвятил занятиям на подготовительных курсах при Доме офицеров на Литейном проспекте. Командование корабля дополнительно давали увольнительные для посещения занятий, а на корабле иногда предоставляло время для самостоятельных занятий.  Флагманский врач бригады новостроящихся кораблей, подполковник медицинской службы, Казачкин Владимир Иванович, всячески меня поддерживал, я постоянно находился на медицинском пункте бригады, где оказывал медицинскую помощи всему личному составу флотского экипажа.

К началу весны 1969 года МРК уже достраивался на воде и личный состав под руководством старшего помощника командира корабля, и командиров боевых частей изучали устройство корабля и свои заведования на боевых постах, организацию применения и обслуживания оружия. В апреле 1969 года мне присвоили воинское звание «главный корабельный старшина».
Главный корабельный старшина Сергей Радченко
В феврале 1970 года я был принят в члены КПСС. В мае 1970 года был откомандирован для сдачи вступительных экзаменов в Военно-медицинскую академию им. С.М. Кирова (ВМОЛА), которые успешно сдал, сказалась хорошая подготовка при Доме офицеров. Все лето, когда поступившие учащиеся, проходили курс «Молодого бойца», военнослужащие, привлекались в качестве командиров отделений.  Мы занимались в их   обучении  строевой подготовке, изучению Внутреннего, Строевого и Дисциплинарного Уставов Вооруженных Сил, устройству и правилам обращения с личным оружием автоматом АКМ.  Я, как умеющий обращаться с косой и лошадью, был поставлен на усиленный паек и занимался сенозаготовкой для лаборатории  животных академии.

Учеба в Военно-медицинской академии им. С.М. Кирова

1 сентября 1970 года,  главный корабельный старшина Сергей Радченко был зачислен слушателем 1-го курса IV факультета Военно-медицинской академии им. С.М. Кирова. Наш 1-й курс разместили в общежитии на ул. Карла Маркса военного городка академии у Финляндского вокзала города Ленинграда. Начальник курса, подполковник медицинской службы Ференс Николай Прокофьевич, в прошлом - начальник медицинской службы атомной подводной лодки, служил флагманским врачом соединения ПЛА.

Из сдавших экзамены было сформировано пять взводов. Меня назначили заместителем командира 12-го взвода в количестве 32 слушателей. Кроме того, избрали секретарем первичной комсомольской организации курса и ввели в состав бюро комсомольской организации IV факультета.  Время учебы   старался найти и использовать для знакомства и изучения города, созданного Петром I, его театрами и достопримечательностями, которых было много, вначале делал это один затем вместе с женой Валентиной.
Жена Валентина Альфонсовна
Она приехала ко мне в Ленинград в октябре 1970 города из Ульяновска, поселилась у родственников, по лимиту устроилась в одну из больниц медсестрой, наши встречи в свободное время продолжались.  Подошло время, и мы с Валей решили пожениться, на втором курсе 04 мая 1971 года зарегистрировали наш брак в Ленинградском дворце бракосочетания и сыграли свадьбу. Приехали нас поздравить родители жены, мама, мои братья и сестра, а также друзья по учебе во главе с начальником курса. В сентябре 1971 года мне выделили комнату в семейном общежитии на Запорожской улице. Холостяки с 3-го курса размещались в общежитии на Литейном проспекте, с правом свободного перемещения по городу во вне учебного времени, в том числе в гражданской одежде. Всем слушателям стали выплачивать ежемесячно стипендию в размере - 80 рублей, я же, как главный корабельный старшина получал - 95 рублей.

8 февраля 1972 года в родильном отделении районной больницы города Чаусы, Могилевской области, жена подарила мне сына - Радченко Алексея Сергеевича, назван был в честь отца жены. Первую летнюю курсантскую корабельную практику 1971 года проходил на Балтийском флоте в бригаде дизельных подводных лодках «Сталинец» в городе   Лиепае. В основном работал и дежурил на медпункте береговой базы. Дважды, с экипажем, к которому был прикреплен - выходил в Балтийское море на отработку курсовых задач. Там и состоялось мое посвящение в подводники, при первом погружении подводной лодки, в центральном посту меня благословили, произошло целование кувалды, и был выпит первый плафон забортной воды, произошло это по времени, кажется только вчера, но с тех пор минуло почти 50 лет. На протяжении шести лет, мое обучение проходило на сорока кафедрах, расположенных в двух военных городках Ленинграда в районах Финляндского и Витебского вокзалов и городских больницах.

 Государственную практику на пятом курсе в составе группы из восьми слушателей проходил под руководством преподавателя кафедры ОТМС академии.  В течение трех недель мы находились на атомных подводных лодках соединения, дислоцированной в поселке Рыбачий Камчатки.  Практика была интересной, она была посвящена работе по специальности на медицинском пункте тыла флотилии ПЛА, дежурству по графику и выездам по вызову в жилой городок. Во время  выходов в море прикомандировывался к экипажу атомной подводной лодки 675 проекта в качестве дублера Начальника медицинской службы. На одном из выходов   прошел второе посвящение в подводники атомных подводных лодок, с тем же ритуалом, что и на Балтийском флоте. Как сказали подводники, «атомщики»: «Дизилюхи не в счет», пришлось слушателю  Сергею Радченко подчиняться и выпить свой второй плафон забортной воды. С окончанием стажировки, при беседе флагманский врач дивизии, предложил мне служить на одной из подводных лодок, после окончания обучения в академии - я дал согласие.   Шестой год обучения в Военно-медицинской академии, проходил в клиниках и кафедрах академии.  В конце обучения я, как окончивший полный курс IV факультета подготовки врачей для Военно-морского флота, по специальности лечебно-профилактическое дело, и сдавший успешно все зачеты и экзамены, выполнивший врачебную практику по клиническим дисциплинам, был допущен к сдаче государственных экзаменов, сегодня писать просто, но на это ушло шесть лет учебного труда.  Наконец все закончилось, решением Государственной экзаменационной комиссией от 22 июня 1976 года мне была присвоена квалификация: «ВОЕННОГО ВРАЧА». 

28 июня 1976 года, на торжественном построении, на территории академии   в составе курса я принял «Присягу военного врача Советского Союза», получил диплом об окончании Военно-медицинской ордена Ленина Краснознаменной академии имени С.М. Кирова. Вечером, в составе взвода с женами, в парадной форме одежды лейтенанта медицинской службы, со знаками об окончании академии, мы отпраздновали окончание и получение офицерского звания в ресторане. Впереди была самостоятельная жизнь, служба на разных должностях в качестве военного врача Военно-морского флота СССР.

Офицерская служба Тихоокеанский флот

Выпускник Лейтенант медицинской службы С.Я. Радченко
Атомная подводная лодка 675 проекта «К-48»
Рассчитался с академией по всем направлениям, получил командировочное предписание в распоряжение Командующего ТОФ, перевозочные документы, собрал и отправил контейнер с домашними вещами, заказал авиабилеты до Владивостока и уехал с семьей в отпуск к родным в Белоруссию.

    После окончания отпуска, с аэропорта Пулково на ИЛ-18, в течение 21 часа, с 4-мя промежуточными посадками, долетели до Владивостока. Жена крайне тяжело перенесла этот перелет. Все гостиницы в городе были переполнены и несколько дней пришлось кантоваться на матрацах в душном подсобном помещении без окон в гарнизонной гостинице. В управлении кадров ТОФ получил перевозочные документы и предписание на 4-ю Флотилию подводных лодок П-Камчатский-53. На ближайший теплоход,  «Россия» (бывший «Адольф Гитлер»),  через военную комендатуру, удалось приобрести билеты 3-го класса. Теплоходом шли в течение 3-х суток, которые жена лежала пластом, ее постоянно рвало, сынишка переход перенес относительно удовлетворительно.

    Из морского порта до места базирования флотилии подводных лодок  добрались в течении полтора часа на катере. В отделе кадров 10 ДИПЛ направили на должность начальника медицинской службы  «К-48», командир кап.1 ранга Анохин Н. В., СПК кап. л-т Чиликин В.В., зам. по ПЧ кап. л-т  Кричевцов Е.М. . Временно разместили нас на квартире, убывшего на учебу, помощника командира. Служебные будни начались с получением зачетного листа на допуск к самостоятельному управлению медицинской службой в течение месяца зачеты сдал.
Подводная лодка «К-48» стала одной из 29-и  АПЛ с крылатыми ракетами, построенных в 1960-1968 годах в СССР. Проектировалась в ЦКБ МТ «Рубин» под руководством главного конструктора  П.П. Пустынцева. Водоизмещение -4500 тонн, экипаж-137 человек, автономность-50 суток.

Петропавловск – Камчатский-53, который являлся местом базирования подводной лодки «К-48», стали первым нашим городом после окончания обучения в ВМА.
Петропавловск-Камчатский
Город расположен в Азии, на дальнем Востоке России,  в юго-восточной части полуострова Камчатка, на берегах Авачинской бухты Тихого океана. Вблизи города возвышаются действующие вулканы, Корякская и Авачинская сопки. Основан был город казаками в 1697 году, население более 181 тыс. человек. 
На плавбазе «ИванКучеренко» в бухте Аден
Таким стало начало моей офицерской службы офицером-подводником на самом удаленном от центра  страны Тихоокеанском флоте, с несением боевой службы в Индийском океане.

Вскоре выяснилось, что надо менять и место жительства вместе с экипажем, осваивать   военный городок в  Ракушке. А сын Алексей с началом учебного года,  1 сентября 1980 года  пошел учиться в 2-й класс в соседнем поселке Веселый Яр. Следующий 1981 год для нашей семьи  стал особенным, 07 октября в очередном отпуске, в городе  Чаусы Могилевской области, жена родила дочь Юлиану Сергеевну, а я был назначен на должность флагманского врача 26 дивизии 4-й флотилии в   город  Шкотово-17, Приморского края, бывают же такие хорошие совпадения. Служба проходила успешно, в 1983 году получив очередное воинское звание майор медицинской службы, был зачислен слушателем 1-го факультета ВМА имени С.М. Кирова.

Снова переезд, учеба и освоение достопримечательностей города Ленинграда. Учеба прошла быстро, состоялись Государственные экзамены, приказом от 19 июня 1985 года мне, была присвоена квалификация: «Офицер с высшим военно-медицинским образованием, врач организатор, по специальности медицинское обеспечение».
Выпускник факультета руководящего состава ВМФ майор медицинской службы С.Я. Радченко

После окончания  факультета руководящего состава ОТМС ВМФ Военно-медицинской академию им. С.М. Кирова был назначен флагманским врачом 17-ой дивизии, 4-ой флотилии подводных лодок в Гремиху, военного гарнизона «Островной» Северного флота.

Гарнизон Островное Северного флота
На севере при освоении новой должности время шло быстро и не заметно, в мае 1986 года, приказом ГК ВМФ мне было присвоено очередное воинское «подполковник медицинской службы», а приказом командующего Северным флотом № 0375 от 27 августа 1987 года, был назначен начальником отдела медицинской службы Северного флота. Постепенно  освоил  служебные обязанности, устроилась хорошо семья, служи и радуйся. Климат, погода природа на новом месте службы были более благоприятными, а история города была интересна и связана с развитием на севере нашей страны военного флота.
Приморская площадь Североморск
Только в Североморске впервые в часы отдыха мы с семьей познавали богатства и своеобразие природы севера.  О долго радоваться не пришлось, у начальника медицинской службы флота и кадровых органов, было другое видение моего дальнейшего продвижения по службе. Была предложена должность Начальника медицинской службы на ядерном полигоне островов новая Земля, посоветовавшись с женой дал согласие. Приказом №072 от 17 марта 1989 года был переведен на Новую Землю.
В Североморске с детьми и родственниками

Служба на Новой Земле

Мое первое знакомство с Южным островом состоялось в начале апреля, в это время добраться до острова можно только самолетом. В начале от Североморска до аэропорта Талаги в Архангельске, ночевка в гостинице, на следующий день перелет.  Аэродром в Рогачева единственный на Новой Земле, это не только место посадки самолета при прилете, он выполняет здесь особую функцию встречи, общения, знакомства и даже создания праздничного настроения,  для жителей военного городка.
Аэродром Рогачево Новой Земли
Проехав на встретившем нас «Кунге», по укатанной грунтовой дороге, приблизились к главному военному городку Белушья Губа, справа увидел госпиталь, лечебное учреждение на ядерном полигоне в виде базового лазарета было образовано во время создания ядерного полигона в 1954 году. Обустройство территории Южного острова, прибытие населения, потребовал,   расширить  лечебное учреждения и в 1961 году началось строительство трех этажного госпиталя на 200 коек, которое было закончено в 1963 году. Прибыв в Белушью Губу, был размещен в гостиницу, прибыл в штаб, сдал предписание в отделе кадров капитану 2 ранга Ю. Алешину.

На следующий день представился начальнику полигона контр-адмиралу Е.П. Горожину,  начальнику штаба капитану 1 ранга С.С. Мазитову. Немного позднее состоялось  мое знакомство, с заместителем начальника штаба капитаном 1 ранга М.И. Скриган,  офицером штаба капитаном 2 ранга А.А. Стукаловым. Знакомство постепенно перешло в дружбу семьями, которое продолжается и сегодня. Имея достаточный опыт, быстро освоил новую должность, принимал участие в подготовке медицинского персонала к обеспечению и проведению испытаний ядерных зарядов на испытательной станции поселка Северный. На новом месте пришлось более плотно заняться изучением, погоды и климата Заполярья его особенностей, в первую очередь связанных с исполнением обязанностей по должности.

Что погода на ядерном полигоне Новой Земли сурова и непредсказуема, пришлось столкнуться скоро. Шла последняя декада января 1990 года, третьи сутки гарнизон жил при объявленной штормовой готовности «Вьюга-1», а это значит температура воздуха – 20,0 градусов и ниже, а сила ветра со снежными зарядами до 30 метров. На третий день штормовой готовности, на насосной станции озера Глубокое, обеспечивающее Белушью Губу водой, возник пожар, насосная станция сгорела.  Теплоцентраль и жители военного городка лишились воды. Возникла критическая ситуация, ветка водовода от озера до поселка длиной около 4,5 километров стала замерзать. Оказать какую-либо помощь жителям было невозможно, не позволяла погода, только на третьи сутки погода улучшилась и стали экстренно приниматься меры.

Из Североморска прилетел самолет и комиссия, которая привезла с собой  оборудование и имущество для восстановительного ремонта, был установлен жесткий график ведения ремонтно-восстановительных работ. Медицинская служба полигона подключилась к участию в этих работах, выясняли что вода в  заливе Гаврилова, который соединялся проливом с морем, почти питьевая и находиться в параметрах ГОСТ, повторные результаты анализа это подтвердили. Срочно был введен трубопровод для забора воды из залива Гаврилова, но на вторые сутки стала поступать соленая вода. Строителям пришлось срочно вести трубопровод из озера Гагачье.

Все дни устранения аварии ежедневно по радио, в соответствии с поручением адмирала,   я доводил до военнослужащих и жителей гарнизона правила соблюдения противоэпидемического, санитарно-гигиенического режима. Информацию  оперативно и грамотно готовили специалисты санитарно-эпидемиологической лаборатории, под руководством подполковника медицинской службы В.Л. Сегалевича. Итогом этой работы стало, что заболевших острыми кишечными заболеваниями среди военнослужащих и жителей военного городка Белушья Губа не было.

Возвращаюсь к ощущениям аварийной ситуации жителей Белушьей Губы в это время. Первые сутки вместо воды все использовали снег, растопленный на электрических плитах. С улучшением погоды  штормовую готовность понизили до «Вьюги-2», было объявлено, что будет организован подвоз воды машинами из Рогачева к 5-ой гостинице. Машина еще не было, но очередь за водой выстроилась от входа в гостиницу до магазина «Кристалл».

В очереди стоят взрослые, дети в руках ведра, кастрюли, тазы, банки, чайники. Ветер больше 10 метров в секунду, идет плотный снег, температура ниже 20 градусов. Через сутки погода еще немного улучшилась, но по прежнему был объявлена штормовая готовность:  «Вьюга-3», жители вышли на службу и работу. Но обстановка с обеспеченьем водой и теплом оставалась сложной. На ТЦ в резервной емкости воды уже практически не осталось. Стали отключать от системы теплоснабжения концевые точки. Сначала отключили НИЧ и тыл (1-ю и 18-ю площадки), потом 16-ю площадку (ЭТБ, электросеть) и постепенно все остальное. Отопление пока работало в госпитале и жилом городке.

Борьба за выживаемость продолжалась. Для пополнения расходной емкости теплоцентрали было принято решение бросить нитку водовода из озера Шмидта.  Экстренно, спешным порядком, от озера проложили нитку трубопровода. С улучшением погоды, на полигон прибыла комиссия, пошли самолеты с людьми и необходимыми материалами для проведения ремонтно-восстановительных работ. Работы проводимые круглые сутки строителями, вскоре подошла к концу, обстановка в военном городке постепенно стабилизировалась. В марте месяце, получил ключи от 2-х комнатной квартиры, радостный   убыл за семьей в Североморск. При посадке на аэродром Рогачева, жена расстроилась, а с прибытием в Белушью Губу была недовольно, но это было только в начале. Дочери все понравилось, особенно миролюбивые собаки, которые часто сопровождали людей до жилищ в ненастную погоду.

Прошло немного времени и все стало на свои места жена устроилась фельдшером в амбулатории, дочь пошла продолжать учебу в 3-ий класс средней школы, так началась моя семейная жизнь на очередном месте службы.
В Белушье Губе с новыми сослуживцами и товарищами
В апреле стало светло, наступил полярный день, стало теплей  началась напряженная работа по подготовке и проведению очередного ядерного испытания. В составе группы офицеров под руководством заместителя начальника штаба капитана 1 ранга М.И. Скриган на вертолете, посещал испытательную станцию поселка Северный.
Подготовленная для ядерных испытаний штольня
Ознакомился с жизнью, бытом, обеспечением и питанием военнослужащих и проживающих на испытательной станции.
Белушья Губа, полярный день с семьей и сослуживцами
В конце мая – в июне, под яркими солнечными лучами полярного дня, мы с большим удовольствием, если погода позволяла, любовались,  главным своим богатством - природой и растительностью Южного острова Арктики.
Цветы Южного острова Новой Земли
В жизни все имеет свое начало и конец, приказом №0213 от 20 июня 1991 года был назначен Начальником Военно-морского госпиталя в город Полярный. Запомнилось и остается сегодня в памяти о службе и жизни на Новой Земле, замечательные люди, с большой чистой и широкой душой, наверно поэтому больше всего хороших друзей у меня и сегодня с Новой Земли и вступил я с большим удовольствием в члены Межрегиональной общественной организации «Московский союз новоземельцев» (МОО МСН).

Служба и жизнь шли своим чередом 27 декабря 1991 года Приказом Министра обороны СССР № 01647 мне было присвоено воинское звание -полковник медицинской службы, позднее в конце марта 1994 года  состоялось мое назначение Начальником Солнечногорского военного санатория ВМФ, время прошло  в 2000 году  был уволен в запас. Продолжая работать, с большим удовольствием встречаться с товарищами и сослуживцами по ядерному полигону Новой Земли.

Решением Учредительной Конференции от 17 декабря 2005 года была создана Межрегиональная общественная организация «Московский союз новоземельцев», членом которой я стал. Мне было поручено возглавить работа по оказанию помощи ветеранам и членам их семей в медицинском обследовании, лечении, оказания помощи в оформлении путевок для оздоровительного отдыха. На базе созданного сайта МОО МСН «novozemelecmsk.ru», был организован постоянно действующий информационный центр по связи с членами МОО МСН. Одной из главных задача в работе МОО МСН работа с подрастающим поколением, подготовить их к взрослой жизни, сделать граждан и патриотов Отечества. Объединяет нас, помогает в работе, главный военный городок Южного острова Новой Земли-Белушья Губа. Продолжая жить в средней полосе России, со временем пришло  осознание того, что  Новая Земля чем-то к себе притягивает, зовет и манит, в не зависимости от времени и возраста, хочется еще раз туда вернуться.
Новая Земля полярный день